Где деньги оппозиции? или Как в Беларуси «шьют» уголовные дела

А  где же деньги оппозиции? Этот вопрос будоражит общественное мнение столько, сколько в Беларуси существует оппозиция. То, что она у нас питается не духом святым, понятно. Спонсоры имеются, но конкретных фактов, таких капитальных перехватов миллионов долларов, о которых частенько сообщают власти, нет до сих пор.

Где деньги оппозиции? или Как в Беларуси «шьют» уголовные дела
«Эти деньги я украл не из корыстных целей, а чтобы воспрепятствовать преступной деятельности оппозиции, которая могла их использовать против нашего президента Александра Лукашенко». Такого рода показания дал обвиняемый в краже, ранее неоднократно судимый житель Бреста. Более того, он утверждает, что пакет с десятками тысяч долларов намеревался добровольно отнести в милицию. Но не успел, его арестовали…
 
В завершившихся процессах по «делу 19 декабря», пожалуй, только один обвинительный эпизод развалился в пух и прах. «Декабрист» Сергей Возняк обвинялся в даче ложных показаний и был полностью оправдан. Иного решения судья Фрунзенского района Жанна Жуковская просто не могла принять.
 
Из 29 томов уголовного дела, фигурантами которого были экс-кандидаты в президенты Владимир Некляев, Виталий Рымашевский и еще четыре человека, три тома касались «преступной деятельности» именно Сергея Возняка. Из этих трех томов один абсолютно не имел никакого отношения к событиям 19 декабря и был полностью посвящен части 1 статьи 401 УК РБ («Заведомо ложное показание»). И это как раз тот случай, когда принято говорить, что дело шито белыми нитками. А начиналось оно так…
 
Дело о поджоге
 
В ночь с 15 на 16 сентября 2010 года в одной из квартир дома 34 по минской улице Мясникова, которую снимала жительница Пинска Инна Ч., случился пожар. Специалисты сразу установили, что это был пожог. Уголовное дело возбудили 20 сентября. Милиционеры быстро вычислили, кто к поджогу мог руку приложить.
 
Под подозрением оказался ранее неоднократно судимый житель Бреста Дмитрий Б. Его задержали, и мужчина признался в совершении поджога, который, с его слов, он совершил на почве ревности. В гараже задержанного оперативники провели обыск и нашли там массу интересного. Помимо явно контрабандных вещей, в гараже хранились наркотики и пакет со 176 тысячами долларов. На вопрос о происхождении валюты брестчанин ответил, что украл деньги в подожженной им квартире. Как позже выяснилось, у правоохранителей были основания подозревать Инну и ее брестского друга Дмитрия в криминальных делах. В отношении обоих велись оперативные мероприятия. Женщину как соучастницу также арестовали.
 
«Я был знаком с Инной, — рассказывает Сергей Возняк, — бывал не раз в этой квартире. Поэтому не удивился, когда меня вызвал следователь Московского РУВД для допроса в качестве свидетеля. Оказалось, что Инна и ее ревнивый поджигатель дали показания, что деньги в квартире оставил я. Но вот что удивительно: на допрос меня вызвали 16 ноября, то есть через два месяца после пожара. К деньгам я никакого отношения не имел, о чем и сообщил следователю. Правда, я ему сказал, что накануне пожара приехал из Вильнюса, откуда привез продукты — вино, колбасу, конфеты и прочее тысяч на 400 тысяч  белорусских рублей, которые оставил в холодильнике той сгоревшей квартиры. Продукты, понятно, сгорели, и следователь усмотрел в этом факте меня уже как потерпевшего. Он составил протокол, и я расписался как потерпевший. Потом были события 19 декабря, а 20-го меня арестовали и бросили в камеру СИЗО КГБ. О случае с пожаром я и не вспоминал».
 
О том, что Сергей Возняк привлечен к уголовной ответственности за дачу ложных показаний и является обвиняемым, он узнал только 30 марта.
 
«Пришел я в этот день в КГБ знакомиться с материалами уголовного дела по Площади, — продолжает Возняк. — Следователь вдруг сообщает, что к этому делу менты присоединили еще один том за лжесвидетельствование с моей стороны, и я иду в суд сразу по двум статьям. Познакомился я с этим делом и узнал много интересного. Оказывается, следователь Московского РУВД уголовное дело в отношении меня по части 1 статьи 401 возбудил 26 января. В материалах не оказалось подписанного мною протокола о признании меня потерпевшим. Но есть другой протокол — сфальсифицированный. Якобы я даю показания, в которых признаю, что в той квартире хранились именно мои деньги, но этот протокол я отказался подписывать, потому что… не считаю, что мне нанесен существенный ущерб. Нет никакой логики! Если я признаю, что эти огромные деньги мои, я их потерял, то зачем мне, как лицу заинтересованному, отказываться от такой огромной суммы?»
 
