Андрей Почобут: несгибаемый человек

В марте 2005 года гродненская милиция задержала троих польских журналистов. Среди них был я и фоторепортер Newsweek. Нас задержали на избирательном участке в ходе дополнительных выборов в парламент. Обстановка была невеселая, потому что милиция в отделении предъявила нам серьезное обвинение в подделке журналистской аккредитации.

Сейчас за решеткой сидит Андрей

Ситуация ухудшалась тем, что аккредитация была аннулирована в посольстве Польши в Минске, так что рождались подозрения, что атакуя журналистов, белорусские спецслужбы хотят впутать польскую дипломатию в какой-то скандал. Хуже всего было то, что никто не знал, в какое отделение нас отвезли, контакт с внешним миром был прерван, потому что белорусы отобрали у нас мобильные телефоны.

Но, к счастью, мы были не одни. Кто-то объезжал все отделения милиции Гродно, и прежде, чем к акции подключились польские дипломатические службы, гродненская оппозиция не только выяснила, где нас удерживают, но и быстро созвала у места нашего ареста митинг. Тем, кто искал нас и организовал протестную акцию, был Андрей Почобут. Он рисковал, как и все, кто стоял тогда на снегу и громко требовал отпустить польских журналистов. Милиция вызывала отряд ОМОНа в полном боевом снаряжении. Дубинки, к счастью, в ход не пошли.

Сейчас под арестом, уже с апреля, находится Андрей Почобут. Ему грозит четырехлетний, а возможно еще более серьезный, срок за якобы оскорбление президента Александра Лукашенко в статьях и записях в блоге. В прошлый понедельник в Гродно начался суд. В то же самое время в Минске идет процесс по делу лидеров оппозиции и недавних кандидатов на пост президента Беларуси Владимира Некляева и Андрея Санникова, обвиняемых в организации нелегальных демонстраций. Но именно дело Почобута, польского корреспондента Gazeta Wyborcza и активиста объявленного вне закона белорусскими властями «Союза поляков» в Беларуси, вырастает до масштаба символа безумства режима Лукашенко.

Заговор против Беларуси

Это процесс должен стать прежде всего ударом по полякам Гродненщины. Почобут является не только журналистом, но и одним из лидеров «Союза поляков», который оказался сейчас на нелегальном положении. На самом деле диктатор продемонстрировал свой страх. Перед лицом галопирующего кризиса власть хочет все сильнее дисциплинировать собственное население, а поляки – это удобный показной враг. Суровой карой для Почобута режим попытается доказать, что польское меньшинство рука об руку с Варшавой замышляет заговор против Беларуси.

Почобут происходит из старой польской семьи в Гродно. Его отец, Станислав, - это ходячая энциклопедия история Гродненского края. Он знает каждую, самую затерянную деревушку в излучинах Немана, а местные пожилые жители знают Почобута, вернее, «пана подчашего Почобута», как они часто его называют. Воинственно настроенный Почобут не раз негодовал по поводу пассивности жителей Гродненщины. Он рассказывал о январском восстании и борьбе партизанских отрядов «Армии Крайовой» с советскими силами время войны и после ее окончания. «Созвать вот так сейчас людей и уйти в леса не получилось бы, это трусы», - шутил он. Но он вполне всерьез переживал за судьбу Беларуси, находящейся под авторитарным управлением.

У его сына Андрей вместо ружья перо. Он никогда не желал развязывания в Беларуси гражданской войны, а предпочитал открывать глаза людям - даже милиционерам и сотрудникам КГБ. А в первую очередь Европе и миру, который довольно долго питал иллюзии, что белорусский режим пойдет на постепенную либерализацию. Держа Почобута в тюрьме, власти перекрывают один из важнейших источников информации о том, что происходит за «соломенным занавесом», отделяющим Беларусь от Европы. Андрея Почобута уже неоднократно приговаривали к заключению. Раньше это бывал арест на пару недель. После каждого пребывания в камере Андрей выходил похудевшим, с красными пятнами на лице (результат ужасных гигиенических условий в тюрьме). «Мой сын – твердый человек, мы еще и не с этем справлялись, так что выдержим и сейчас», - успокаивает себя Станислав Почобут. «Нынешний режим – это трусливая имитация прежней советской тирании», - добавляет он. «Политических в белорусских тюрьмах уважают. По еще царской традиции они не встают, когда в камеру входит охранник, а уголовники к ним не придираются. Хуже всего грязь. Пол камеры – это отсыревшие доски, а по стенам ползают насекомые», - рассказывал после очередной отсидки Андрей Почобут.

Нервная власть

Власти уже давно нервно реагировали на Почобута. Когда он стоял в группе митингующих оппозиционеров, милиция всегда цеплялась к нему и вытаскивала из толпы. Это было не так легко, потому что Андрей не из слабаков. Он насквозь знает методы работы белорусский службы безопасности и мог с точностью понять, когда за ним следят и в какой из машин сидят шпики. «Со временем то, что мы постоянно находимся под наблюдением, стало настолько обычным, что мы перестали обращать на это внимание», - рассказывал он. Но КГБ относился к Почобуту далеко не нейтрально. Он был в центр внимания гродненских спецслужб.

После декабрьских выборов 2010 года режим сбросил маску, перестал пытаться понравиться Европе и атаковал оппозицию в лоб. Лидеры демократов оказались в тюрьмах. Вместе с ними, тогда еще на краткий срок, и Андрей Почобут. Любезностей больше не было. Кагэбисты его избили. Журналист как обычно написал об этом, хотя его предупреждали, чтобы он сидел «ни гугу». В апреле его снова арестовали. «Он отважный сукин сын, им его не сломить, но его упрямство их сильно раздражает», - говорит Мечислав Яскевич - другой польский активист из Гродно.

Вдобавок ослепленный яростью белорусский режим совершил стратегическую ошибку: Почобут в тюрьме будет для властей так же опасен, как и Почобут на свободе. Из-за него впервые в один голос на тему внешней политики, в его защиту, высказались Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) и Дональд Туск (Donald Tusk). Освободить журналиста требовали в Варшаве Барак Обама и депутаты Европейского парламента. Письмо в защиту Почобута подписали главные редакторы ведущих, в обычной жизни враждующих между собой, польских СМИ. Польские журналисты, к сожалению, не могут организовать в Гродно манифестацию солидарности с Андреем Почобутом: большинство из них давно не пускают в Беларусь. Но мы и так с Андреем.
22:08 24/06/2011




Loading...


загружаются комментарии