От подавления свободы слова к запрету думать один шаг

После событий 11 апреля власть пытается ужесточить цензуру в СМИ и остановить критику собственных действий.

От подавления свободы слова к запрету думать один шаг

«Я мыслю, значит, существую». Рене Декарт


14 апреля сразу две негосударственные белорусские газеты «Наша Нiва» и «Народная Воля» получили предупреждения о недопустимости нарушения норм закона «О средствах массовой информации».


День спустя высокопоставленные чиновники Беларуси высказались по поводу публикации в «Нашай Ніве», которая стала поводом для предупреждения. В частности, внимание властей привлекло название одной из статей газеты «Выбухоўку падклалі супрацоўнікі адной са спецслужбаў». В своем комментарии к этому инциденту редакция НН отметила, что статья с таким заголовком была опубликована в рубрике «Комментарии и мнения». В этой рубрике под статьями значится: «Публікуюцца артыкулы, якія могуць супадаць, а могуць і не супадаць з меркаваннем Рэдакцыі».


Ситуация с публикацией в «Народной Воле» аналогичная. Предупреждение этой газете было вынесено из-за статьи Светланы Калинкиной под названием «Говорит и показывает Геббельс-ТВ».


В связи с чем автор статьи отмечает, что «”Геббельс-ТВ” в Беларуси формально не существует, то есть опубликованные мной сведения не соответствуют действительности». «По такой же логике, – добавляет Светлана Калинкина, – можно оспаривать “дурака и в церкви побьют” или “через тернии – к звездам”, ибо понятно, что никто не лезет на терновое дерево, чтобы достать звезду», - то есть, добавим от себя, судить за любое метафорическое сравнение, в том числе и за “пляски на костях”.


Другими словами, в обоих случаях речь идет не об искажении фактов или информации, которое может стать предметом судебного разбирательства, а о высказывании своего, авторского мнения – во втором случае еще и облаченного в форму метафоры. В пользу того, что после 11 апреля в Беларуси и мнение, а не только искаженное или непроверенное знание, грозит стать наказуемым, свидетельствуют слова заместителя генпрокурора Беларуси Андрея Шведа о том, что проверять следственным путем мы будем «все заявления и недостоверную информацию, связанную с ходом уголовного дела» . В разряд такого рода заявлений попадают и слухи, преследование распространителей которых в Беларуси уже началось.


Запретить высказывать свое мнение – это значит запретить думать


Каким образом вообще могут публично высказываться суждения на тот или иной счет? Журналист может представить официальную или чью-то еще точку зрения, а может высказать свое мнение о происходящем. Последнее, как правило, помещается в раздел «Мнение» или «Колонка». Кроме того, в таком разделе печатаются статьи не просто журналистов, а публицистов, Авторов с большой буквы, т.е. тех, кто в силу своего «культурного капитала» в той или иной сфере деятельности способен взглянуть на происходящее нетривиально, опираясь не на «голые факты», а на их интерпретации. Авторы колонок – это по определению люди с «другим мнением», задача которых заключается в том, чтобы обогатить наше представление о происходящем, дать импульс к иному его пониманию.


Отсюда можно заключить, что запретить высказывать иное мнение означает по существу запретить думать. Вместо мышления нам предлагается бездумное повторение того, что озвучивает власть через подконтрольные ей СМИ.


Например, что «Лукашенко называет подонками тех, кто заявляет о причастности властей к теракту в минском метро» – таков один из заголовков субботней статьи государственного информационного агентства БелТА.


Однако парадокс ситуации состоит в том, что, как бы власти ни старались, полностью «предотвратить» мышление невозможно, в пользу чего и говорят слухи – эта спонтанная форма мысли, не нуждающаяся ни в публичном пространстве, ни в свободной журналистике. Распространителей слухов можно наказывать, однако слухи от этого никуда не денутся. Скорее наоборот: чем больше наказывать тех, кто пытается мыслить публично, тем больше будут распространяться слухи, стихия которых – пространство приватное.


Дело журналистов следить за действиями властей


Однако у преследования властями публичного высказывания своего мнения есть еще одно измерение. Дело в том, что выражать подозрительность по отношению к власти и пристально следить за ее действиями – это и есть сама суть журналистики с момента возникновения этого института. Свежим примером может служить текущее судебное разбирательство поведения президента Италии Сильвио Берлускони, толчок к которому дали именно итальянские журналисты.


Проводя свои журналистские расследования, их авторы и СМИ, важнейшими союзниками которых являются независимый суд и общественные организации, стоят на страже общества, препятствуя тому, чтобы власти установили над ним тотальный контроль. Подозревать и обвинять власть – это демократическая норма, поскольку институт власти таков, что стремится расположиться на месте закона (Конституции), который в демократических обществах находится над обществом и властью.


Возможны ли спокойствие и стабильность без свободы и инициативы?


Исторически и до сего дня власти, которые начинают с преследования оппозиции и свободных СМИ, завершают преследованиями инакомыслия, или, как я попыталась показать, мышления как такового. И именно это дает толчок к общественной дестабилизации – что мы и наблюдаем в Беларуси, – так как власть начинает опираться исключительно на саму себя, лишая себя возможности оценки со стороны.


А поскольку она при этом еще и подавляет мысль и проявление инициативы в любой ее форме, ее главным орудием становится глупость, которая и ведет к новым просчетам.


Однако власть отказывается признавать себя их виновником: виновными назначаются – еще до суда и следствия – граждане, причем как те, кто еще способен думать, так и простые «токари и электрики».


И можно сколько угодно говорить о том, что у нас уникальная ситуация и поэтому всё по-другому – своя демократия и свое понимание Европы, но все исторические и современные аналоги государств без разделения властей, верховенства закона, гражданского общества и свободных СМИ превращаются в тирании, в которых граждане нищают, не образованы и напуганы, а власти изобретают всё новые и всё более насильственные средства для подавления общественного недовольства, свободы и инициативы.

10:48 19/04/2011




Loading...


загружаются комментарии