Владимир Кудинов: Сегодняшняя Беларусь парализована страхом

Депутат Верховного Совета 13-го созыва Владимир Кудинов еще 10 лет назад вынужден был покинуть Беларусь, проведя перед этим в тюрьме четыре года по сфабрикованному обвинению.

Владимир Кудинов: Сегодняшняя Беларусь парализована страхом

"Народная воля" разыскала опального политика и бизнесмена в соседней стране и расспросила о том, как ему живется в современной Украине, удалось ли реализовать себя и не планирует ли он вернуться на родину?


Личное дело


Владимир Кудинов — депутат Верховного Совета 13-го созыва, предприниматель из г.Ивацевичи Брестской области. В 1996 году Владимир Кудинов был в числе депутатов, которые поставили свои подписи под обращением в Конституционный суд с требованием импичмента президенту Лукашенко. В феврале 1997 года Владимир Кудинов был арестован по обвинению в финансовых злоупотреблениях. Экс-депутат своей вины не признал, заявил, что его дело сфабриковано. Суд вынес приговор — семь лет лишения свободы. В сентябре 1999 года Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла специальную резолюцию по Беларуси, в которой аресты Владимира Кудинова и некоторых других представителей белорусской оппозиции были квалифицированы как политические репрессии по отношению к инакомыслящим. В феврале 2001 года Владимир Кудинов, отбыв в заключении четыре года, был освобожден. В том же году с женой и дочерьми уехал в Украину, в Крым.


На новом месте


— Чего смог добиться за 10 лет белорус Кудинов в Украине?


— Если учесть, что все приходилось начинать с нуля, то, наверное, немало. Хотя за это время были и падения, и взлеты, работа приносила доходы, а иногда и убытки.


Переехав в Украину, сразу же в 2001 году начал заниматься предпринимательской деятельностью, тем, что когда-то успешно осуществлял в Беларуси. В общем, перенес свое дело в Крым. Под Евпаторией у меня две птицефабрики, на которых производятся продукты питания — куриные яйца и мясо птицы. В основном поставляю их в пансионаты и санатории Крыма.


Реализация производится в основном через предприятия, которые выигрывают тендер на поставку. Сегодня, признаюсь честно, переживаю не лучшие времена. Например, в прошлом году из-за демпинга цен на яйцо куриное крупными агрохолдингами наше предприятие понесло очень большие убытки. Аналогичная ситуация возникла и в начале этого года из-за отсутствия нужного экспорта. Вообще, сегодня в Украине наблюдается перепроизводство многих продуктов питания. Например, оптовая цена на яйцо куриное составляет в среднем 0,6 доллара за 10 штук, а розничная — 0,75 доллара за 10 штук. В Беларуси эта цена, знаю, значительно выше, почти в два раза... В общем, такая ситуация заставила наше предприятие начиная с этого года заняться перепрофилированием основного производства — со среднего товарного производства переходим на крупнотоварное. Сейчас идет реконструкция действующих фабрик на выращивание мяса бройлерной птицы. Планирую, что после реконструкции мощность фабрик составит 500 тысяч голов птицы одновременной посадки. Признаюсь, что своих оборотных средств недостаточно, но имеются уже предложения предпринимателей из России открыть совместное производство с последующей реализацией в Российской Федерации мяса птицы.


— Сколько людей работает на ваших фабриках?


— До реконструкции было 110 человек, сейчас пришлось штат сократить втрое. Мера эта вынужденная и временная, планируем после реконструкции снова увеличить штат работников.


— Сколько платите людям?


— Сегодня в среднем 300 долларов, раньше получалось больше. Но фабрики находятся в деревне. Решайте сами, для сельского жителя — это нормальная зарплата или маленькая.


— Вы обеспеченный человек?


— Не жалуюсь. Только вот шестой год не могу себе позволить новый “Мерседес”, хотя прежний брал в салоне и, в принципе, он меня устраивает... В семейном отношении все хорошо. Дочки живут отдельно, подарили нам с Зоей двух внучек и одного внука. Все наши семьи живут в Севастополе, имеют отдельное жилье. У меня с женой большой дом. Зоя работает в местной администрации. Старшая дочь занимается дизайном, младшая — экономист, но в настоящее время в декретном отпуске.


— А как жена смогла устроиться на работу во властную структуру?


— Она гражданка Украины, поэтому и смогла. Дети, к слову, тоже граждане Украины. А я остаюсь гражданином Беларуси. Кроме меня, все взрослые представители нашей семьи имеют право голосовать и исправно свой долг исполняют.


