Белорусские реалии: политические свадьбы в тюрьме

После судилища над участниками Площади тюремная решетка разделила сразу несколько влюбленных пар. Но если в обычной жизни они не торопились пожениться, то в условиях, когда жених в тюрьме, а невеста на свободе, вопрос встал ребром.

Белорусские реалии: политические свадьбы в тюрьме

“Девушка” или “невеста” – недостаточный статус, чтобы просто встретиться с любимым, получить свидание. Остается – жениться в условиях тюрьмы. У Павла Виноградова – свадьба через месяц, Дмитрий Буланов тоже уже почти уговорил свою невесту на брак в колонии.



Активист “Говори правду” Павел Виноградов был приговорен 5 мая к 4 годам заключения. Его девушка Светлана Гороховик за полгода следствия видела любимого несколько раз в СИЗО, так как там правила мягче. После того, как Павла этапировали в Ивацевичскую колонию, между ними встала решетка. Влюблённые сообща решили: надо искать любую возможность для встреч, поэтому – свадьбе быть.


“Немного больше чем через месяц у нас свадьба за решеткой. Иду на этот шаг сознательно, ведь Павел – очень близкий мне человек, мы уже два года живем вместе. И теперь сложилась такая ситуация, что мы не можем встречаться, видеться. И поэтому, чтобы иметь возможность этих встреч, мы решили жениться теперь”, - рассказала Светлана "Еврорадио".



Активиста “Говори правду” Павла Виноградова осудили на 4 года тюрьмы


Светлана написала письмо в колонию с запросом о браке. Ей ответили, что проблем нет, единственное, что дату назначает руководство колонии, потому что церемония проходит примерно раз в месяц-два и сразу для нескольких пар. “Мне пришло официальное письмо из колонии, как гражданской жене. Если поженимся – то будут разрешены три долгосрочных свидания в год и три или четыре непродолжительных”.


На саму свадьбу молодые получают дополнительный "подарок" от колонии – трехдневное свидание. Светлана уже выяснила, как это будет выглядеть. “Три дня дают. Комнатки похожие на общежитие. Насколько я знаю, в Ивацевичской колонии таких комнаток шесть, они все в одном коридоре. Туда заводят, запирают двери. Проверка один раз в день. И мы там три дня находимся”.


Правила – что можно, а что нельзя на свадьбе за решеткой – устанавливают в каждой колонии свои. В данном случае можно принести обычные атрибуты – кольца и свадебные наряды. Кольца Светлана уже ищет, а вот белое платье одевать не будет – считает это неуместным. “Кольца можно будет пронести, но нельзя будет их там оставить – я должна забрать с собой. Сколько гостей можно, я еще буду узнавать точно. Но я знаю, что родителям можно точно. И, наверное, свидетелей можно пригласить”.


Узнала девушка и условия праздничного стола. Теперь думает, что приготовить будущему мужу. “Можно везти с собой на три дня любую еду. Но он ее тоже не сможет вынести с собой в колонию”.



Светлана Гороховик готовится к свадьбе с Павлом, которая пройдет в Ивацевичской колонии


История политзаключенного Дмитрия Буланова и его девушки Надежды Макаревич похожая – их разлучила тюрьма, а отсутствие штампа в паспорте сделало свидания невозможными. Дмитрий получил три года лишения свободы в колонии усиленного режима. Для влюблённых – это ужасно долгая разлука. За последние полгода они виделись всего дважды – на суде и один раз после приговора. Но Надежда считает, что жениться в тюрьме (сейчас Дмитрий находится в Могилевской колонии) – значит, принять эти жуткие правила игры, разрешить себя сломать. “Мы два года жили вместе. Планировали, конечно, жениться – но позже. А пока просто жили”.



Дмитрий и Надежда до трагических событий на выборах уже два года жили вместе


Этой счастливой паре Дмитрию Буланову и Надежде Макаревич разрешили встретиться всего дважды за последние полгода. Надежда пришла в отчаяние, когда судья отказалась дать ей хотя бы одно свидание, чтобы обсудить с любимым, жениться ли за решеткой. “У нас института гражданской жены не существует” – это мне сказала лично в лицо судья, к которой я приходила просить свидание. Я к ней пришла и по-человечески объяснила ситуацию – что я невеста, и нам надо решить вопрос с Димой, жениться сейчас или нет. Она говорит: “У вас в заявлении обозначено “гражданская жена”. Гражданская жена – это кто? Никто. Вы – никто! И я вам свидания никогда не дам”.


Многим запомнилось, что еще на суде в своем последнем слове Дмитрий Буланов признался Надежде в любви и сделал завуалированное предложение.


“Дима мне сразу предлагал жениться, он еще на суде намекнул на это. В своем последнем слове вместо оправданий перед этими людьми, он признался мне в любви в очередной раз и предложил: “Я надеюсь, из гражданской жены ты скоро станешь моей настоящей женой”. Конечно, сначала я думала, что стоит расписаться. Но потом поняла: мало того, что они его посадили ни за что, пытаются загубить его здоровье – так теперь они еще и нашу личную жизнь пытаются положить под эту систему, чтобы мы во всех ракурсах плясали под их дудку!”, - говорит Надежда.


Последние два месяца влюблённые все время обсуждают в письмах вопрос, стоит ли пожениться ли в тюрьме. Пока уверенности нет, ведь сомнения обоснованы. “После суда этот вопрос встает все время. Дима этого хочет – он расценивает это как допуск на свидания. Однако он одновременно знает, что мне это не очень нравится. Он не хочет, чтобы я проходила эти унизительные обыски, которые на зонах проводят над женами заключенных перед долгосрочным свиданием – так называемый “личный полный досмотр”. Я его убеждаю подождать еще какое-то время. Нам не давали видеться шесть месяцев. Я выдержала эти шесть месяцев. И выдержу еще, чтобы сохранить человеческое достоинство”.



Надежда Макаревич надеется, что скоро всех политзаключенных освободят, потому просит Дмитрия подождать немного со свадьбой в колонии


Но если Дмитрий будет и дальше настаивать, то Надежда готова согласиться на свадьбу в тюрьме. “Разумеется, если он напишет “Надя, не могу, очень тяжело,” – я поеду к нему и поставлю этот штамп. Но пока я держусь, он держится. Я думаю, мы выдержим”. При этом Надежда говорит, что даже если брак и состоится, то никаких церемоний она в этой ситуации не допускает. “Если будем ставить штамп – то только по почте, такой вариант возможен. Без церемоний, свидетелей, тортов, платьев и остального. Это не свадьба – это просто бумажка, которая дает мне пропуск на зону. Мы планируем в любом случае устроить нормальную свадьбу после того, как он выйдет”.


В этой связи Надежда вспоминает фразу, брошенную ей судьей Людмилой Грачевой, которая наказала ее любимого тремя годами усиленного режима. “Знаете, всякие экстрим-свадьбы делают – и под водой, и с парашютом прыгают, но в тюрьме жениться – как-то не придумали еще. Но я не думаю, что это хорошая идея. Лучше, когда такое радостное событие не связано с такими воспоминаниями, и с принуждением каким-то. Судья Грачева мне тогда сказала: “А что вам мешает пожениться?!” То есть, она посадила человека – а потом спрашивает, что нам мешает пожениться, понимаете?..”


P.S. Как раз вчера Евросоюз официально внес судью Людмилу Грачеву в список невъездных лиц.

16:12 21/06/2011




Loading...


загружаются комментарии