Андрей Дерьков: Мне надоел ярлык квнщика

В День смеха Naviny.by серьезно беседуют с Андреем Дерьковым — бывшим участником команды КВН БГУ, человеком, который навсегда завязал с Клубом веселых и находчивых, но не с юмором и не с музыкой.

Андрей Дерьков. С 1996 по 2002 год — член команды КВН БГУ, чемпион КВН Высшей лиги в Москве (1999 и 2001 гг.) и на Кипре (2000 г.), обладатель Золотого Кивина в Юрмале (2001 г.). Входил в состав сборной КВН XXI века (2001-2002 гг.). Позднее был автором и ведущим таких музыкальных проектов на Белорусском телевидении, как «Клип-обойма» и «Точка», занимал должность исполнительного продюсера Первого национального телеканала. Лидер музыкальной группы «Тайланд». Соавтор сценариев к сериалам «Папины дочки», «Игрушки», «Светофор».

Ярлыки квновского прошлого

— Андрей, по вашим предыдущим интервью создается впечатление, что вы как-то враждебно относитесь к своему квновскому прошлому. Почему?

— Я не враждебно к нему отношусь. Просто КВН в моей жизни закончился 10 лет назад, и я больше никак не связан с этим явлением, но до сих пор журналисты спрашивают меня о современном КВН. Хотя я сегодня КВН вообще не смотрю, он мне неинтересен. И я считаю, что это явление деградирует, по крайней мере, на уровне телевизионных проектов.

— И в чем это проявляется?

— Сегодняшние представители квновской власти любят говорить, что КВН не стал хуже, он стал другим. А я считаю, что он стал хуже. Когда мы играли в КВН, не было никакого шоу-бизнеса вокруг него, мы играли ради идеи, мы играли с открытыми умами и чистыми сердцами, как бы пафосно это ни звучало. Сейчас же в высшей лиге люди сидят и в блокнотиках подсчитывают, сколько они смогут заработать на корпоративах или на какой телеканал их потом пригласят работать. Они не думают о творчестве, поэтому сейчас нет ни одной яркой команды — серая масса. Форма есть, а содержание исчезло.

— А шутки раньше не продавались и не покупались?

— Продавались и покупались, но это была совершенно другая история. Команды, которые вошли в историю КВН как мегакоманды, писали для себя сами. И если подключали кого-то дополнительно, то только на стадии полуфиналов и финалов, когда начиналась конкретная рубка. К концу сезона силы на исходе, мозги тоже не могут постоянно работать в таком режиме, а юмор очень выматывает. А сейчас продается всё.

Да и нас начали приглашать на телеканалы, когда мы уже отыграли несколько сезонов и стали суперчемпионами. А сейчас как только появляется более-менее хорошая команда, ее сразу же разбирают. Они еще несформированные ребята, и этих еще неоперившихся авторов и актеров берут работать на Первый канал. КВН превращается в пародию на самого себя. Об этом говорят и рейтинги. Хотя квновский сук подпилили еще и такие юмористические проекты, как «Камеди клаб» и «Наша Раша».

— Смотрите эти программы?

— Очень редко, и то наблюдаю не за шоу, а за участниками, с которыми когда-то дружил: за Гариком Харламовым, Мишей Галустяном, в общем, за старыми квнщиками.

— А почему вы не пошли работать в подобных проектах?

Во-первых, мне такой юмор не близок. А во-вторых, я работаю над другими юмористическими проектами, и это мой абсолютно сознательный путь. Общество очень быстро навешивает ярлыки на людей. И когда на тебя вешают ярлык «квнщик», сначала ты этому радуешься, а потом понимаешь, что для тебя это уже закончилось и ты хочешь заниматься другим делом, а ярлык этот на тебе продолжает висеть. Возвращаясь к вопросу о том, почему я так жестко отношусь к КВН. Да мне просто надоел этот ярлык. У меня сейчас совершенно другая жизнь. А юмор я продолжаю писать, потому что умею это делать и мне за это платят деньги.

Сериалы, музыка и буддизм

— Над чем вы сейчас работаете?

Сценарии — это моя основная работа, за счет которой я живу и кормлю свою семью. Наша творческая группа, в которую помимо меня входят бывший директор команды КВН БГУ Александр Гаврильчик и бывший квнщик и выпускник БГУ Андрей Канойко, писала сценарии к сериалам «Папины дочки» и «Игрушки».

А недавно в России вышел новый сериал «Светофор». Это ситком, но не классический с декорациями и закадровым смехом, а снятый как кино. Декорации там присутствуют, но очень много натурной съемки. Это история о трех мужчинах за тридцать. Называется «Светофор», потому что один мужчина абсолютно свободен в своих пристрастиях, он ловелас, и ему везде горит зеленый свет. У второго героя есть девушка, но они еще не скрепили отношения браком — ему горит желтый. У третьего друга есть и жена, и ребенок, поэтому ему горит красный.

— А как дела у группы «Тайланд»?

— В 2008 году «Тайланд» выпустил полноформатный альбом «Бангкок-рок», после чего я сознательно взял паузу, поскольку считаю, что творчество, поставленное на поток, перестает быть творчеством в чистом виде. В том альбоме я высказал все, что хотел сказать на тот момент. Потом у меня произошли личные перемены, родился сын, и времени на творчество не хватало, поэтому паузу я сознательно продлил. И где-то полгода назад я начал писать новый материал для «Тайланда». Прошло время, многое в жизни изменилось, многое было переосознано, появились новые вопросы и новые ответы внутри меня, которыми я могу поделиться с людьми, которые считаю достаточно важными. Я считаю, что таких песен, над которыми мы сейчас работаем, не хватает в музыкальном пространстве.

