Круговая порука, или Как власть обманывает народ

Администрация президента сообщила группе граждан, пострадавших от произвола белорусских судов, что совещание по судебной системе Лукашенко проводит 17 июня. А сами втайне от "своего народа" собрали это совещание 3 июня.

Круговая порука, или Как власть обманывает народ

Граждане возмущены и шлют телеграммы в Администрацию. «Белорусский партизан» представляет мнение одной из пострадавших - Людмилы Кучуры, чей муж осужден по обвинению в убийстве, которого не совершал, и сидит уже 6 лет…


«Я решила это все написать, чтобы наши граждане, которые по воле судьбы попадают в жернова белорусского «правосудия», не питали надежду, что именно их дело гражданское, административное или уголовное будет рассмотрено по закону.


Уверяю вас - нет! Особенно, если к делу будет причастен даже ничего не представляющий собой чиновник.


Это мы, народ, почему-то готовы друг другу отказывать в помощи в трудную минуту, но чиновник чиновнику - никогда. Они держат круговую оборону и не позволят осудить чиновника даже, если он совершил страшное преступление – убийство!


Они всегда найдут, кого посадить, ведь нас с вами таких «абыякавых» очень много.


Моего мужа Кучуру Петра в 2005 году осудили на 18 лет за убийство госинспектора Столбцовской межрайинспекции животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь (смотрите статью Леонида Юнчика от 2 апреля 2007г. «Выстрел в ночи», газета «Частный детектив»).


Это убийство мой муж не совершал! Дело было сфальсифицировано Минской областной прокуратурой. К этому преступлению причастны чиновники Администрации Президента РБ.


Убит госинспектор 11 декабря 2004г., а 12 декабря 2004г. моего мужа пригласили, как свидетеля, для дачи показаний и тут же задержали. И следствие до февраля 2005г. практически было заморожено.


Но 21 января 2005г. вышел Указ президента № 50 о награждении погибшего медалью «За мужество», хотя еще не были назначены многие экспертизы, еще не было доказано, что именно мой муж совершил это убийство, а также умышленное это убийство или по неосторожности.


А 3 марта 2005г. Государственный Секретарь Совета Безопасности Республики Беларусь Геннадий Невыглас лично сам выехал в г. Столбцы для вручения медали вдове погибшего. С чего бы это? (газета «СБ» от 4 марта 2005г.)


Может, погибший госинспектор заслужил медаль. Я не знаю, да и вникать особо не хочу. Но непонятна спешка с награждением.


В таких случаях награждается погибший после того, как пройдет суд над обвиняемым, будет установлено судом умышленное это убийство или по неосторожности, будет вынесен приговор и затем рассмотрена кассационная жалоба.


Но в этом случае кто-то очень спешил, так как прекрасно понимал, что после того, как наградят погибшего, уже обвиняемый автоматически переходит в разряд убийцы. И эта награда станет препятствием пересмотра уголовного дела по закону. И настоящему убийце нет причин для волнения.


У меня есть основания полагать, что убийца имеет связи во властной структуре, или убийцей является очень высокопоставленный чиновник.


После этого награждения пошла полная «обработка» моего мужа. А чтобы он был более сговорчивый, ему начали угрожать сыном. Если он все это не возьмет на себя, то ему квалифицируют умышленное убийство и первое, что сделают с сыном - это не дадут окончить университет, а потом и все остальное. И свои угрозы они воплотили в реальность.


Нашему сыну, на то время студенту 5-го курса факультета «Международные отношения» БГУ, на последнем экзамене по специализации, перед началом судебного процесса, поставили «два» без права пересдачи и защиты диплома. Хотя наш сын учился на 4 и 5, а экзамен по специализации и курсовую за четвертый курс сдал на отлично.


Этим они показали моему мужу, на что они способны. А далее могли быть подброшены наркотики, боеприпасы и т.д., и сына посадили бы рядом с отцом. Такая практика в нашей стране существует.


Ну, а после осуждения моего мужа все, кто имел причастность к «успешному» раскрытию этого преступления по «горячим следам и поспешному осуждению в течение 4 дней, получили повышения по должности.


Но больше всех повезло судье Минского областного суда Клещенку Г.Ф.. Он в одночасье стал судьей Верховного Суда. А в настоящее время является заместителем председателя Минского областного суда.


После вынесения приговора я начала обращаться во все инстанции. Одно из моих писем попало к президенту страны. По поручению президента к моему мужу 7 сентября 2005г. в колонию приехали двое сотрудников из службы собственной безопасности президента. Ему они сказали, что в его обвинении сам черт не разберется, а также будет новое судебное рассмотрение. Президент дал команду разобраться и доложить.


И вот с 7 сентября 2005г. «ждем нового судебного рассмотрения», хотя уже на дворе 2011г.


Но все эти годы, что муж отбывает наказание, я не переставала обращаться к президенту страны. Но это особо не нравилось тем, кто причастен к этому делу, а именно заказчикам и исполнителям. И, чтобы я особенно не дергалась, они, имея власть, использовали против меня газеты и телевидение.


А в одном спецрепортаже по БТ 9 ноября 2009 года даже поставили мне диагноз - параноидальный синдром. Для этого на передачу была приглашена какая-то психолог, которая, не видя меня ни разу, взялась устанавливать диагноз.


Но это еще не самое страшное. Диагноз - Бог с ним. Страшно было до этого.


