"Беларусьфильму" снятся сны о Болливуде

Белорусский кинематограф предпринимает еще одну попытку найти совместные интересы с кинематографом индийским. Независимые эксперты уже назвали это творческим союзом бенгальского тигра и беловежского ежика.

Беларусь планирует наладить культурное сотрудничество с Индией, в том числе и в области совместного кинопроизводства. На недавней встрече министра культуры Беларуси Павла Латушко и индийского посла Маноджа Кумара Бхарти было решено, что в Беларусь приедут индийские кинопродюсеры и обсудят возможность использования индийской стороной технологических услуг и студийных возможностей национальной киностудии «Беларусьфильм».


Планируется также организовать стажировки белорусских кинематографистов и студентов факультета экранных искусств Белорусской государственной академии искусств на киностудиях и в учебных заведениях Индии.


Кроме того, белорусский министр и индийский посол обсуждали возможность участия индийских кинематографистов в Минском международном кинофестивале «Лістапад», а белорусских картин — в индийских кинофестивалях.


Как рассказал Naviny.by директор департамента по кинематографии Министерства культуры Беларуси Олег Сильванович, на встрече оговаривались лишь общие вопросы сотрудничества, поскольку обсуждение конкретных белорусско-индийских кинематографических проектов должно происходить непосредственно между продюсерами.


«Самое главное, что мы нашли взаимопонимание и у нас есть определенные возможности для совместного кинопроизводства», — сказал Сильванович.


Однако сейчас конкретных проектов белорусско-индийских фильмов пока нет.


К слову, несколько лет назад «Беларусьфильм» и Болливуд уже пытались создать совместную ленту — «Зеленые глаза».


Сценарий был написан белорусскими авторами — Аленой Калюмовой и Сергеем Шафаренко. Сюжет, естественно, был построен на любовной истории. Она — белорусская журналистка Анна, разведенная, ищущая себя женщина. Он — индийский врач Викрам Шарм, у которого есть невеста. Белоруска и индус были знакомы с детства, но потом расстались. Через много лет уже взрослая Анна поехала фотокорреспондентом в Индию и встретила почти женатого Викрама...


Однако эту трогательную историю любви ни мир, ни Беларусь так и не увидели. На самом деле фильм и не пытались снимать, рассказал Олег Сильванович: «Был написан сценарий, но индийские продюсеры не проявили интереса, и сотрудничество не состоялось».


Чего можно ожидать от белорусско-индийского сотрудничества в кинематографии сейчас, Naviny.by поинтересовались у отечественных кинокритиков.


Так, Антон Сидоренко считает, что любое сотрудничество и совместное производство для белорусского кинематографа — вопрос выживания. Поэтому эксперт положительно оценивает сотрудничество с Индией.


«Тем более что индийская кинематография — одна из самых мощных в мире, она находится на самофинансировании и не зависит от Голливуда. Это уникальный рынок — они зарабатывают миллиарды долларов, и индийская аудитория смотрит именно индийское кино, а не американское. У них, конечно, свои причины для этого, но тем не менее», — пояснил Сидоренко.


Он также напомнил, что индийское кино очень любили в Советском союзе, а «советские студии, особенно в Центральной Азии, неоднократно делали совместные проекты с Индией».


«Сейчас мы не видим новых индийских фильмов, поэтому не можем их объективно оценивать, но это очень успешная кинематография. Есть много индийских имен и в фестивальном движении — та же Мира Наир с успехом работает в Великобритании и США. Можно вспомнить победителя премии «Оскар» двухлетней давности «Миллионера из трущоб», который тоже был создан в совместном производстве», — отметил кинокритик.


Он считает, что белорусско-индийское кинематографическое сотрудничество «может быть вполне интересным». «В Индии мы можем не просто получить бюджет для съемок, но и поучиться чему-то, их кинопроизводство находится на очень современном уровне», — сказал Антон Сидоренко.


