Коммунальный беспредел

Помните фразу слоненка из известного мультика: “У меня есть одна мысль, и я ее думаю”? У наших законотворцев, кажется, тоже есть одна мысль: как бы половчее ободрать народ.

Коммунальный беспредел
Почти три тысячи брестских семей, проживающих в домах местных Советов, задолжали коммунальным службам 653 миллиона рублей. И это, оказывается, далеко не худший показатель по сравнению с другими населенными пунктами страны. Более того, то и дело в почтовых ящиках горожан появляются листовки, в которых сообщается, что за коммуналку население платит всего лишь 34,4% от всех затрат, остальные 65,6% покрывает государство. Но так ли это на самом деле? Попробуем разобраться.
ЖКХ-потрошитель
 
Когда мы рассчитываемся за электроэнергию по счетчикам, за газ, воду, ее подогрев, пользование лифтом и вывоз бытового мусора — это понятно. Но что означают в платежках строки “Плата за техобслуживание” и “Отчисление на капремонт”? Примерно 5—6 лет назад я вплотную занималась этой темой и с тех пор пытаюсь найти ответ на этот вопрос.
 
В Беларуси действует прелюбопытный документ, именуемый “Инструкция о порядке оплаты населением жилищно-коммунальных услуг”, утвержденная Министерством жилищно-коммунального хозяйства и разработанная в соответствии с постановлением Совмина РБ №118 от 4.02.2004 г. “О порядке оплаты населением жилищно-коммунальных услуг”. Есть также тарифы, утвержденные постановлением Совмина РБ от 16.12.2008 г. и действующие с 1.01.2009 г., которые, по моему разумению, есть не что иное, как лишь один из 400 упомянутых легендарным Остапом Бендером способов отъема денег. Путем опроса немалого количества людей выяснилось: плата за техобслуживание и отчисления на капремонт варьировалась от 45 до 52% от общей суммы коммунального платежа. А, например, в платежке за май, которую я получила, она составила около 2/3 от общей суммы.
 
Итак, приступила я к препарированию наших платежек за коммунальные услуги, начав с упомянутых. Скажу честно: эта моя попытка дойти до сути была сродни подвигу разведчика, и создалось впечатление, что “тайна сия велика есть” или информация содержится под грифом “Совершенно секретно”. Так что подвиг этот увенчался весьма сомнительным успехом, особенно если говорить об интервью с одним достаточно высокопоставленным должностным лицом из таинственной сферы ЖКХ. По ряду соображений не стану называть его имя, а назову просто — Иван Петрович. Но, поскольку имеется магнитофонная запись разговора с ним, то некоторые фрагменты беседы процитирую дословно:
 
— Поясните, что означает плата за техобслуживание и капремонт (а эти пункты в платежках как раз и возмущают население, накаляют страсти)?
 
— А когда вы входите в магазин и покупаете хлеб и молоко, вас не накаляет, что вы платите за хлеб и за молоко? Значит, сейчас вы платите за техобслуживание — это техобслуживание, а капремонт — это капремонт”.
 
Для справки: Согласно нормативным документам, плата за техобслуживание включает затраты подрядных организаций по текущему ремонту жилых помещений, уборку и освещение вспомогательных помещений, уборку придомовых территорий, их озеленение и т.д.
 
Тут следует расшифровать, что такое “вспомогательные помещения”. Это — лестницы и лестничные клетки, лифтовые и иные шахты, коридоры, подвалы, технические этажи, механическое, электрическое, сантехническое оборудование и прочее, находящееся внутри жилых или нежилых помещений, инженерной инфраструктуры.
 
Вы все поняли? Если не совсем, то, прежде чем продолжить цитирование беседы с Иваном Петровичем, хотелось бы обратить внимание читателей на следующие моменты.
 
В подавляющем большинстве случаев об уборке лестничных клеток, их освещении (если говорить о замене лампочек) заботятся жильцы, поскольку замучишься обращаться в ЖЭС с просьбой оказать эти услуги. Что такое текущий ремонт жилых помещений? Если имеются в виду квартиры, то, помилуйте, найдется ли человек, обратившийся в ЖЭС с просьбой отремонтировать свое жилье? Ну а если речь о подъездах (вдруг и их сейчас стали именовать жилыми помещениями?), то они в нашем славном городе уже давно ремонтируются, пусть и не повсеместно, за средства жильцов. И только здесь ЖЭСы выступают как подрядчики — да, работы-то они выполняют, но деньги-то за стройматериалы платят жильцы, сами их и закупая. И наконец, лифтовые и иные (?) шахты, коридоры, подвалы, технические этажи, забота о механическом, электрическом, сантехническом оборудовании и пр., находящемся внутри жилых или нежилых помещений, инженерной инфраструктуры, — все это также весьма туманно. А главное — совсем не наглядно. Да, ну, конечно, за что-то мы платим! Вот только объясните нам, за что?
 
Но вернемся к моему диалогу с Иваном Петровичем.
 
— Так как же нас реально “техобслуживают”?
 
