Сивчик: Белорусам в Украине нелегко, но безопаснее, чем на родине

Украина постепенно превращается в место, где белорусская оппозиция чувствует себя в относительной безопасности и может переждать не лучшие времена.

Сивчик: Белорусам в Украине нелегко, но безопаснее, чем на родине

После последних президентских выборов, которые закончились массовой зачисткой оппонентов режима, в Киев, Чернигов, Харьков и другие города отправилась новая волна демократических активистов, перед которыми на родине возникла дилемма: тюрьма или вынужденная миграция? Председатель движения солидарности "Вместе" Вячеслав Сивчик в этом году тоже уехал в Украину и сейчас помогает адаптироваться там другим землякам, сообщает радио «Свабода».


Сивчик хорошо знает столицу Украины еще со времен оранжевой революции. В 2004-м вместе с другими белорусскими демократическими активистами поддерживал сторонников Виктора Ющенко, был среди тех, кто ставил первые белорусские палатки на Майдане.


- Я в Киеве уже больше месяца. Шаг этот был сделан, потому что не было другого выбора. На меня начали охотиться еще 18 декабря, но мне удалось не дать себя арестовать. Я был 19-го на Площади, откуда тоже ушел, и до 25-го еще действовал полулегально. Прекрасно понимал, что происходит в стране, но ведь мобильник мой был включен. После 25 декабря уже возможности пользоваться сотовой или электросвязью просто не было - пошла тотальная зачистка. Почему она шла - понятно. Несмотря на то, что белорусский народ лишен права выбора с 1996 года, на этих псевдовыборах, которые полностью проводила власть, Лукашенко провалился и, по данным всех независимых экзит-полов, независимых наблюдателей, набрал до 40%. Для того чтобы эти цифры не дошли до большинства, и была проведена зачистка Площади, и начались массовые репрессии. В общем началась открытая деятельность КГБ - то, чего не было в новейшей истории Беларуси. Вот почему мы имеем сейчас десятки политзаключенных, и я боюсь, что этот список постоянно будет увеличиваться. Ведь адекватных ответов ни со стороны белорусского общества, ни со стороны демократической общественности Запада Лукашенко не было сделано. И он себя ведет как всегда: если видит, что ему ничего не угрожает, он просто звереет и калечит людей. В этих условиях, естественно, я вынужден был временно покинуть Беларусь. Я думаю, что вернусь достаточно быстро, даже если эта волна репрессий будет продолжаться, потому что без Родины жить тяжело. Другое дело, что, вернувшись, я не буду иметь возможности принимать участие в акциях оппозиции и заниматься политической деятельностью.


- Лично вы себя не считаете политэмигрантом. Но в Украине можно насчитать десятки людей, которые были вынуждены уехать из Беларуси. И все же, что это за статус?


- У этих людей разный статус. Здесь есть и политэмигранты, а есть те, кто будет возвращаться в Беларусь. Действительно, в Украине сейчас достаточно много белорусов. Не могу даже назвать точную цифру, так как часть через Украину едет на Запад. Но могу сказать, что белорусов, которых мы знаем, за это время здесь было человек сорок. Это не означает, что и сейчас они находятся на территории Украины; часть из них уехала учиться в другие государства, потому что очень много молодежи, часть устраивается в других странах, часть пока здесь. То, что столько белорусов вынуждены сейчас быть за пределами Беларуси, очень плохо и для самой Беларуси, и для тех людей, которые оказались в других странах. Конечно, если бы был выбор, то все остались бы на родине. Другое дело, что репрессии сейчас такие сильные, хватают всех, ни на день не успокаиваются. Поэтому достаточно много людей вынуждено находиться вне территории Беларуси. Я думаю, что большая часть этих людей станет политэмигрантами, а часть вернется домой.


- Как вы считаете, если бы люди знали, что им в Украине будет оказана какая-то помощь, даже самая элементарная - хотя бы в деле приема, волна беженцев была бы большей?


