Мать и друзья "террориста" не верят в его виновность

У матери обвиняемого в теракте 11 апреля описали имущество и провели еще один обыск - в деревенском доме, где жили дедушка и бабушка заключенного. Сам он не был в этой деревне более 10 лет.

Мать одного из двух обвиняемых в организации взрыва в минском метро 11 апреля рассказала, что сын сейчас на психиатрической экспертизе. Его госпитализировали на 21 день. Медики должны сделать выводы о состоянии его психического здоровья. Но мать больше всего волнуется за физическое здоровье: молодой человек хронически страдает от астмы аллергического происхождения. Именно поэтому он давно не ездил в деревню, где жили его дедушка и бабушка. Но 14 июня туда приехали следователи с обыском, рассказывает мама:


"Ездили с обыском на мою родину. Там жили родители, которые умерли 13 лет назад. Там дом старый. Смотрели в доме, в шкафах, в хлеву ... Я спросила, что они конкретно ищут. Сказали, что какой-то домкрат ... ".


Какое отношение имеет это устройство к взрыву в метро, мать уточнять не стала. Накануне у нее описали имущество в витебской квартире. Сотрудники милиции объяснили, что к обвиняемым могут быть предъявлены материальные претензии за нанесенный ущерб. Перечень описанного имущества женщине не оставили:


"Я говорю: имущества его тут нет. Что было - одежда там - то забрали во время второго обыска и без всякого протокола. Соседи наши, которые были понятыми, тоже говорили, что нет оснований, что это вещи родителей ... Но посмотрели - у нас телевизор, второй телевизор, компьютер ... Я даже не прочитала, что они там описали. Я сказала только одно: "Забирайте! Берите! Только отдайте мне ребенка!".


Мать не верит в причастность сына к взрыву в минском метро. Кроме этого, обоих заключенных в СИЗО КГБ парней обвиняют в организации двух взрывов в Витебске в 2005 году, в организации взрыва 4 июля 2008 года в Минске, а также в 14 преступлениях, совершенных с 2000 по 2011 год в витебском районе ДСК, где жили предполагаемые "террористы".


Не верят в это и друзья арестованного. Сергей и Андрей выросли с обвиняемыми в соседних дворах:


"14 преступлений - просто бред какой-то! Это лично мое мнение, пусть у них там уже по 10 томов на каждое понаписано ...".


"ДСК - не такой большой район, чтобы здесь не слышали о 14 преступлениях. Мы думали-думали, родители наши вспоминали, но ни одного преступления вспомнить не смогли. Или говорили, что нашли тетрадь с формулами в подвале ... А бабушка вышла и говорит: "Вы что? У нас лампочки там никогда не было, а вы говорите - лаборатория ...".


После задержания друг Сергей решил связаться с журналистами и написал электронное письмо в "Комсомольскую правду". Но по телефону ему приказали не мешать следствию:


"На следующий день - звонок. Номер не определен. Сказал, что он из КГБ и что не надо говорить никому лишних слов ... А я привлечь внимание хотел к этому делу! Мне, когда вызывали в КГБ на допрос, тоже звонили по неопределенному номеру. Вот у меня спрашивали, как я могу друга охарактеризовать. Как только я начинал говорить что-то хорошее, следователь откладывал ручку и переставал записывать!".


Виталий, еще один друг обвиняемого, не видит мотива преступления, поэтому сомневается в справедливости задержания:


"Если я ненавижу милиционеров - буду взрывать опорные пункты. Если ненавижу политиков - ну хотя бы петарду около их дома брошу. А для дестабилизации в обществе, которое и так дестабилизировано, - это чушь! И вообще я не представляю, чтобы он знал, как нужно смешать ацетон с чем-то там еще в каких-то пропорциях ... Это же образование нужно иметь! А у него нет ... И в учебнике по химии за седьмой класс было только написано одной строкой, что тротил - это четвертая производная от фенола. Все!".


На днях было объявлено, что срок следствия по делу о взрыве 11 апреля продлен на неопределенный срок. Друзья полагают, что время понадобилось, чтобы люди немного забыли о взрыве в ежедневных заботах, и что следователям просто не хватает доказательств против обвиняемых, сообщает Радио "Свабода".

19:05 15/06/2011




Loading...


загружаются комментарии