Белорусам пора к психиатрам

С каждым годом количество психически нездоровых людей по разным причинам в мире растет. По прогнозам специалистов, к 2020-му году психические заболевания выйдут на 2-е место в мире после сердечно-сосудистых и на 1-е место - по материальным затратам, необходимым для их лечения.


Об этом TUT.BY рассказал заведующий отделением пограничных состояний Минского психоневрологического диспансера Игорь Сорокин. При этом, отметил он, для белорусов сейчас наиболее актуальны депрессивные и тревожные настроения, потому что при всем желании некоторых институтов чрезмерно демонстрировать стабильность в стране, ощущается эта стабильность не всегда.

При потере стабильности, когда люди по каким-то внутренним или внешним причинам не могут удовлетворить свои достаточно четко сформировавшиеся желания, наиболее распространенным становится состояние фрустрации, отмечает Сергей Попов, врач-психотерапевт, ассистент кафедры психиатрии и наркологии Белорусской медицинской академии последипломного образования. У одних она может перерасти в хандру и депрессию, а у других – в злость и агрессию.
"Фрустрация - это комплексное переживание, которое возникает, когда человек, например, получал одну зарплату, а сейчас за эти деньги позволить себе может в два раза меньше. Когда он всегда шел в магазин и знал, что может купить себе набор определенных продуктов, а сейчас вынужден проходить мимо них, потому что не все уже по карману, то без внутренней психологической перестройки он рискует заработать себе невроз, - говорит он. - Как изменились белорусы, можно наблюдать сейчас на улицах. Стало больше несдержанности и раздражительности. Я был в субботу на Комаровке, и сам видел, как люди из-за пустяков хамят друг другу, ругаются с продавцами, продавцы сами дергаются и т.д."
В то же время, отмечают специалисты, к психиатрам люди обращаются не потому, что им вдруг стало плохо от внезапно подскочивших цен.
"Общее ощущение нестабильности у наших пациентов присутствует и увеличивает уровень тревожности у каждого в отдельности и в обществе в целом, однако к нам обращаются, как правило, с симптомами, которые люди сами объяснить не могут, - говорит Игорь Сорокин. – У них случилась, например, паническая атака, и они не знают, что делать: человек ходит-ходит и вдруг чувствует, что сердце колет, дышать тяжело, ноги ватные, колотить начинает, а в голове появляется только одна мысль: "Я сейчас умру!". Моя задача – выявить причину, но она, как правило, более глубокая, чем переживание за подскочившие цены, - рассказывает Игорь Сорокин.
Еще одной причиной того, почему люди не обращаются с конкретными проблемами, отмечает Сергей Попов, заключается в том, что в период кризиса людям это делать просто некогда, потому как главное для них в такие времена – это адаптация. Обращения, по его словам, начнутся позже, и пациенты появятся тоже позже – ими станут те, кто не смог сейчас адаптироваться.
Посткризисный период может быть опаснее самого кризиса