- Возможно. Но все равно возникает очень много разных вопросов, и эти вопросы надо решать. Мы тоже этим занимаемся, используем весь свой опыт, чтобы помогать белорусам, о которых мы знаем, так как все действительно непросто. Но, знаете, в нашем национальном характере есть, что белорусы всегда надеются на себя. Поэтому, даже просто выехав в другую страну, наш человек обычно не только выживает, а еще находит силы заниматься и белорусскими делами. Такие примеры я знаю. Люди, которые выехали из Беларуси и 10 лет назад, и 5 лет назад - а не о всех мы знали - за это время стали на ноги. Кто женился, кто замуж вышел (ведь жизнь продолжается), адаптировались к украинскому обществу. Часть уже граждане Украины, часть белорусское гражданство сохранили. Работают здесь, но остаются белорусами. Если у них есть возможность, они и в акциях участвуют, и вообще поддерживают белорусское движение.


- Возможна ли в Украине ситуация, близкая, скажем, к Польше? Там солидарность с Беларусью все же на гораздо высшем уровне, по крайней мере, есть возможность учиться, трудоустраиваться ...


- В Украине сегодня такое невозможно, потому что украинские государственные институты занимают различные позиции, в том числе и в отношении лукашенковской диктатуры. Здесь еще нет определенной государственной политики - что же произошло в Беларуси 19 декабря? По-разному это оценивается различными политическими группами украинской политической элиты. Откуда в конце концов и возникла одна из идей, что Украина должна стать не вместе с цивилизованным миром, а неким посредником между цивилизацией и диктатурой. Не знаю, в чем смысл этой идеи, не понимаю, как ее можно осуществить и насколько это реально. Но, исходя из этого, сегодня в Украине нет никакой поддержки тем людям, кого давит лукашенковская власть. Мы очень надеемся, что возникнут не просто структуры, которые помогают белорусам, а политические украинские институты, которые бы помогали белорусской нации сохранить государственность и придти к демократии . Мы в этом направлении как раз и работаем, чтобы здесь возникли такие объединения, которые есть в Польше, в Литве, где белорусский вопрос действительно важен и для внутренней политики этих стран. И где много есть политиков, которые в открытую декларировали свою приверженность тому, чтобы Беларусь была независимым, демократическим государством.


- Насколько я понимаю, власти Украины не против, чтобы здесь находились оппоненты белорусского режима, но все остальное - проблемы самих людей, которые остаются здесь трудоустраиваться, искать деньги и т.д.


- Абсолютно: получать или не получать деньги, работать или не работать - это все, действительно, зависит от каждого конкретного человека, который попал в эту страну только по той причине, что в Беларуси царит диктатура. Может, это и хорошо. Но в любом случае это реальность ...


- До сих пор как "неоднозначная" оценивается ситуация вокруг Александра Михалевича, который сейчас также далеко от родины. Даже те, кто изначально не видел в нем борца, после его заявлений переменились. Как относитесь к этой истории?


- Я здесь вижу проблему не Михалевича, а проблему белорусского общества. Почему одобряют шаг Михалевича и называют его героем? Потому что многие увидели его слабость и перенесли ее на себя. Они думают, что можно, например, играться с такой чудовищной структурой, как КГБ, которая десятилетиями уничтожала белорусскую нацию. Что ее можно перехитрить. Глупость немыслимая. Подписка о сотрудничестве с этой организацией - это вещь, которую в принципе позволять себе никто не имеет права. Потому что эта организация уничтожает белорусскую нацию и т.д. Я думаю, что эта история уже имеет свой финиш, практически все стало на свои места. Единственное, мы снова вернулись к той псевдопрезидентской компании и, пожалуй, все беды Михалевича были заложены тогда, когда никто из нормальных, авторитетных людей не осудил его за ведение президентской кампании при оккупации. Таким образом, мы его не спасли, он попал в тюрьму, и дальнейшая судьба его, конечно, была ужасной.

10:50 04/04/2011




Loading...


загружаются комментарии