— Что значит — как? Для этого надо иметь техническое образование! Почему вы не лезете в атомную промышленность? Зачем людям лезть в это дело? Почему люди не лезут в хирургию, им не интересно, как делается операция на сердце... или как акушеры достают ребенка?.. Могу только сказать: все, что за пределами нашего дома, нас НЕ касается — обслуживание начинается с внутридомовых сетей. И если их не обслуживать, порывы будут гораздо чаще. Или вы еще хотите, чтобы мы копали ямы во дворах?!
 
Воду у предприятия “Водоканал вы покупаете отдельно, а он далеко. Чтобы она была у вас в кране... т.е., чтобы к вам приходил “Водоканал” и приносил водичку ведрами, тогда бы сказали, что ЖРЭУ не нужно. Или чтобы у вас в розетку ведрами заливалась электроэнергия, или, например, со столба через форточку шел кабель и в вашу розетку подключался... Но так, чтобы она попала в розетку, сколько еще надо входных устройств!”
 
Кажется, комментарий ЖЭСовца звучит логично. Но побеседовала я с представителем ТЭЦ, которая подает нам тепло в сезон и обслуживает свои наружные сети. Оказывается, мы платим за 1 Гк по ее себестоимости, а некие ремонтные работы ЖЭСов во внутридомовых сетях — случай достаточно редкий (кроме подготовки к началу отопительного сезона или в период его завершения). Если в квартире вдруг отключилась электроэнергия, то люди обращаются в электросети, которые устраняют неполадку. По поводу обслуживания лифтов — народ обращается в “Брестлифт”, договор с которым заключает ЖРЭУ. Вывоз бытового мусора — да, совсем мелкую сумму платим, причем эта услуга как раз дотируется из бюджета, т.к. городская свалка (полигон твердых бытовых отходов) находится в 55 км от областного центра, а значит, вывозить их туда ежедневно достаточно затратно (а ведь вывозят). За один куб воды (если в квартире есть водомеры) платим по себестоимости. И, разобравшись с этими позициями, вернемся к основным камням преткновения — техобслуживанию и отчислению на капремонт — и к содержательной беседе с Иваном Петровичем.
 
Он вдруг поинтересовался, сколько я платила за свою крохотную квартирку (даже балкона нет) в спальном районе в период отопительного сезона. Услышав сумму — 72 тысячи рублей, отчего-то возмутился:
 
— А сколько денег на пропитание вам надо в месяц?
 
— Ну-у... по-разному бывает, — ответила я.
 
— Например, вам хватит 200 тысяч (разговор был еще до обвала цен. — Авт.)? — поинтересовался он.
 
— А вы за столько могли бы прожить?
 
— Хорошо, пусть 500 тысяч. Так что, вам жалко заплатить 72 тысячи за коммунальные услуги и не жалко потратить их на унитаз?! Вот как ЖРЭУ — так козлы, мягко говоря!!!”
 
Никто не спорит: специалисты ЖРЭУ все-таки нужны. Кран потек — сантехника их ЖЭСа зову. Электророзетку поменять — зову электрика. Но ведь их услуги — за отдельную плату! То, что наши коммунальники заботятся о внутренних сетях, — ладно. Только вот — разве они каждый день, каждую неделю заботятся? Так адекватна ли плата за это виртуальное техобслуживание тем достаточно солидным суммам, которые выплачивает население?
 
Мой собеседник говорил еще об уборке придомовых территорий, о работе дворников, уборщиков подъездов, о том, что людей не хватает. Но давайте помыслим логически: ведь предусмотрено штатным расписанием наличие такого работника. Следовательно, предусмотрена и сумма их зарплаты. А если их не хватает, то куда уходят оставшиеся деньги? На другие нужды? А на какие конкретно?
 
И здесь вспомнились мне недавние дебаты с соседкой-пенсионеркой, с возмущением вопрошавшей, собираюсь ли я убирать (мыть) подъезд. Я пыталась объяснить ей, что в отличие от некоторых других на площадке не курю и не плюю, фантики не бросаю, лифтом не пользуюсь, и вообще — пусть посмотрит в платежку, там есть строка “плата за техобслуживание”, в один из пунктов которой и входит уборка подъезда. Так пусть ею занимаются либо те, кто мусорит, либо уборщица.
 
...В общем, ситуация тупиковая. Как, впрочем, не прояснила я и вопрос относительно отчислений на капремонт. Они, как выяснилось, аккумулируются на отдельном банковском счету, и, как мне поясняли люди сведущие, этот счет — дело темное, доступ к нему имеют очень немногие. И на основании экспертизы принимается решение, какой дом нуждается в капитальном ремонте в первоочередном порядке. Но позвольте! — а если гражданин, исправно выплачивая отчисления на капремонт, не доживет до того светлого дня, когда капремонтом будет осчастливлен дом, в котором он проживал? За что же тогда платил? Да, разумеется, я понимаю, что капремонт отдельно взятого дома — дело достаточно дорогое, что жильцы, даже всем миром скинувшись, его не потянут. Но сохранилось в городе немало домов довоенной постройки, в которых капремонт не делался. Получается, никакой экспертизы там не проводилось (или уж больно дома добротные); так что не известно, когда и до них очередь дойдет. А между тем за этот мифический капремонт жильцы исправно платят!
 
