"Правосудие" по-белорусски: невиновный отсидел в тюрьме 9 лет за убийство

Житель Несвижа провёл почти девять лет за решёткой по обвинению в убийстве, которого не совершал. Прежде, чем добились справедливости, его родные несколько раз прошли все инстанции — до Верховного суда и Генпрокуратуры. После вынесения оправдательного приговора обвиняемый плакал в клетке.

"Правосудие" по-белорусски: невиновный отсидел в тюрьме 9 лет за убийство
Несвижский районный суд. 1 июня. Судья Слуцкого районного суда Наталья Холодок выносит приговор по делу обвиняемого в убийстве жителя Несвижа Александра Булавина. В клетке молодой мужчина. В зале его родители и жена убитого. Накануне прокурор запросил наказание — 10 лет лишения свободы. Главные слова приговора звучат в самом начале: «Невиновен. Оправдать». Человек в клетке плачет. Он провёл в колонии восемь лет и восемь месяцев. За это время он потерял работу, семью, его ребёнок вырос из малыша детского садика в подростка, пишет "Салідарнасць".
 
Покинув клетку, главный герой наотрез отказался фотографироваться. За полтора месяца, пока рассматривали дело, он отрастил бороду.
 
— В ИВС не было условий, чтобы побриться, — говорит он мне.
 
Адвокат Наталья Семашкевич шутит, что теперь уже ее бывший подзащитный стал похож на узника замка Иф.
 
— Я в шоке, — это первые слова Александра Булавина после освобождения из-под стражи в зале суда.
 
— Мы прошли все круги ада, — уверяет его мама.
 
Как возможно, что человек отсидел в тюрьме за преступление, которого не совершал?
 
Как вспоминает мама Александра Булавина Людмила Михайловна, в сентябре 2002 года Саша отдыхал в ресторане «Несвиж» со своим знакомым и командированным. Знакомого кто-то ранил. Через несколько часов мужчина умер в больнице. «Из моего сына выбили явку с повинной сотрудники милиции», — говорит собеседница.
 
— Мы сильно пьяные были все втроем, — добавляет сам Александр Булавин. — Коля вышел на улицу, а когда вернулся, на его рубашке была кровь. Предложили ему «скорую» вызвать, но он отказался. Уходил он из ресторана через черный ход. Говорил: «Боюсь, что меня дорежут».
 
Через несколько часов после того, как мы разошлись, за мной приехали сотрудники милиции и забрали. Я вообще не понимал, чего они хотят. Мне было сказано: «В ресторане вы отдыхали втроем. Никого не было. Или ты, или командированный убил. Предложили написать, что это иногородний человек убил. Я сразу отказался. Потом в течение суток из меня выбивали признательные показания. Под их диктовку я и написал явку с повинной.
 
Как объясняет мама Саши Булавина, ее сын боялся, что милиционеры сделают его инвалидом:
 
— Его избивали, а у него четыре перелома в детстве было. Пятилетним ребенком после перелома позвоночника он долго лежал в гипсе. Мы его заново учили ходить…
 
Суд Несвижского района признал Александра Булавина виновным в убийстве и приговорил к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима.
 
Все эти года осужденный, его родители и адвокаты писали жалобы.
 
По словам адвоката, заведующей юридической консультацией Клецкого района Натальи Семашкевич, вместе с коллегой Петром Бирулей за эти годы они прошли все инстанции по несколько раз — до Верховного суда и Генеральной прокуратуры.
 
31 января 2011-го заместитель генпрокурора вынес протест на предмет отмены данного приговора. В результате дело было отправлено на новое рассмотрение.
 
— Я работала с Сашей с 3 октября 2002 года. С первого дня нашего знакомства он уверял, что непричастен к убийству, — рассказывает «Салідарнасці» Наталья Семашкевич. — Помню, как на третьи сутки после задержания заставила подзащитного раздеться, потому что заметила его неадекватное поведение. Когда увидела его избитые синие ноги, мы обратились с жалобой в прокуратуру. С трудом добились, чтобы судмедэксперт осмотрел. Были зафиксированы телесные повреждения. Время их образования соответствовало времени нахождения в ИВС. В жалобе Саша назвал конкретных людей, которые его избили. Но прокуратура Несвижского района отказала в возбуждении уголовного дела на основании того, что не было доказано, что именно эти лица избивали.
 
— Некоторые сотрудники, которые выбили из Саши явку с повинной, до сих пор работают в Несвижском РОВД. Правда, на других должностях, —уточняет мама Александра Булавина.
 
