Вагонные споры

Поезд Гродно - Белосток 15 июня был заполнен до польской границы как обычно, а после первой станции на той стороне лишь единицы продолжали путь. Впрочем, все самое интересное произошло раньше.

Вагонные споры

Вместе с контрабандистами корреспондент "БР" пересек белорусско-польскую границу на поезде и оценил ситуацию с нелегальным перемещением товаров после принятия правительством постановления № 753 о запрете вывоза ГСМ и макарон.


Жизнь на условиях самовывоза.


Досмотр белорусской таможней, на субъективный взгляд автора этих строк, был более жестким, чем раньше. Бывалые путешественники с этим согласились. Говорят, что еще не так давно не прогоняли через "рамочку", не искали сигареты - один из основных объектов контрабандного промысла. В Польшу можно ввозить две пачки сигарет, после принятия Совмином постановления № 753 из Беларуси вывозить можно ровно столько же. Но тогда путешествие не окупится.


Поэтому таможня искала спрятанные табачные изделия в одежде, среди других вещей. Некоторых путешественников возвращали. Как объяснил их более удачливый коллега в интервью "БР", "пока нет закона, по которому можно забрать сигареты и оштрафовать". Хотелось ему возразить, что в постановлении предусмотрен специальный сбор, но собеседник сразу объяснил: "Пока нет счета, на который его нужно уплачивать".


Когда звенят шорты.


Досмотр случайных путешественников был довольно условным, а вот те, кого таможенники помнили в лицо, проверялись иногда очень тщательно. Главным оружием против контрабандистов был детектор металла, который должен был, вероятно, выявлять фольгу на пачках сигарет. Случайный собеседник по этому поводу посетовал: "Мне должны еще приплачивать за то, что я хлам из страны вывожу".


Иногда на таможенном досмотре возникали перепалки, сопровождавшиеся громкими криками и взаимными оскорблениями, но споры не влияли на итог, пропускать или нет. У одного молодого человека зазвенели шорты, но раздеваться его не заставили. Уже в поезде парень не особо смущаясь извлек из своих шорт почти блок сигарет.


Но многие контрабандисты разживались незаконным товаром уже после таможни. В специальном магазинчике в зале ожидания продавались сигареты (не более двух пачек за раз) и скотч. Каким-то чудом приобретенные две пачки превращались в блоки, склеивались скотчем для удобного ношения под одеждой или для размещения в тайниках в поезде. Интересно, что алкоголь, который обычно возили через границу раньше, сейчас почти отсутствовал.


Обмен информацией.


После штурма поезда (контрабандисты хотели занять свои "намоленные" места) и окончательного распределения курева по тайникам возникла возможность поговорить с попутчиками. Только один согласился говорить на диктофон, но выговориться хотелось всем.


Пенсионерка, хвалившая Сталина, спрашивала у корр. "БР", как получить на руки свои валютные вклады. Мужчина помоложе говорил, что "нужно брать вилы и делать революцию", а другой ему оппонировал: "Некогда, надо в Польшу ездить, на жизнь зарабатывать".


Пожилая женщина советовалась с присутствующими, правда ли, что если она не откажется от "карты поляка", то ее лишат пенсии. Неужели так уже ставят вопрос в собесе?


Вопрос обсуждался на полном серьезе, похоже, что такой слух возник не на пустом месте, а после "просветительской" работы компетентных органов. Автор этих слов высказал мнение, что лишение пенсии было бы незаконным, на что возразили: "Да кто эти законы исполняет". Один мужчина вообще заявил: "Если бы не поляки, то нас бы расстреливали и закапывали тайком".


Выяснилось, что в вагоне все знают про акцию протеста на погранпереходе "Брузги", и с разной степенью цензурности комментировали действия ОМОНа.


Что было в "Брузгах".