Кстати: плата за капремонт была введена в 1999 году.
 
— Куда же уходят деньги за капремонт? — поинтересовалась я у своего собеседника.
 
— Так что же, вы не видите, куда они расходуются? Посмотрите на Брест — какие дома красивые, капитально отремонтированные!
 
...В 2005 году Комитетом госконтроля Брестской области было установлено, что коммунальными службам населению Бреста было необоснованно начислено 119 млн рублей. Любопытно, случаются ли подобные казусы сейчас? Я обратилась с таким вопросом в Госконтроль. Увы — поначалу мне ответить не отказались, но после того, как выяснилось, что материал предназначен для “Народной Воли”, довольно долго кормили обещаниями, “завтраками” и, наконец, потребовали, чтобы газета дала официальный запрос. Оно-то вроде и справедливо, да только сколько же времени это займет...
 
Приватизация или «прихватизация»?
 
Если вновь вернуться к сравнительно честному отъему денег, то тема приватизации также стала актуальной, более того — порождающей панику среди некоторой части населения. Суть вот в чем: в конце минувшего года в одном из СМИ появилась устрашающая (а может, провокационная?) публикация, смысл которой в следующем: с 2012 года приватизация завершается, и те, кто нынче и срочно свое жилье не приватизирует, будут платить за него государству как за аренду используемого помещения, т.е. деньги весьма солидные. Вроде как квартирантами у родного государства станем. Как это, не правда ли, обидно, для тех, кто долгими годами стоял в очереди на получение жилья, честно вкалывая на благо родины... Правда, я слышала утверждение, будто слух по поводу квартирантов — не более чем газетная утка и ничем не подтвержден. Хотя, как известно, не бывает дыма без огня...
 
Если учесть, что в разных регионах страны количество неприватизированного жилья колеблется от 25 до 40% (в Бресте — 27%), то есть здесь о чем подумать. Конечно, далеко не у всех есть деньги для приватизации. Но главное — далеко не у всех имеется для этого смысл. Ну вот, например: живет одинокий немолодой пенсионного возраста человек — скажем, некая условная бабушка Аня 78 лет. Завещать квартиру ей абсолютно некому. Спрашивается: и зачем ее приватизировать?
 
Ладно, предположим, бабушка ввязывается в эту затею, опасаясь, что в следующем году ей пенсии не хватит, коль станет она квартиранткой у государства. Начинает с заявления в местные органы власти. Затем — приходит к ней специалист из РУП “Брестское агентство по регистрации и земельному кадастру”. А бабушка после долго удивляется расценкам — расчет стоимости приватизации жилья — 17.340 рублей, справка-характеристика с обследованием жилья — 31.500 рублей. Вы не находите — что-то уж больно много?
 
Осталось выяснить, каковы же критерии оценки жилья. Пожалуйста! Это — балансовая стоимость дома, год его постройки, общая площадь квартир дома, коэффициенты потребительского качества приватизируемой квартиры и коэффициенты качества жилой среды.
 
Само собой, для оценки всего вышеперечисленного есть нормативные акты. Однако, согласитесь, что оценить недорого относительно приличную квартиру и подороже — захудалую “хрущобу” — такое вовсе не исключено. Ибо, несмотря ни на какие акты, некоторый субъективизм в процессе оценки жилья все-таки может по разным причинам присутствовать.
 
Дальше — больше. Значит, оценили квартиру условной бабушки Ани. Пройдя все необходимые процедуры, бабушка заплатила за нее первый взнос, к примеру, 3—4 млн рублей. А остальную сумму должна платить в рассрочку, и рассрочка, по ее выбору, — в течение либо 20, либо 40 лет. Как вы думаете — старушка планирует стать долгожительницей? Кроме того (и это важно!) — до тех пор, пока вся сумма за приватизацию (20—40 лет) не будет выплачена, она не имеет права продать, подарить или завещать кому-то эту квартиру, т.е. ее собственницей не является.
 
Что же получается? А то и получается: в местный отдел приватизации хлынул народ — и молодые, и постарше. Заявлений на приватизацию на сегодняшний день подано более 900 (это и те, что на общих основаниях, и льготники). Вопрос: рассрочка на 20—40 лет — это журавль в финансовом небе государства, а 10% оценочной стоимости жилья (несколько миллионов рублей), которые гражданам надо заплатить, оформляя приватизацию, — синица в руке государства, иными словами — живые сиюминутные доходы? По-моему, эта попытка лихорадочно залатать финансовые дыры бюджета за счет населения не только не честна, но даже унизительна.
 
Вместо послесловия
 
Помните фразу слоненка из известного мультика: “У меня есть одна мысль, и я ее думаю”? Мне кажется, у наших законотворцев тоже есть одна мысль: как бы половчее ободрать простых граждан.
10:30 24/06/2011




Loading...


загружаются комментарии