С ним солидарен и кинокритик и культуролог Андрей Росинский: «Нам хорошо известен Голливуд, мы все смотрим его картины, но кроме него есть абсолютно огромный континент — Болливуд. Индия вообще является одним из крупнейших производителей кинематографа. Те же самые американцы время от времени совершают набеги на индийское кинопроизводство, чтобы как-то к нему присоединиться, и не всегда у них это получается».


Кинокритик также отметил, что индийцы, как и американцы, часто делают римейки известных европейских лент.


«Сотрудничество Беларуси с Индией в области кинематографа очень интересно и очень хорошо», — считает Андрей Росинский.


А вот Максим Жбанков придерживается другого мнения и сравнивает кинематографический союз Беларуси и Индии с творческим союзом бенгальского тигра и беловежского ежика. Кинокритик не видит реальных перспектив белорусско-индийского киносотрудничества.


«Подобные вещи практиковались во времена советского кинематографа, когда снимались совершенно загадочные советско-японские мелодрамы, появлялись проекты с чехами и немцами. Из подобных альянсов советского государственного идеологизированного, по сути, кинопроизводства с коммерческим кинематографом других стран, как правило, ничего не выходило. Ни один из этих фильмов, включая старого советского «Афанасия Никитина», который снимался с участием индийской стороны, не остался в истории кинематографа», — отмечает кинокритик.


Подобные неудачи Жбанков объясняет тем, что большинство подобных проектов, по крайней мере, в советском и постсоветском обществе, носят идеологический характер, как, например, белорусско-российская кинопродукция «Брестская крепость».


По мнению эксперта, союз кинематографий различных стран имеет смысл, когда это обусловлено творческими соображениями.


«Успех происходит, когда встречаются, например, креативные ресурсы одной стороны с техническими возможностями другой. Другими словами, это срабатывает, когда у сторон есть взаимный интерес. В чем интерес белорусский стороны, я понимаю, — надо срочно реанимировать умирающее на глазах государственное кинопроизводство. Ясно, что делать это за счет внутренних ресурсов никак нельзя, начинается поиск «спасателей», — говорит Жбанков.


Однако эксперт не понимает, «в чем, кроме дипломатической вежливости, выражается интерес индийской стороны», поскольку индийское кинопроизводство намного мощнее белорусского и по коммерческой успешности, творческим мощностям и охвату аудитории представляет собой азиатский аналог Голливуда.


Он отмечает, что наши съемочные площадки подойдут для съемок разве что российских сериалов, а творческие ресурсы абсолютно ограничены в своих возможностях и архаичны по уровню образования. «О технологиях говорить не приходится — можно просто обниматься плакать. Денег тут тоже нет. То есть альянс получается изначально неравный», — отмечает Жбанков.


По его словам, в лучшем случае белорусско-индийский союз даст нам очередную сентиментальную историю про индуса, который приезжает в загадочную европейскую страну и находит тут загадочную блондинку в глубине белорусских лесов. В худшем — историю о приключениях белорусов где-нибудь в Дели или Бомбее.


«По-любому, на выходе получится, как я склонен предполагать, что-то неутешительное, тупое, комиксовое и абсолютно неспособное привлечь внимание ни индийского, ни, тем более, белорусского зрителя. Потому что реальной логики в этом альянсе нет. Есть политические соображения, как мне кажется, поэтому результат будет соответствующим», — считает кинокритик.


Говоря об индийском кино в целом, он отметил, что это «отдельная и очень непростая территория», а из-за большого количества государственных языков в этой стране развита мощная система региональной киноиндустрии.


При этом Жбанков недоумевает, каким образом индийская киностилистика может быть совместимой с «нашим партизанфильмовским стилем».


«Если мы будем говорить на разных языках, мы друг друга не услышим. Индийское кино прекрасно в своем роде, но в какой мере оно может быть жизнеспособно на нашей территории — большой вопрос», — заключил эксперт.

16:35 23/06/2011




Loading...


загружаются комментарии