Весеннее обострение государственной идеологии

Цензура в стране не только пытается вытеснить из памяти людей имена творцов. Ведь для многих из них это фактически запрет на профессию и уход в подполье.

После президентских выборов в Беларуси развернулась кампания по активизации идеологической работы. Под прицелом пропагандистов помимо нелояльных деятелей искусства – молодежь, предприниматели и интернет.

После акции протеста в Минске 19 декабря 2010 года, в которой участвовали тысячи граждан, не состоящих ни в каких оппозиционных партиях, белорусские власти вспомнили о государственной идеологии. И активизировали усилия, направленные на ее продвижение. В интернете появился "черный список" с именами нелояльных деятелей искусства, имена которых якобы запрещено упоминать в государственных СМИ.

Хотя представители властей всячески открещиваются от причастности к составлению "черного списка", косвенным подтверждением его существования стала отмена концерта в Гомеле группы "Ляпис Трубецкой", которая известна критическим отношениям к нынешнему режиму и находится на первом месте в кочующем по Сети перечне неугодных. Тем временем идеологическая "вертикаль" готовит новое наступление на интернет, молодежь и предпринимателей.

Страна вечной опалы

Лет тридцать назад на Гродненское телевидение, где я тогда работала звукорежиссером, Обллит (управление цензуры) регулярно присылал длиннющие "черные списки"  с названиями фильмов, а также именами композиторов, поэтов и исполнителей. Имевшиеся записи с упоминанием неугодных советской власти лиц предписывалось немедленно уничтожать.

Ну какой, скажите на милость, цензор мог бы определить, что музыку некогда опального Дмитрия Шостаковича исполняет такой же опальный виолончелист Мстислав Ростропович? Поэтому мы с коллегами просто прятали подальше эти пленки в коробках с другими названиями.

Чего только нам не запрещали в советское время - смотреть фильмы Михаила Богина, читать Александра Солженицына, слушать Beatles. Сначала нельзя было носить брюки "дудочки", потом - "клеш". Музыкантам, не вписывавшимся в требования советской идеологии, запрещали играть. Неугодных поэтов и писателей не печатали. Выставки художников, чьи картины не соответствовали представлениям цензуры об искусстве, закрывали, а инакомыслящих упрятывали в сумасшедшие дома и тюрьмы, а то и просто выставляли из страны.

Запретный плод всегда сладок

Говорят, в одну и ту же реку нельзя войти дважды. Но сегодня в Беларуси по такому же советскому образцу предписания от имени идеологии государства сведены к примитивному "тащить и не пущать". Цензура в стране не только пытается вытеснить из памяти людей имена творцов. Для многих из последних это фактически запрет на профессию и уход в подполье.

В подполье существует  новая белорусская литература, живопись, музыка, анимация, многие независимые СМИ. В такой же мир андеграунда ушли и почитатели неформального искусства. Их пути не пересекаются с государством Беларусь, которое вряд ли в силах остановить доступность "запретного плода" в эпоху новых информационных технологий.

Хлебная работа Министерства правды

Похоже, что и сами идеологические работники прекрасно понимают, что никакое "усиление работы" не повлияет ни на рост зерновых, ни на увеличение числа сторонников действующей власти. Но армия новоявленных политруков, возрожденная в 2004 году указом президента "О кадровом обеспечении идеологической работы", просто обязана доказывать, что ест свой хлеб не зря. Вот и составляются в период очередной политической кампании "черные списки" для защиты рабочих коллективов "от негативного идеологического и информационно-психологического воздействия".

Вообще само методическое пособие для идеологической "вертикали" - довольно любопытный документ. Жаль, что оно только "для служебного пользования". А то белорусы узнали бы, что в их жизнь вернулся давно забытый термин "идейно-воспитательная работа". Это когда одни взрослые люди почему-то наделяются правом воспитывать у других взрослых людей "высокие патриотические и духовно-нравственные идеалы".

В этом особенность официальной государственной идеологии Беларуси. Она разделяет граждан по принципу личной преданности власти и навязывает идеологию одной социальной группы в качестве обязательной для всех. Кстати, вопреки конституции страны, которая утверждает многообразие идеологий и мнений. Только за одно это нарушение белорусский Конституционный суд должен был бы вынести вердикт о немедленной ликвидации должности штатных идеологов.

Заложники идеологической борьбы

Ну а пока идеологические работники "живее всех живых", и вслед за воспитанием молодежи берутся за "воспитание гражданской позиции у предпринимателей". Первый заместитель главы Администрации Президента Беларуси Александр Радьков сообщил недавно, что идеологическая работа будет развиваться не только на предприятиях государственной формы собственности, но и на частных. Потому что, как сказал Радьков, "заботясь о прибыли, предприниматель должен понимать, что это бизнес для его страны".

Одновременно идеологи примутся за белорусский сегмент интернета. Хорошо, если будут создаваться новые ресурсы на коммерческой основе. Но судя по накалу пропагандистских страстей, государство в очередной раз профинансирует "свои", подконтрольные только ему сетевые СМИ. Зато под ударом цензуры могут оказаться все информационные ресурсы, которые пока еще функционируют независимо от государства и позволяют себе критику "правильности и незыблемости белорусской социально-экономической модели".
11:03 12/03/2011




Loading...


загружаются комментарии