Белорусские грибы из Польши

В Беларуси особенно сильно ощущаются последствия катастрофы в Чернобыле. Тем не менее там планируют построить новую атомную электростанцию.

Катастрофа с реактором произошла на украинской земле, однако радиоактивное излучение не признает государственных границ. Экономический ущерб, причиненный Беларуси в течение 25 лет в результате аварии на атомном реакторе в Чернобыле оценивается в 235 миллиардов долларов. В сравнении с экономическими возможностями страны - это гигантская цифра. Но нельзя только в цифрах выразить скорбь по погибшим и сочувствие к больным, которые 25 лет назад пострадали в результате взрыва на четвертом блоке украинской атомной электростанции.


Примерно 135 000 человек были переселены из белорусской части запретной зоны вокруг атомной электростанции и прилегающих районов. Но количество людей, которые бежали от цезия 137, стронция 90 и плутония 239, выпавших в виде радиоактивных осадков на почти четверти территории бывшей тогда Советской Республики, было намного больше, и можно говорить в общей сложности о четверти миллиона человек. Двадцать тысяч деревень были заброшены. Даже революция, судя по всему, не смогла бы вызвать в белорусском обществе такого рода потрясения.


Юрий Воронежцев – белорусский физик с политическими амбициями – спустя годы после катастрофы в Чернобыле был народным депутатом в первым свободно избранном Верховном Совете. Это было в те годы, когда предполагалось покончить, наконец, с замалчиванием, с дезинформацией и недооценкой произошедших событий, а также реализовать обещанную Горбачевым «гласность». Этот физик стал секретарем комиссии, задача которой состояла в том, чтобы исследовать причины произошедшей трагедии, а также внимательно изучить поведение ответственных политиков в центре и в пострадавших республиках.


Атомное лобби – мафиозное образование


Было собрано бесконечное количество изобличающих материалов, которые затем, скорее всего, были переданы в прокуратуру. «Но в тот момент, когда мы завершили эту работу, распался Советский Союз». У Воронежцева остались только фирменные бланки комиссии и добавились еще проблемы, связанные с раковым заболеванием. Он был вынужден часто находиться в «горячих точках» якобы надежной советской атомной промышленности. Сегодняшнее мировое атомное лобби, к которому Воронежцев причисляет также политическое руководство Беларуси и российскую атомную промышленность, он рассматривает как мафиозное образование, которое, как наркокартель, получает огромные доходы, нанося ущерб государству и обществу.


При этом после Чернобыля в Беларуси был популярен лозунг «Никогда больше!» И государство его поддерживало. Однако мораторий на строительство атомных объектов был снят три года назад, и диктатор Лукашенко решил поддержать старые советские планы. В середине марта, когда прошло всего лишь четыре дня после аварии в Фукусиме, Россия и Беларусь подписали в Минске правительственное соглашение о строительстве первого белорусского атомного реактора на севере страны вблизи города Островец, который находится примерно на расстоянии 25  километров от литовской границы.


Заказчиком в данном случае выступает Беларусь, ее партнером станет российское атомное агентство «Росатом», а строительные работы будет выполнять российская государственная фирма «Атомстройэкспорт» - дочернее предприятие Росатома. Создание атомной электростанции в Беларуси станет возможным благодаря предоставляемому Россией кредиту поставщика, который составит примерно девять миллиардов долларов. Два реактора общей мощностью 2400 мегаватт должны быть введены в эксплуатацию к 2017 году. Россия обещала использовать самую современную технику.


«Нас все равно никто не спрашивает»


Группа белорусских противников «АЭС Островец», судя по всему, не имеет никаких шансов помешать реализации российско-белорусских правительственных планов. В условиях установленной Лукашенко политической могильной тишины опасной является даже попытка проведения широкого обсуждения, не говоря уже о том, чтобы организовать противодействие этим планам. Николай Уласевич, проживающий в деревне Ворняны недалеко от Островца, хотел призвать своих соотечественников выступить против строительства реакторов. Однако ему в буквальном смысле на собственной шкуре пришлось испытать реакцию властей – он попал в «аварию», участником которой стал автомобиль, принадлежащий белорусскому КГБ. Соседки учителя Уласевича не согласились с важностью вопроса о строительстве, который к тому же был поставлен чужаком. Нас здесь все равно никто не спрашивает, заметила самая пожилая из них.