— И за кого они голосовали на последних президентских выборах?


— Младшая дочь со мной советовалась, за кого голосовать. Я предложил за Юлию Владимировну Тимошенко. Оно спросила: почему? На что я ответил: “Помнишь, когда Тимошенко была премьером, мы новый “Мерседес” купили...” А если без шуток, то наша семья придерживается демократических принципов и поддерживает кандидатов от демократических сил на любых выборах.


— С приходом к власти Януковича Украина переживает новые реформы — и политические, и экономические. Работать частникам стало сложнее?


— Естественно, что первые годы реформ приведут к ухудшению материального положения граждан и предпринимателей, но Украина — очень политизированная страна, и я думаю, что узурпации власти не произойдет, демократические отношения в обществе останутся.


— Как вообще сегодня живется в Украине, в частности, в Крыму? Как местное население реагирует на стиль руководства Януковича?


— Думаю, что основная масса населения сегодня недовольна своими зарплатами и пенсиями. Люди выживают, кто как может: кто-то уезжает на заработки, кто-то старается иметь дополнительный доход, работая по совместительству, а также получать что-то от приусадебных и дачных участков. В Крыму значительная масса людей имеет доход в летний период. В сезон регион принимает более 6 миллионов отдыхающих, а это и сдача жилья, и работа в сфере обслуживания. Безусловно, что многие ругают правительство, потому что, идя на выборы, хотели перемен в лучшую сторону. А их пока нет.


Но что есть в Украине — свобода выбора. Скоро снова будут выборы, сначала парламентские, а через несколько лет и президентские, и снова люди будут выбирать. На мой взгляд, на всем постсоветском пространстве в Украине больше всего демократии, в стране много политических партий, мощная оппозиция, идет нормальный конструктивный политический процесс.


— Могли бы сравнить уровень жизни в современной Украине и Беларуси?


— Первое, что всегда отмечаю, когда бываю в Беларуси, — цены в Украине на многие продукты питания действительно ниже, чем в Беларуси. И, что самое важное, на мой взгляд, в Украине у человека больше маневра для улучшения материального положения. Свое дело организовать несложно, чиновники не вмешиваются в деятельность частников, предпринимателей, не указывают, что мы должны производить. В стране свободный выбор бизнеса, сам рынок, а не административный ресурс устанавливает ценовую политику: частник сам выбирает, по какой цене продавать свою продукцию. Все зависит от человека, его желания работать. Функции государства сводятся только к тому, чтобы следить за тем, чтобы предприниматели вовремя платили налоги и выплачивали заработную плату.


— И сколько налогов в местный бюджет вы отчисляете?


— Сейчас, в период реконструкции, когда производство остановлено, меньше. Обычно эта сумма составляла ежемесячно в среднем 10 тысяч долларов. Но хочу отметить, что государство сельхозпроизводителям ежемесячно дает льготу — налог на добавленную стоимость мы используем на собственные нужды, на развитие. На моем предприятии — это 5 тысяч долларов.


Ностальгия


— Вы знаете, что в Ивацевичском районе до сих пор называют кудиновскими магазины, которые вы открывали. Нет желания вернуться на родину?


— К сожалению, родители уже умерли. Но в Беларуси живут мои родные братья, сестры. Я родился и вырос в Беларуси. В Ивацевичском районе начинал свою деятельность, там произошло мое становление как предпринимателя. И, конечно, желание вернуться на родину есть всегда. Но нужно понимать, что, вернувшись, надо на что-то жить. Последнее время подумываю закончить дело, которое начал, передать бизнес детям и вернуться в Беларусь. Тем более что я уверен — не за горами и в Беларуси экономические реформы. В любом случае более активно будет происходить переход от государственной формы собственности к частной.


— А в политику вернуться нет желания?


— Я себя все же позиционирую как хозяйственник, организатор. Экономика — это первично, политика — вторично. Я стал депутатом в свое время только благодаря той деятельности, которую организовал в Ивацевичском районе. Люди видели, как я работаю, и проголосовали за меня на парламентских выборах. Так в мою жизнь вошла политика.