Добавим, что в суде факт избиения доказан не был.
 
— Все эти годы мы работали с Сашей, понимая, что человек невиновен, — продолжает адвокат. — С одной стороны, мы надеялись, что правда восторжествует. С другой — не могли поверить, что на самом деле можно доказать его невиновность, потому что имелись явка с повинной, допрос подозреваемого и проверка показаний на месте. Но все эти три доказательства обвинения, по мнению защиты, не могут быть достоверными. Самое нелепое было нарушение элементарного права на защиту. Человек был задержан по подозрению в совершении особо тяжкого преступления, а допрашивался как свидетель. То есть практически он имел право не давать показания, равно, как никто и принуждать его к этому не мог. А он допрашивался как свидетель с предупреждением об уголовной ответственности. Когда его забрали из дома ночью, не было процессуального оформления, а появился какой-то документ — административное задержание. Не было указано, когда, кем он был доставлен.
 
По словам Саши, версию ему предложили работники милиции: потерпевший нанес ему удар, и он в ответ достал из кармана нож и ударил его в область сердца. Ему объясняли: если ты будешь такую позицию занимать, тебе будет «химия», а если нет — вас было трое. Один погиб, командированный спал, остался только ты.
 
Опрошены были все работники ресторана. Согласно их показаниям, компания сидела тихо, мирно и спокойно. Таким образом, мотив обвинения никто из свидетелей не подтвердил.
 
Во время отбытия наказания администрация колонии убеждала Булавина признать вину и заплатить по искам о возмещении морального и материального вреда семье погибшего.
 
— Более того, у него было право на досрочное освобождение, если бы он иски погасил. Но Саша говорил: я непричастен, я невиновен. И все эти годы доказывал, что невиновен, — рассказывает адвокат. — А в это время настоящий убийца был на свободе. По решению суда уголовное дело об убийстве направлено прокурору Несвижского района для проведения дополнительного расследования. Но за давностью преступления найти убийцу маловероятно.
 
Александр Булавин пока не знает, как будет жить дальше.
 
— Годы, проведенные в тюрьме, мне никто не вернет, — говорит он. — Я вынес из этой истории несколько важных уроков в жизни. Теперь у меня есть главное — свобода.
 
По Закону после того, как решение суда вступит в силу, он имеет право на реабилитацию и может предъявить государству иск о компенсации морального вреда.
 
Кстати, это не первый случай, когда судья Наталья Холодок вынесла оправдательный приговор обвиняемому в убийстве. 11 мая 2010 года в Слуцком суде был оправдан 19-летний житель Солигорска в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Обвиняемый был  освобожден из-под стражи  в зале суда под аплодисменты.
А теперь к вопросу об отмене смертной казни. Власти говорят, дескать, наше общество не созрело. Но задумаемся лишь на мгновение, что за убийство в нашей стране могли бы и расстрелять. И если в данном случае справедливость восторжествовала хотя бы спустя долгие годы (слава Богу, что из невинного человека в тюрьме не сделали инвалида или он там не умер от туберкулеза или еще чего-нибудь), то как бы эта справедливость торжествовала, если бы смертельный приговор был приведен в исполнение.
Ведь в большинстве стран мира смертная казнь была отменена не столько из соображений гуманности, сколько именно по причине, что никто не может дать стопроцентную гарантию, что на стадии следствия или суда не произошла ошибка (случайная или умышленная) и был наказан невиновный.
И если кто-то в качестве аргумента хочет привести Соединенные Штаты, то там, в отличие от Беларуси, во-первых, действительно независимый суд присяжных, когда простые граждане решают, доказало ли обвинение вину подсудимого, во-вторых, смертные приговоры приводятся в исполнение спустя много лет после их вынесения, уже после всевозможных жалоб, опротестований и кассаций, включая просьбы о помиловании губернатору штата и президенту страны (людям, действительно избранным своими гражданами!) да и, в конце концов, сейчас даже в таких практически исключающих возможность ошибки условиях примерно в половине штатов смертная казнь отменена.
И еще один важный момент. Если в условиях полного отсутствия какой-либо политической подоплеки невинный человек  может быть упрятан за решетку на долгие годы, то как мы можем быть уверены в том, что за теракт в минском метро будут наказаны действительно те, кто его совершил. Ведь на тех, кого в этом сейчас обвиняют, прокуратура пытается "повесить" еще 14 преступлений, первое из которых произошло, когда молодым людям было всего 15 лет. Не удивительно, что в это не верят даже простые жители Витебска.
10:04 02/06/2011




Loading...


загружаются комментарии