Матери обвиняемого в теракте не позволили быть законным представителем сына (документ)

В письме, подписанном руководителем следственной группы, занимающейся делом взрыва в минском метро 11 апреля, заместителем Генерального прокурора Андреем Шведом, сказано, что мать не может быть законным представителем сына, потому что он совершеннолетний и дееспособный.



Как сообщает радио "Свабода", мать обеспокоена физическим и моральным состоянием своего 26-летнего сына, который находится в СИЗО КГБ. Она считает сына невиновным и беспокоится, что на него может быть оказано давление, чтобы он взял на себя вину за то, чего не делал. Поэтому она хотела, чтобы ее допустили к участию в действиях по уголовному делу, возбужденному против ее сына по части 3 статьи 289 Уголовного кодекса.

30 мая она обратилась с заявлением к руководителю следственной группы, сославшись на ряд статей Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующих возможности граждан быть законными представителями своих ближайших родственников, которых обвиняют в уголовных преступлениях, в том числе особо опасных для общества. Но получила отказ на основании того, что ее сын совершеннолетний и что "у органа предварительного расследования нет сведений и оснований полагать, что он недееспособный".

Витебский правозащитник Павел Левинов полагает, что добиться участия в деле сына можно было бы другим путем: "Законный представитель действительно может представлять интересы только несовершеннолетних или недееспособных лиц, что и пояснил в своем ответе руководитель следственной группы Андрей Швед. На основании части 3 статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса мать обвиняемого могла бы стать одним из защитников сына, число которых, согласно законодательству, не ограничено. Но ходатайство об этом должен подать в орган расследования сам обвиняемый. У большинства белорусского населения недостаточно высокий уровень правовой культуры, поэтому у меня есть основания полагать, что простой 26-летний молодой человек со средним образованием вряд ли мог знать о таком своем праве. Однако рассказать об этом обвиняемому обязательно должен был орган, который ведет следствие. Мог бы подсказать сделать это и профессиональный адвокат. Я полностью убежден, что наличие близкого родственника в качестве защитника - это очень важно, потому что ни один адвокат не будет так искренне и преданно отстаивать интересы обвиняемого, как родной человек", уверен правозащитник.
12:04 06/06/2011




Loading...


загружаются комментарии