В современной Беларуси повторение такой ситуации, к сожалению, невозможно. Страна давно живет по принципу, “не важно, как проголосуют, важно, как посчитают”. В белорусском парламенте уже давно нет представителей оппозиции, “случайных” людей, преданность власти которых вызывала бы сомнение. И я прекрасно понимаю, что, вернувшись на родину, мне будет сложно, даже если я смогу снова организовать свое дело. Потому что я не умею прогибаться под кого-то, не могу не считаться со своей точкой зрения. Я всегда говорю то, что думаю. Причем вслух. А ведь сегодня в Беларуси, насколько я знаю, очень многие боятся высказывать свое мнение. Страх везде, на любом уровне. Я, например, каждый год наблюдаю такую картину: знакомые, когда звонят из Беларуси, предпочитают уходить от вопросов о политике. Но стоит им только пересечь границу, когда, например, едут отдыхать в Крым, как сразу же начинают открыто высказываться и в адрес президента, и в адрес правительства...


— То есть, как я поняла, вы готовы вернуться, даже если страной по-прежнему будет руководить Лукашенко? Но вашу эмиграцию некоторые политики в Беларуси до сих пор называют вынужденной. Мол, если бы остался, расправа продолжалась бы, вас ломали бы морально. Андрей Климов вон сколько раз был судим...


— А почему бы и не вернуться?! Моя совесть чиста, мне кажется, я иду по жизни достойно. Как бы меня ни ломали в свое время, ни предлагали писать прошение о помиловании на имя Лукашенко, я выстоял, остался верен своим принципам и себе самому. Кроме того, когда человек становится успешным в бизнесе, приобретает некую финансовую независимость, у него появляется больше шансов избежать всякого рода подстав и т.п.


— В 1997 году вы тоже прочно стояли на ногах...


— В 2001 году я вышел из тюрьмы благодаря общественности. И до сих пор я благодарен тем, кто за меня боролся. 2001 год — был годом очередных президентских выборов в стране. И я сразу же включился в общественную жизнь, вошел в команду Семена Николаевича Домаша, который потом снял свою кандидатуру в пользу Владимира Гончарика... Но я всегда понимал, что, прежде всего, я отец двоих детей, которых должен воспитать, дать им образование. Я считал, что прежде я должен создать нормальные условия жизни для своей семьи, а потом уже думать о проблемах общества...


Сегодня я спокоен за своих дочерей, я не боюсь определенных трудностей. К тому же вечного ничего не бывает. Думаю, еще пару лет — и в Беларуси начнутся изменения.


— Если бы можно было все вернуть обратно, поступили бы так же — поставили подпись под импичментом или поступили бы прагматично?


— Конечно, поставил бы. Я никогда не усомнился в том своем решении, хотя дорого за это заплатил.


— Тех, кто устроил над вами расправу в 1997 году, простили?


— Я их жалел, потому что понимал, они — исполнители. Хотя, безусловно, человек всегда прежде всего ответственен перед самим собой за свой выбор. Не скрою, я интересовался судьбой судьи, который вынес мне приговор, слышал, что он это сделал ввиду неких семейных обстоятельств... Не знаю, так это или нет, но я убежден в одном: все наши поступки, деяния, мысли сказываются на нашей дальнейшей судьбе. Если человек сделал много добра, добро к нему и вернется. А если зла, то...


— Следите за событиями в Беларуси?


— Конечно. Даже той информации, которая появляется в интернете, достаточно, чтобы понять, как жестоко власть расправляется с теми, кто ее не поддерживает. Зачем надо было избивать людей 19 декабря? Провоцировать битье стекол у Дома правительства, а теперь устраивать эти показательные суды? Ответ понятен: чтобы в будущем все сидели по домам и боялись высказать любой протест против действующей власти. Я думаю, что вряд ли белорусов устраивает то, с какой скоростью после выборов растут цены на продукты, ЖКХ, бензин.


— Обращался ли кто-либо из бывших коллег или нынешних оппозиционно настроенных к властям белорусов к вам за помощью? Мол, помоги трудоустроиться в Крыму...


— Конкретно таких просьб не было. Но если кому-то нужна какая-либо помощь, по мере возможности я ее оказываю.


— О чем мечтает Владимир Кудинов? Чего ему не хватает в нынешней жизни?


— Как правило, человек вспоминает плохое прошлое и мечтает о хорошем будущем. Для меня хорошее будущее — это гармоничные отношения в семье и самореализация в деле. Когда дети взрослые, то, главное, чтобы они понимали родителей, а родители понимали их...


Есть и мечта — вернуться в Беларусь и начать новый бизнес. Надеюсь, что реализуется...

10:24 06/04/2011




Loading...


загружаются комментарии