В Минске Татьяна Новикова из природоохранной организации «Экодом» сообщила о том, что «консультации с народом» являются просто фарсом. По ее данным, коллеги из партнерской организации «Экозащита» сделали все возможное для того, чтобы при помощи информационных материалов указать атомному лобби на его просчеты. Для одного из российских защитников окружающей среды попытка представить коррупционную уязвимость Росатома как угрозу для соблюдения дорогостоящих стандартов безопасности, окончилась семидневным арестом.


Новая оценка остаточных рисков неизбежна


Глава информационного центра в Островце Владимир Горин заверяет, что населению – если атомная электростанция вообще будет построена – будет постоянно предоставляться вся необходимая информация. Даже в том случае – что само по себе почти невероятно, - если произойдет авария. Напоследок и у этого инженера с большим опытом работы в российской атомной промышленности слетает с уст нечто неслыханное: после катастрофы в Фукусиме, по его мнению, неизбежно проведение новой оценки остаточных рисков строительства АЭС в Островце, которая находится в центре охраняемой заповедной и рекреационной зоны.


Быстрая реализация строительных планов, возможно, предотвратит нечто другое – возникновение разногласий на самом высоком уровне. Белорусское руководство говорит не только о том, что атомная электростанция обеспечит энергетическую безопасность. Почти в каждом официальном документе всплывает также пророчество о том, что экспорт вырабатываемой на АЭС электроэнергии принесет Беларуси баснословные доходы. Однако российские братья не ведут себя так бескорыстно, как это в последнее время настойчиво пытается представить минское руководство. Они настаивают на создании совместного предприятия по реализации производимой на АЭС электроэнергии, и при таком варианте доходы Минска существенно сократятся. К тому же проекты строительства реакторов в Польше, Литве и в районе Калининграда – если они будут реализованы, - могут привести к образованию избыточного предложения электроэнергии в этом регионе.


Минск пытается добиться энергоэффектиности


Воронежцев надеется на то, что пассивное согласие населения с этим проектом перерастет в критическое отношение в тот момент, когда станет ясно, что баснословные доходы, о которых говорит Лукашенко, это всего лишь иллюзии. Может возникнуть еще один повод для радости среди экологов, и это связано с тем, что Минск значительно более успешно, чем Москва или Киев, занимается вопросами энергоэффективности в промышленности. И даже немецкие специалисты, которые исключительно критично относятся к белорусскому диктатору, говорят о том, что Беларусь делает успехи в области использования возобновляемых источников энергии.


Тем не менее последствия аварии в Чернобыле еще долго будут ощущаться в Беларуси. «Мы вновь вернули в оборот сельскохозяйственные земли», - подчеркивает директор гомельского Института радиологии Виктор Аверин. Зараженный радиацией слой почвы был удален, и, по крайней мере, теоретически можно говорить о том, что изменения в системе внесения удобрений, введение севооборота и использование соответствующих кормов для мясного скота исключают возможность получения людьми радионуклидов через продукты питания. По мнению сотрудника гомельского районного Центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья Николая Скоромного, к этому следует добавить практику проведения регулярных проверок продуктов питания.


Советы крестьянам


Существует широкая сеть измерительных пунктов, и в каждой деревне крестьянам дают советы относительно того, как избежать попадания в растения радионуклидов. Для Гомельской области, которая сильнее всего пострадала от аварии в Чернобыле и на территории которой находится часть чернобыльской запретной зоны, это особенно важно. Оба эти специалиста подчеркивают, что местные предельные нормы радиации для некоторых продуктов питания в три раза строже, чем в Германии, хотя и там есть районы, пострадавшие от радиоактивного облака. Тем не менее, проводимые Greenpeace замеры вновь и вновь показывают, что установленные в Беларуси предельные показатели – например в молоке – постоянно превышаются.


В поселке Ветка, расположенном рядом с очень сильно зараженным регионом к северу от Гомеля, жители сообщают, что каждый год польские грузовики, как саранча, заполняют все окрестности и затем уезжают, груженые ягодами и грибами. Потом эти ягоды и грибы, снабженные польскими документами и гарантиями, попадают на белорусские рынки. И, возможно, не только на белорусские.

17:01 22/04/2011




Loading...


загружаются комментарии