Жертва теракта: Мне нужна психологическая помощь, а ее нет

Студенту Александру Александрию во время взрыва в минском метро почти оторвало ногу, но сознания он не потерял. Парень перенес две тяжелые операции. Однако если для того, чтобы вылечить ногу, медики сделали все возможное, то обещанной психологической помощи он пока не дождался.

19 апреля в больничной койке он встретил свое двадцатилетие. Вот что Саша рассказал телеканалу Белсат про страшный день 11 апреля.



"Двери открываются - все нормально, я делаю первый шаг на станцию, после этого громкий взрыв, я не теряю сознания, хочу сделать первый шаг на землю, но не могу. Падаю. Только лежа на земле я понимаю, что у меня почти оторвана нога, и начинается сильное кровотечение. Друг оказал ту помощь, благодаря которой я жив, поскольку среди первых попал в клинику.


На самой станции было много дыма, много людей лежало. Когда по сломанному эскалатору поднимали меня на носилках, перед нами шли три раненых человека, и они просто смотрели, как тяжело поднимать носилки, но не попытались спуститься и помочь.


Первая неделя была очень тяжелой. Понадобились переливания крови, чтобы поднять уровень гемоглобина и вернуть организм к нормальному ритму. Сейчас нога заживает, кровотечение остановилось. Она у меня после взрыва на четыре сантиметра короче, и теперь ее пытаются удлинить. Выписка будет зависеть от того, как я буду на костылях ходить. Это может быть два-три месяца.


Со стороны государства будет какая-то помощь, но только после представления документов, подтверждающих травму, состояние здоровья и все такое. Помощь идет теперь только от больницы, в этот момент только от больницы.


А психологической помощи вообще никакой не было - и, если честно, это главная вещь, которая меня до сих пор беспокоит. Воспоминания - они остаются, а психолог, который меня посещал, предложил только таблетки. Даже сегодня был момент, когда я заснул, и приснил взрыв в метро. Проснулся от шока, и это уже через неделю".


Стоит добавить, что Александру такая помощь действительно очень нужна: он сирота при живых родителях, и из родных его поддерживает только брат.


Ранее сообщалось, что помогать пострадавшим будут российские психологи, поскольку своих специалистов в Беларуси почти нет. «Для нас проще и удобнее обратиться за помощью к российским коллегам, так как они действительно имеют опыт в решении таких вопросов. Создавать специальные кризисные центры в Беларуси не планируется», - объяснила в интервью "Белсату" представительница Министерства здравоохранения Ольга Шульпина.

16:15 21/04/2011




Loading...


загружаются комментарии