По опыту многих стран именно в посткризисный период возрастает в стране суицидальность – как правило, среди тех, кто не смог адаптироваться к новым условиям, отмечает Сергей Попов, поэтому, как бы тяжело ни было, нужно перестраиваться.
"То, что люди сейчас злятся и раздражаются, еще не говорит о том, что у них повысился уровень тревожности и с их психикой что-то не так. Пока это только в большинстве своем агрессия, которая не обязательно может вызвать психические расстройства, но зато может поспособствовать инфаркту миокарда или инсульту. Не зря говорят, что добрые люди инфарктом не заболеют, - говорит И. Сорокин. - Когда ко мне приходят агрессивные люди с психическими расстройствами, чаще всего я прописываю им какие-то препараты. Но стоит ли так злиться? Агрессия – это всегда деструктивно, независимо от того, на кого она направлена: на государство или на общество. Если вы злитесь, возьмите ракетку теннисную да побейте мяч об стену, или сходите прогуляйтесь, и злости меньше будет!"
По словам психиатра, психическое состояние людей может пошатнуться, если постоянно пытаться заглянуть в будущее.
"А что будет, если завтра цены опять поднимутся? А что, если зарплату урежут? А что, если не хватит заплатить за коммунальные? А за бензин? Ответ лишь в том, что нельзя точно знать, что будет завтра. Когда это осознание приходит, то человек начинает жить здесь и сейчас. Ну да, купит он себе меньше чего-то, но от этого не умрет, зато не будет у него ни тревожности, ни депрессии. Именно такой человек и отличается от остальных", - говорит специалист.
Как отмечает психолог Диана Комлач, надо понимать, что кризис всё равно когда-то закончится, ведь еще не было такого кризиса, который бы не закончился. А то, что надо затянуть потуже пояса, так в этом ничего смертельного нет, подчеркивает она.
"На периферии людям легче переживать кризис. Когда весной он начался, люди просто вспомнили старые добрые времена: посадили побольше картошки и т.д. В столице сложнее, но сложность – это как раз та цена, которую мы платим за жизнь в столице, - говорит она. – Как-то ко мне обратилась женщина и рассказала, что пришел к ним начальник и сказал, мол, мы вас отправляем в отпуск за свой счет, но вы будете приходить на работу. По сути – бесплатно работать. Возможно, этот начальник в кризис и не мог поступить по-другому. Но когда ко мне обращаются руководители организаций, я им говорю, что своим сотрудникам надо открыто всё говорить: мол, я не хочу вас сокращать, но не могу и удерживать и прошу вас остаться в это сложное время с нами. Но, бывает, приходится и сокращать. Тогда человек должен просто спросить себя: "Что я сейчас могу сделать?" Нужно действовать, а не плакать: сократили, сделал вдох-выдох и начал искать новую работу. Бывали случаи, когда человек именно благодаря кризису находил себе новую интересную перспективную работу, хотя, может, так бы никогда этого и не сделал. Без кризиса не бывает развития".
Похожей точки зрения придерживается и Сергей Попов, который считает, что даже если человек был вынужден уехать на заработки в другую страну, значит, есть надежда, что он не зачахнет в депрессии.
Правда, бывает, практика показывает обратное. Как рассказал TUT.BY Игорь Сорокин, как раз сейчас в их отделении находится парень, который поехал на заработки в Россию, но его там обманули. В результате он вернулся в Беларусь и пошел в диспансер на лечение.
"К нам в отделение также часто обращаются люди, которые очень боятся потерять работу, причем большинство из них – пенсионеры, которые не знают, как прожить на одну пенсию, - рассказывает он. - Но больше всего настораживает другое: они спрашивают, что им делать, ведь с одной пенсии они не смогут помогать внукам и те от них отвернутся! Поймите, есть вещи, которых не купить. В начале 90-х, помнится, говорили: кто пообещает колбасы, за тем и пойдут. Но колбаса – это лишь символ, который обозначает систему ценностей человека. Что для вас главнее: деньги или чтобы близкие были рядом и не болели? Что, ваши бабушки, когда женились, имели в приданое дворец? Или были несчастливы от того, что его нет? Просто в эмоциональном плане они были более зрелыми и понимали, где счастье, а где – временные трудности".
"Приблизительно третья часть всех людей, что сидят в поликлиниках в очередях к терапевту, должны лечиться у психиатров"

Между тем, отмечает Игорь Сорокин, люди не всегда могут контролировать свои эмоции и чувства.
"Была у меня раньше пациентка, которая очень удачно выдала замуж дочь – за богатого британца, который жил в Ницце. Мать редко могла видеть дочь, и когда та звонила ей периодически и говорила, мол, мама, я через 2 недели приеду, у матери сразу появлялась тревога, и она шла на лечение, - приводит пример Игорь Сорокин. – Бывают ситуации, которые от нас не зависят. Но всё начинается с мысли, а не из-за боли за грудиной".
Далее, объясняет систему Игорь Сорокин, обычно приезжает скорая, измеряет давление, говорит, что вы волнуетесь от нервов, дает направление на кардиограмму и на всякий случай – к терапевту.
"Терапевт снова делает кардиограмму, меряет давление. В результате все показатели в норме, но проблема-то осталась. Сейчас ведется активная работа с зональными терапевтами, чтобы они на первом же приеме отсекали таких пациентов и отправляли их к психотерапевту. Приблизительно третья часть всех людей, что сидят в поликлиниках в очередях к обычному терапевту, должны лечиться у психиатров, принимать дома специальные медикаменты. Что мешает зональному терапевту сказать, что в нашей же поликлинике в соседнем кабинете сидит психиатр, и вам - к нему. К сожалению, значительная часть этих людей просто не доходит к действительно нужному врачу, люди так и не получают необходимой помощи и когда вдруг сталкиваются с какими-то ситуациями, которые выводят их из равновесия, по-прежнему не знают, куда им идти и что им делать".
Кстати, в трудные 90-е, вспоминает Игорь Сорокин, люди очень пристрастились к сеансам Кашпировского, который хоть и был хорошим психотерапевтом, но своим влиянием, которое он оказывал на зрителей с экрана телевизора с помощью набора психотерапевтических приемов, очень сильно вредил их здоровью. Такие сеансы опасны для здоровья людей, у которых очень чувствительная психика.
Как отмечают специалисты, кризис зачастую бывает последней каплей в психическом "надломе" человека, когда психика является наиболее чувствительной.
Игорь Сорокин, между тем, очень сильно удивился, когда корреспондент TUT.BY поинтересовался у него о влиянии магов с телеканала ТДК на психику белорусских телезрителей. С продукцией этого канала он оказался не знаком. Специалист не знал о наличии "магических сеансов" в свободном доступе на кабельном телевидении и даже засомневался, возможно ли такое вообще.
"Если это действительно так, то могу сказать, что на многих людей это может оказать негативное воздействие. Мы уже имеем горький опыт магических сеансов Кашпировского", - говорит специалист.





















17:10 15/06/2011




Loading...


загружаются комментарии