4 сентября 2006 года, когда мой адвокат пришла на личный прием к председателю Верховного Суда Сукало В., и председатель Верховного Суда в категорической форме заявил, что дело истребовать не будут, так как оно дало огласку и ответ будет отрицательный.


А 7 сентября 2006 года, сразу же после приема у Сукало В., моего мужа инвалида 3 группы по заболеванию сердца (ишемическая болезнь сердца, мерцательная аритмия) в колонии начали подвергать пыткам, вплоть до угрозы повешения. А то, что его хотели повесить - я узнала от начальника ИК-1, когда пришла к нему на личный прием.


Он заявил, что мой муж, якобы, вешался. Да и характеристика выданная психологом колонии, якобы, подтверждает наклонность моего мужа к суициду и членовредительству.


Но мой муж никогда не совершал попытки к суициду или к членовредительству. И только, благодаря вмешательству независимых журналистов, которые написали об этом случае, моего мужа на некоторое время оставили в покое.


И после всех этих унижений и оскорблений Администрация президента решила услышать меня. Да и то после того, как я в одном из обращений на имя президента написала, что предполагаю причастность к делу моего мужа высокого должностного лица. После этого все и началось.


21 января 2010 года меня принял заместитель Главы Администрации Президента Мицкевич В.В.. Он внимательно вникал в каждый документ, который я ему предоставила.


А 3 февраля 2010 года мне позвонили из Администрации президента и попросили срочно принести заявление на имя Главы Администрации Макея В.В. на личный прием. Заявление я принесла 4 февраля 2010г., но принял меня Макей В. 22 июня 2010г.


На приеме было сказано, что будет создана комиссия по проверке материалов уголовного дела моего мужа, а затем будет вынесено решение, и для оглашения этого решения он меня пригласит.


С 22 июня 2010 года началось «упорное изучение» какой-то комиссией материалов уголовного дела моего мужа, возглавлял комиссию зам. Главы Администрации президента Мицкевич В.В.


И только 19 мая 2011 года мне решили объявить результаты этой проверки. Но почему-то Глава Администрации президента не стал приглашать меня на оглашение решения, как обещал, а поручил это сделать своему заместителю Мицкевичу В.В..


То, что я услышала от Мицкевича В.В., для меня неожиданностью не было. Что можно было ожидать, когда какая-то группа «специалистов» почти год проверяла это дело, хотя одного месяца было более чем достаточно.


В итоге Мицкевич В.В. мне заявил, что мой муж убил госинспектора, выстрел он произвел из своего ружья и в грудь.


Когда я попросила его показать мне баллистическую экспертизу, в которой черным по белому должно быть написано, что ранение было причинено из карабина «Лось-7», принадлежащему Кучуре П., Мицкевич В.В. отказал мне в этом, сказал, что он не обязан это делать.


А что он мог показать, так как такой экспертизы в материалах уголовного дела нет, если только за период так называемой проверки ее не нарисовали.


На мой вопрос: « Куда все же был ранен госинспектор в спину или в грудь?» Он мне ответил, что, конечно, в грудь. Хотя в деле есть судмедэкспертиза, где ясно написано, что ранен госинспектор в спину.


На мое замечание, как может такой профессионал, как он, говорить неправду, я услышала ответ бездушного чиновника – так суд решил. Хотя не могу сказать, что Мицкевич В.В. бездушный человек. Тогда я попросила дать мне письменный ответ, где доказательства вины моего мужа будут подтверждены материалами уголовного дела. На что мне Мицкевич В.В. сказал, что ответ я получу, но без ссылок на материалы дела, сославшись на то, что я этот ответ буду везде показывать. И ответ я получу только за его подписью.


Ответ я получила 26 мая 2011 года, то есть отписку на пол страницы, за подписью начальника главного управления по работе с обращениями граждан и юридических лиц Буко С.И.


Да, вообще, кто мы такие, чтобы нашу власть очень волновало законно или незаконно осудили человека.


Но дело моего мужа очень волнует власть. Они знают все, вплоть до президента, что сидит невиновный человек. После того, что я написала, власть будет использовать все методы, чтобы расправиться с моей семьей.


Грешным делом думаешь, лучше бы мой муж убил бы этого госинспектора. Может президент тоже дал бы указание председателю Верховного Суда отнестись к моему мужу как к родному. Так было сказано президентом на всю страну по отношению к группе убийц так называемого пуховичского поджигателя. А там не только убили, но и подожгли тело. Да и убийство было умышленное.


К сожалению, таких как я, которые попали в жернова белорусского «правосудия», достаточно много и все мы объединились вместе, те чьи родственники осуждены за убийства и те чьи дети убиты, а преступники так и не понесли наказание. И все мы вместе противостоим беззаконию.


А власть любыми способами пытается нас заставить замолчать, при этом используя телевидение, газеты, пытаясь, ложь выдать за правду, да еще за наш счет - налогоплательщиков.


Сегодня осудили моего мужа по сфальсифицированному делу на 18 лет, а завтра могут другого по сфальсифицированному делу, да еще хуже подвести к расстрельной статье.


Такое отношение власти к своему народу вызывает только недоверие к ней.


Только сильная власть способна признать свои ошибки и исправить их, нынешней власти это не под силу!


Кучура Людмила»


«Белорусский партизан» уже писал о том, что в белорусских тюрьмах сидят невинные люди. Один из наиболее показательных случаев произошел на этой неделе, когда невиновный человек, осужденный за убийство, был оправдан лишь спустя почти 9 лет.

15:18 03/06/2011




Loading...


загружаются комментарии