Речь идет о том, что 12 июня около 18 часов примерно 200 человек перекрыли на три часа въезд автотранспорта на погранпереход, что было расценено правоохранительными органами как незаконный пикет. Около 21 часа спецназ освободил проезд, но, как подчеркивают официальные представители МВД, "распространенная в Интернете информация о том, что якобы милиция применяла слезоточивый газ против участников несанкционированной акции, не соответствует действительности. Газ распылил человек, личность которого не установлена. В результате этого пострадали сотрудник милиции и гражданское лицо. Оба получили химические ожоги глаз и были госпитализированы".


В итоге 22 человека были задержаны, 36 прокуратурой Гродненской области предъявлен гражданский иск в суд в интересах УВД облисполкома и Гродненской региональной таможни. В нем, как сообщает БЕЛТА, содержатся требования о возмещении ущерба на сумму более 7,5 млн. BYR.


Одни убежденно говорили, что силовой разгон и угрозы не остановят протестов, другие делились новыми приемами обхода запрета на вывоз топлива.


По мнению контрабандистов, таможня ведет учет выездов за границу по паспорту водителя машины, поэтому для обхода ограничения нужно менять того, кто за рулем. Во всяком случае, в вагоне оказалась женщина, которая после бензина переключилась на сигареты и пересела на следующие 5 дней на поезд, "а машина пусть работает". Попутчики обсуждали know how и соотносили его с сообщением белорусского телевидения про семью, которая на нескольких машинах поочередно пыталась вывозить топливо.


Где правда?


Соседи по вагону рассказали, что таможня не понимает, как исполнять постановление Совмина об ограничении вывоза ГСМ: "Например, приезжают машины на "Брузги", а таможня не знает, как мерить количество топлива в баке, и просто-напросто тех, кто недавно ездил, разворачивают назад. Разве это дело?".


Собеседники сетовали, что если бы не закрыли в свое время газеты "Пагоня" и "Биржа информации", то можно было бы почитать "нашу правду", а "другие газеты ее совсем не пишут или очень осторожничают".


У многих в руках была газета "Вечерний Гродно" с отчетом Инны Максимчик со встречи председателя облисполкома с "челноками", которые 13 июня пришли к нему на прием отстаивать свои права на трансграничный бизнес и обсудить ситуацию после разгона акции протеста. В газете написано, что граждане-контрабандисты "предложили покупать табачную продукцию за валюту и председатель облисполкома Семен Шапиро согласился рассмотреть этот вопрос".


Впрочем, дискуссия о рентабельности такого варианта бизнеса была недолгой. В основном беспокоил вопрос, что будет с участниками протестов на погранпереходе "Брузги".


"По телевизору сказали, что они отделаются штрафом", - заявляет один мужчина. Другой не побоялся диктофона и сказал: "Им пограничная служба запретила на год выезд за границу. Мирные акции разрешены Конституцией, а тут сразу избивать людей, которые вышли высказать свое мнение... Некоторые попали с ожогами и различными травмами - это не есть хорошо".


Образ врага.


"Челноков" особенно обижает, что из них государственная пропаганда пытается слепить образ врага. "Вот называют спекулянтами, - продолжает смелый мужчина. - Я считаю, что должно быть наоборот, ведь человек старается заработать. Казалось бы, чего бороться с нами: пожалуйста, вывозите, ведь своя продукция. Все наши жители возмущены - не только в Гродно, Бресте, но и во всем приграничье. Многие хотят что-то подзаработать, купить продукты - в Польше-то дешевле... Запретили вывозить телевизоры, холодильники - я не видел, чтобы их возили, но может, кто-то провозит..."


Пожилые женщины включаются в разговор. "И просвета никакого нет", - говорит одна. А другая продолжает: "И не будет".


Однако вот уже поезд приехал в Кузницу-Белостокскую, где польская таможня почти час досматривала пассажиров и развинчивала вагоны. Для большинства контрабандистов, которые везли нелегальный товар на себе, это был конечный пункт маршрута.


Они тут же сбыли курево и с вожделенной валютой пересели на автобус. Другие, кто имел тайники в вагоне, после завершения досмотра вернулись в вагон. Все, что не нашла таможня, они переложили в сумки и вышли на ближайшей станции.


До Белостока поезд дошел уже почти без пассажиров.

13:37 20/06/2011




Loading...


загружаются комментарии