Алкаев: Вопросов к органам много

Бывший начальник СИЗО № 1 в Минске Олег Алкаев считает, что теракт 11 апреля в Минске - это вина тех, кто, отвечая за безопасность государства, на протяжении многих лет ни за что получал большие зарплаты, прежде всего, руководства КГБ и МВД.

Алкаев: Вопросов к органам много

После теракта 11 апреля требования смертной казни все чаще звучат в госСМИ. Некоторые участники опросов даже требуют наказать террористов смертью публично. Прокомментировал настроения в обществе относительно сохранения в стране смертной казни бывший начальник СИЗО № 1 в Минске Олег Алкаев.


Как считает Алкаев, который по своей прошлой деятельности сам имел отношение к исполнению смертной казни, принимать решение о сохранении либо отмене смертной казни под эмоциональным влиянием - вещь очень опасная. Что касается минских террористов, то их, по нынешним законам, может ожидать только смертная казнь", - подчеркнул Олег Алкаев в интервью радио "Свабода".


- За те преступления, которые они совершили, учитывая способы, которые они выбрали, и количество жертв, безусловно, по нынешним законам может быть только смертная казнь. Альтернативы я не вижу. Людей расстреливают за одно преступление, за два. А тут такой кровавый теракт. Причем жертв могло бы быть еще больше. Разумеется, глава государства еще может и помиловать, может не помиловать - это его право. Хотя в Европе - это исключительно прерогатива законодателей .


- Как выглядит исполнение смертной казни в Беларуси? С тех пор как вы работали на "Володарке "- наверное, мало что изменилось?


- Да что может измениться? Тот же пистолет, та же пуля, та же голова. Что тут можно изменить? Способ смертной казни в виде расстрела прописан в Уголовном кодексе. Напишут "повешение"- будут вешать. Напишут "инъекция"- будут использовать инъекцию. Как законодатели напишут, так и будут делать.


- Камера смертников находится на "Володарке ", а где само место исполнения приговора?


- Камера смертников там, где находятся арестованные, - на Володарке. А пункт исполнения приговора - это секретное место, о котором я, конечно, говорить не буду. Оно, кстати, за это время могло и измениться.


- Как выглядит камера содержания смертников?


- Обычная камера, только с дополнительными замками - там еще два дополнительных замка, также дополнительное оборудование на окнах, которое не дает устанавливать контакт с другими камерами. И камеры эти согласно инструкции не могут открываться произвольно. То есть по решению одного сотрудника. А только в присутствии определенной группы под руководством дежурного. И еще смертникам не разрешается прогулка.


- Когда назначено время расстрела, узник знает, что его везут в пункт исполнения приговора? Ему говорят об этом? Вам приходилось присутствовать при этом? Как это все происходит?


- Разумеется, приходилось. Да, человек знает, куда его везут, но он не знает, чем закончится эта поездка. Возможно, у него есть надежда на то, что ему объявят президентское решение о помиловании ... Он не знает этого до последней секунды.


- Действительно ли для жестокого преступника, конечно, если доказана его вина, смерть - самый страшный приговор? Или все же страшнее другое наказание, когда человек находится в местах пожизненного заключения один на один с собой и страдает от собственных мыслей?


- Ощущение человека, который получает пожизненное наказание или которому присудили смерть, мне трудно передать. Ведь я видел только внешние проявления. Что на душе у этих людей - никому неизвестно. Мне приходилось видеть человека, которому смертную казнь заменили на пожизненное, то он от радости прыгал до потолка. И в то же время я знал другого заключенного, которому дали два года лишения свободы, и он плакал и готов был в петлю залезть. Насколько разная психология: для одного два года тюрьмы - и ощущение, что жизнь закончилась, а для другого пожизненное - и он счастлив. Хотя пожизненное наказание невероятно трудное для заключенного. Но использование этой меры помогает исключить судебную ошибку. В той же России, где убийства и теракты намного более ужасные, чем в Беларуси, они не возвращаются к исполнению смертных приговоров. И в подобных случаях все же надо посмотреть на российское правосудие. Пусть даже несовершенное, но, тем не менее, там не расстреливают.


- До 11 апреля в Беларуси как на уровне общества, так и на уровне государства вопрос отмены смертной казни дискутировался, а Лукашенко говорил, что это должен решить народ. Сейчас чувствуется совсем другой настрой, и, как звучит с экранов телевизоров, никто не хочет слышать о либеральной Европе, звучат даже требования "публично четвертовать нелюдей на площади". Кстати, такой настрой очень отличается от того, что я лично увидела в день трагедии, неподалеку от того места, когда люди молча пропускали через себя чужую боль и никто не говорил о мести. Как на подобные акты реагируют там, где вы сейчас живете?


- Акты терроризма имеют место и в Германии, где я сейчас проживаю, однако речи о том, чтобы вводить смертную казнь, нет. Кстати, все случаи отмены законодателями смертной казни в большинстве стран совершались вопреки пожеланиям народных масс. Народ живет эмоциями. А закон - это на длительный период. Он должен действовать продолжительное время. Если его принимать в эмоциональном состоянии, нынешнем, например, то это очень опасная вещь. Да, я согласен, существуют определенные позиции, однако давайте говорить об этом после суда. Сегодня еще многое неясно. И прежде всего - как это люди, представители спецслужб, такие большие спецы по вербовке Михалевича, вдруг в течение семи лет оказались такими беспомощными перед обычными парнями - токарем и слесарем. Это вина тех, кто, отвечая за безопасность государства, на протяжении семи лет тщетно получал большие зарплаты. Это, прежде всего, упрек в сторону КГБ. Также у меня вопрос. Например, к Кулешову: Наумов ежемесячно выступал и говорил о ходе расследования. Вот-вот мы быстро найдем всех, осталось только снять отпечатки пальцев у пары миллионов людей. Но Кулешов при Наумове не был каким-участковым, он был первым заместителем министра, именно по оперативной работе. Он должен был этим агентурно-оперативным путем, за который отвечал, искать преступников. Почему это не сработало? Человек переехал, например, из сельской местности в Минск, снял квартиру, прописался или, скорее всего, не прописался. Это компетенция участкового - что за люди, откуда они, за какие средства они живут в Минске. Все это вопросы профилактики. Что такое - создать из ацетона взрывчатку? Это воняет не только в подъезде, но и на весь дом. Если наркоманы варят свое варево, сразу обратишь внимание. Вопросов к органам много. Люди ответственные в таких случаях подают в отставку.

14:21 18/04/2011




Loading...


загружаются комментарии