— Ваше переосмысление касается сугубо личных чувств или каких-то общественных событий?

— Нет, общество меня интересует постольку поскольку. У меня есть свой путь, связанный с восточной философией, в частности, с буддизмом. Я не хочу развивать эту тему, потому что слишком много по своему невежеству об этом говорил несколько лет назад и сейчас понимаю, что не надо было этого делать, так как по-настоящему я начал идти этим путем недавно. А духовный путь не терпит суеты.

— Как считаете, музыка в Беларуси может быть только хобби или ею можно заниматься профессионально и зарабатывать деньги?

— Для меня это только хобби. Но я могу позволить себе это хобби. Потому что не завишу финансово от занятий музыкой. А кто-то зависит. И я этим людям сочувствую. Так как для них процесс сочинения музыки потерял элемент магии. Они все сочиняют по шаблону. Они зависят от сроков. Почему я опять начал писать песни? Потому что мне, по большому счету, нечего слушать, кроме тех музыкантов, которых я люблю и уважаю и которых уже нет в живых — начиная с Виктора Цоя и заканчивая Егором Летовым. К тому же, я иногда общаюсь с поклонниками на нашей фан-странице и вижу, что люди искренне ждут новых песен от нашего проекта, что нас не забыли. Для меня очень важно чувство нужности.

Несанкционированные музыканты

— В последнее время в музыкальной жизни Беларуси происходят не очень приятные события…

— Черные списки? Ну а что тут удивительного? Это же не в первый раз. Да и что такое черные списки, о чем они говорят? О том, что государство и выстроенная система боится чего-то. Вот и все. Эти люди боятся, потому что не уверены в себе, потому что они из системы, а любая система имеет свое начало и свой конец. Нет ничего вечного, а эти люди поверили в свое политическое бессмертие и пытаются всеми способами за это цепляться, при этом страшно боясь тех, кто не верит в их бессмертие.

Мы живем в век свободной информации. В интернете ничего не скроешь. Составили они эти черные списки, что дальше? Да, ребята не съездили на гастроли, не заработали немного денег, не пообщались с поклонниками. Мы это уже проходили. Неужели история ничему не учит этих людей?

— А чему она должна была их научить?

— Тому, что мы все это уже проходили в советские времена. Где те люди, которые что-то запрещали? И где те люди, которых запрещали? Первые — на свалке истории, вторые — до сих пор любимы и уважаемы людьми. А вообще, нужно учиться, просто исходя из общечеловеческих принципов — морали, нравственности, какими бы изнасилованными ни были эти слова. Потому что если мы не будем людьми, у нас ничего не получится, мы разрушим все до основания, планета просто скинет человечество.

— Как вы считаете, музыканты могут высказывать свою политическую позицию в творчестве или они должны быть вне политики?

— Мы на все имеем право. Вопрос в том, что мы слишком резко стали свободными — все постсоветское пространство. Мы оказались не готовы к этой свободе и отнеслись к ней очень варварски. Вся аморальная волна, которая выливается с экранов телевизоров и кинотеатров, и в которой большинство с таким удовольствием купается — это как раз результат нашей неготовности.

Запад выстраивал свои демократические системы на протяжении столетий, и то у них огромное количество проблем, с которыми они до сих пор борются. А мы захотели быстро и сразу. Анализа времени не было. Некоторые люди поняли, что народ не готов к свободе, и прибрали власть. А поскольку мы находимся на стыке запада и востока, у нас смешанное мировоззрение. Нам надо было искать свой путь, а для этого нужны разумные люди. Но очень много разумных людей уехало.

— На днях Сергей Михалок заявил, что аполитичность делает музыкантов априори приверженцами существующей власти

— Михалок в чем-то прав. Однако не стоит воспринимать все его высказывания напрямую, их нужно анализировать.

Мы живем в обществе. Если ты отшельник, то иди и отшельничай, полностью откажись от общества и скажи «ребята, я на горе, я медитирую и этот мир меня не интересует». А мы живем в обществе, и существующие проблемы надо решать. В этом плане я с Михалком согласен. Грубо говоря, Александр Солодуха может себе позволить быть аполитичным, потому что он в таком жанре работает, как и вся белорусская поп-сцена. Этих людей не интересует, какой сейчас режим, какой будет завтра, главное, чтобы их показывали по телевизору и платили гонорары.

А в рок-н-ролле много говорят о политике, потому что он изначально развивался как социальное явление. Это началось еще с поэтов. Не было рок-н-ролла, были поэты.

Михалок имеет право и возможность быть таким, каков он есть. Потому что он создал себя, он — личность. А кто-то никогда не позволит себе быть личностью. Потому что, слившись с толпой — проще жить.

И еще главное — не бояться, потому что страх — это ржавчина, которая незаметно разъедает людей изнутри.

— Не бояться чего?

— Ничего не надо бояться.

— Говорят, что не боятся только дураки…

— Можно мудро не бояться, потому что ты знаешь, почему ты не боишься. Мудрый человек не будет выходить на улицу и кричать, что он ничего не боится.

— Завершим беседу все-таки на веселой ноте. Вы часто разыгрываете близких 1 апреля?

— По студенчеству, конечно, баловались, ерундой занимались в общежитии — ручки дверные связывали по всему этажу. Нам это казалось очень смешным, хотя, конечно, это было очень глупо. Сейчас я считаю, что общественные праздники существуют для обывателей, для людей, у которых в жизни ничего нет и они живут от праздника к празднику. И я сострадаю этим людям, потому что они по-другому не могут.



17:08 01/04/2011




Loading...


загружаются комментарии