Это только часть странной протокольной истории. По словам Возняка, 17 марта следователь Московского РУВД обратился к прокурору за разрешением продлить срок предварительного расследования для проведения очных ставок и других следственных действий. Прокурор дело продлил, но ни одного следственного действия с участием Сергея так и не было проведено. В деле нет вообще никаких обязательных с позиций Уголовно-процессуального кодекса действий в отношении обвиняемого в даче ложных показаний Сергея Возняка. Дело в таком надуманно «сыром» виде ушло от милицейского следователя к прокурору, а затем — в суд. В этой цепи правосудия как-то странно повел себя и гособвинитель, не заметивший очевидного, скажем так, брака следственной работы. Словно эти люди изучали в высших учебных заведениях не современное право, а трактаты сталинского прокурора Вышинского.
 
Все обвинение было построено на голословных показаниях Инны, которая заявила, что эти деньги Возняк привез из заграницы для оппозиции. С ее слов давал показания и брестчанин Дмитрий. Эту парочку в наручниках приводили в зал суда во время процесса над Возняком, но там они отказались давать показания. Других «доказательств», уличающих Сергея в даче ложных показаний, суду предоставлено не было, и дело развалилось.
 
«В этой истории были попраны все существующие процессуальные нормы, — считает оправданный Сергей Возняк. — Следователь знал, что я нахожусь в СИЗО КГБ, а потому не стал себя утруждать соблюдением законодательства, посчитав, видимо, что со мной в такой ситуации можно делать все что заблагорассудится. Могу предположить, что с Инной и Дмитрием предварительно «поработали», пообещав свободу в обмен на показания против меня, особенно в части денег оппозиции. Они такие показания дали, но их не отпустили, оба до сих пор находятся под стражей, идет суд».
 
А как же деньги? Неизвестно чьи 176 тысяч долларов являются вещественными доказательства непонятно чего. Что мешало Возняку признать их своими? Мол: с детства копил, в долг взял, нашел…
 
«Эти деньги нашли в гараже трижды судимого человека, — говорит Сергей. — У них явно криминальное происхождение, и непонятно кто за ними стоит».
 
 
А где же деньги оппозиции?
 
Этот вопрос будоражит общественное мнение столько, сколько в Беларуси существует оппозиция. То, что она у нас питается не духом святым, понятно. Спонсоры имеются, но конкретных фактов, таких капитальных перехватов миллионов долларов, о которых частенько сообщают власти, нет до сих пор.
В фильме БТ «Площадь. Железом по стеклу» прямо-таки наглядно давался весь расклад поступления оппозиционной валюты из-за бугра. Большая часть публикаций в государственных газетах под заголовком «За кулисами одного заговора» также были посвящены деньгам оппозиции. Причем главным «финансистом» и «перевозчиком» госСМИ с подачи аналитических записок и оперативной информации белорусских спецслужб называли именно Сергея Возняка. Вот несколько таких выдержек:
 
«Из оперативной сводки. В ряде случаев С.Возняк вызывал региональных координаторов ГК ГП в Вильнюс, где в обусловленном месте (гостиница либо кафе) выдавал каждому оговоренную сумму в наличной валюте.
 
В иных случаях С.Возняком была разработана иная схема. …Деньги переправлялись в Республику Беларусь только в виде наличной валюты избранными курьерами.
 
С.Возняк отметил, что летом 2010 г. он получил от А.Дмитриева в Вильнюсе сумку с большой суммой наличной валюты (по личной оценке — более 700 тыс. долларов США)».
 
«Из аналитической записки. В качестве одного из основных каналов доставки денег в Беларусь координатор кампании С.Возняк использовал курьеров из числа студентов Европейского гуманитарного университета (г. Вильнюс). Курьеры преимущественно переходили границу пешком, т.к. в этом случае меньше риск их личного досмотра. … В некоторых случаях за раз перевозилось 150-200 тысяч долларов США».
 
Суммы озвучивались миллионные в таких сегодня дефицитных для государства долларах. Вот бы их конфисковать да — в бюджет! Но одно дело — подозревать, и совсем другое — хотя бы перехватить. С доказательствами в этом плане оказалось плохо. Тут, оказывается, студенты через охраняемую границу с Литвой деньги мешками носили, а пограничники с КГБэшниками, получается, в фуражку спали.
10:55 04/06/2011




Loading...


загружаются комментарии