Предприниматели: Мы тоже можем шарахнуть

Челноки угрожают Лукашенко бесконечной забастовкой, если тот закроет границы.

На пропускном пункте белорусско-польской границы близ Гродно — длиннющая очередь. Здесь собрались в основном челноки, которым надо попасть в Польшу, чтобы продать там белорусские товары. Скоро все они могут остаться без работы — в пятницу президент Лукашенко заявил, что в случае "экономической катастрофы" в стране он может закрыть границы.
 
"Начиналось все банально: нужны были деньги на покупку машины, а валюты не купить. Вот и стал вывозить все, что можно вывозить, — лишь бы какую-то валюту получить", — рассказывает корреспонденту "mn.ru" 35-летний Игорь. Совсем недавно он работал водителем троллейбуса, но после неофициальной девальвации, т.е. когда доллар пропал из обменников, уволился, ушел в челночный бизнес и стал ездить в Польшу.
 
42-летняя Анастасия, наоборот, челнок с большим стажем. Она "возила сигареты в Польшу еще с детства", и если у нее "отобрать этот хлеб", она не знает, чем заниматься. "У меня же ни специальности, ни опыта работы, ни связей в местном горисполкоме, чтобы кто-то куда-то мог меня пристроить. А детей кормить надо", — рассказывает она.
 
На противоположной стороне границы, в Польше, тоже очередь, примерно пятикилометровая. В ней порядка 500 автомобилей, около 80% из них с транзитными номерами. Это "гонщики" пытаются ввезти в страну как можно больше автомобилей до 1 июля, когда пошлины на импортные автомобили здесь сравняются с российскими. "На работе сегодня можно зарабатывать $ 200 — это самое большое, — говорит водитель трехлетней Audi Allroad, недавний выпускник экономического факультета Вадим. — Я уже ввожу в страну одиннадцатый автомобиль с начала года. Отдаю перекупщикам, а те их уже «сплавляют» в Россию. На каждой чистыми получается порядка $ 2 тыс. Вот тебе и арифметика!".
 
Всех этих людей недавние заявления Александра Лукашенко относительно возможного перекрытия импорта очень встревожили. К тому, чтобы сделать свою страну полностью закрытой от мира, президента подталкивает экономическая обстановка: в январе-мае 2011 года отрицательное сальдо внешней торговли выросло до $ 2,8 млрд. "Мы вас и оденем, и накормим за белорусские рубли", — заявил Лукашенко на пресс-конференции.
 
Россию, на долю которой приходится 51% белорусского импорта, слова Лукашенко тоже обеспокоили. Замминистра экономического развития России Андрей Слепнев заявил, что в случае перекрытия импорта Кремль может оставить Лукашенко без кредита ЕврАзЭС, о котором уже вроде бы есть договоренность. Правда, глава Минфина Алексей Кудрин уточнил, что запрет импорта Беларусью "в данном случае не попадает под условия кредита".
 
Политолог Александр Класковский не верит в то, что Лукашенко способен полностью закрыть границы: "Во-первых, он говорил о том, что мы экспортно ориентированная экономика, а во-вторых, во время пресс-конференции глава государства дал намек Западу, что готов к диалогу с ним".
 
Стоящие же в очереди на границе люди готовятся к худшему. "Это начало конца, — объясняет корреспонденту "МН" 52-летний челнок на стареньком Volkswagen Passat, отказавшийся называть свое имя. — Сначала официальный импорт перекроют, затем запретят людям за границу выезжать, а потом мы станем Северной Кореей и будем дохнуть с голоду". "Наш президент же не раз говорил, что он коммунист. А как при коммунизме люди за рубеж ездили? Лукашенко же невыездной. Вот и нас такими сделают", — подхватывает седовласый, но еще далекий от пенсионного возраста "гонщик", гнавший из Германии маленькую Toyota Yaris для дочери.
 
Большинство из этих людей, как они сами признаются, "простаивают жизнь в очередях". Для многих из них играть на разнице в ценах на товары в Беларуси и Польше — единственный способ существования. За сутки они три-четыре раза могут пересечь белорусско-польскую или белорусско-литовскую границу. Из Беларуси они вывозят спирт, сигареты, топливо, а с недавнего времени и сахар с крупами. Большинство челноков очень редко пробирается в глубь Евросоюза дальше чем на 3–5 км. Им нужно быстро разгрузиться и тут же стать в очередь на пункте пропуска, чтобы попасть домой с новым грузом, приобретенным у "партнеров", — дешевыми ноутбуками, фотокамерами, мобильными телефонами, фруктами и овощами, одеждой, обувью, автомобильными запчастями.
 
Если возить только разрешенные товары и только в дозволенных количествах, за одну ходку можно заработать около $ 50. Белорусские челноки, по их собственному признанию, привыкли за сутки зарабатывать около 100 у.е. Те же, кто занимается контрабандой, могут зарабатывать и до тысячи долларов в день. Они покупают дорогущие джипы вроде BMW X5, Audi Q7, Volkswagen Touareg и другие и загоняют их "специалистам", которые за $ 5–8 тыс. "готовят" машину к рейсам: наваривают дополнительные скрытые баки, вынимают электронику, чтобы создать ниши, куда можно прятать контрабандные товары. После того как Лукашенко запретил челнокам ездить с полными баками за рубеж чаще одного раза в пять дней, традиционных "бензовозов" становится все меньше, а челноков на джипах — все больше: на перевозке дозволенного сегодня особенно не заработаешь.
 
О возможных протестах в очереди говорят неохотно, но, по словам собравшихся, пикетировать таможенные пункты пропуска готов почти каждый. "Он обещал "шарахнуть", если будем протестовать, — почти шепчет, осторожно озираясь по сторонам, 41-летний Владимир, который занимается этим бизнесом уже больше десяти лет. — Но мы же тоже люди, а не звери. И тоже можем "шарахнуть". Тут настроение такое: если нам надавят на горло, мы терпеть не будем".
22:38 20/06/2011




Loading...


загружаются комментарии