Краткий курс свободы: пригодится ли Беларуси польский опыт

Польша, которая на прошлой неделе впервые заступила на пост председателя ЕС, готова экспортировать демократию, но не знает, кому она нужна в Беларуси. «Огонек» рассказал о том, как в Польше смотрят на ситуацию в Беларуси.

Опальные белорусские оппозиционеры всегда находили крышу над головой у соседей за Бугом. Польша предоставляла убежище борцам с режимом Лукашенко, не выдавала преследуемых на родине бизнесменов, отстаивала права белорусов в европейских организациях. Да и сами польские политики, в том числе депутаты сейма, не раз участвовали в протестных демонстрациях в Минске, за что белорусские власти не раз предъявляли им обвинения. Пока политики по обе стороны Буга гадают о том, как изменятся отношения двух стран после того, как Польша стала на прошлой неделе во главе ЕС, а Беларусь погрузилась в экономический кризис, самый верный способ составить об этих отношениях представление — замерить температуру на польско-белорусской границе.

Не ржавеет только "Дружба"

Адамово — ухоженный поселок на востоке Польши в Подлясском воеводстве, куда выходит нефтепровод "Дружба", построенный в 1960-1970-е годы. Около 200 жителей такого наплыва гостей еще не видывали — сдаются в работу два гигантских нефтехранилища объемом свыше 200 тысяч кубометров. Самые крупные и, как утверждают, самые безопасные в Европе. Событие государственной важности. Впервые в истории сюда наносит визит глава правительства Польши.

"Тут бьется энергетическое сердце Польши",— подчеркнул премьер-министр Дональд Туск, прилетевший на вертолете на торжества в Адамово, к названию которого часто цепляют через дефис — Застава: в паре километров — польско-белорусская граница. Премьер поднялся по лестнице на 20-метровую высоту одного из нефтехранилищ и, как большой любитель погонять мяч, сравнил его поверхность с двумя футбольными полями. Спустившись на землю, Туск отдал должное повышению энергетической безопасности Польши, а глядя в сторону границы, откуда течет российская нефть, с грустной миной отозвался о Белоруссии, как самой антидемократичной стране в Европе.

Польские журналисты не преминули напомнить: два года назад, в июне, на экономическом саммите Польша — Беларусь Дональд Туск излучал энтузиазм: "Улучшение польско-белорусских отношений с первых дней моего правительства было нашим приоритетом". Премьер отдавал себе отчет, что это не будет легкой задачей, но уповал на "открытие ворот" и ту позитивную роль, которую могут сыграть в этом деле предприниматели, артисты, туристы,— словом, развитие взаимной торговли и культурных обменов. "Мы ждем от политиков, чтобы не мешали людям",— сказал тогда премьер. В конце концов, разве не так, шаг за шагом, и сама Польша вступала в ЕС, который она на днях и возглавила?

Средняя температура по границе

Сейчас, однако, можно уверенно говорить, что "открытия ворот" не получилось. Буквально за день до церемонии в поселке Адамово на двух белорусско-польских погранпереходах — Брузги — Кузница и Брест — Тересполь — прошли стихийные массовые протесты белорусов против резких ограничений вывоза за границу топлива и товаров. Усмирять бунтовщиков пришлось с помощью милиции и слезоточивого газа. Задержанным грозят большие денежные штрафы и лишение возможности выезда за границу...

Чтобы понять масштабы проблемы, напомню: польский и белорусский люд с обеих сторон жил приграничной торговлей еще с 1990-х годов, как только обнаружились дырки в железном занавесе. Сначала поляки ездили за Буг, а белорусские мясо, молочные продукты и выпечка на фоне прописанной Лешеком Бальцеровичем "шоковой терапии" шли на ура даже в Варшаве. Напротив, когда польские реформы стали давать результат и частная торговля пошла в рост, магазинчики и службы сервиса на польской стороне границы выросли как грибы после дождя. Вывески и наименования товаров — на русском языке. Снабжение по заказу белорусских покупателей: колбасы, сосиски, копчености, растительное масло, бытовая химия. И вдруг: стоп! 1 мая 2004 года Польша вступает в ЕС, а с 21 декабря 2007 года присоединяется к Шенгенскому соглашению. Дорогостоящие визы вместо символического ваучера перекрывают приграничный кислород белорусам. Поляки же устраивают демонстрации протеста в защиту своих соседей и клянут Евросоюз. Приграничная торговля замирает.

Дело поправили льготные многократные визы. Со стороны Белоруссии вновь поползли "муравьи" (так поляки называют "челноков") — в основном с бензином и сигаретами. Популярными стали машины с большим баком вроде "фольксвагена-пассата". Система, в которую с обеих сторон границы включились сотни тысяч людей, была отработана до мелочей. На польской стороне возникли точки, куда можно было сдать курево и слить топливо даже в отсутствие приемщика. Запиши доставку в тетрадку, а деньги в следующий заезд будут ждать в конверте. Все по-честному.

И вот июньский облом. Белорусских "муравьев", перед которыми запрет на вывоз продуктов и невозможность купить валюту поставили вопрос "С чего теперь жить?", начали травить слезоточивым газом. Зато поляки опять зачастили к соседям. Бензин, хотя и подорожал на 30 процентов, все равно раза в два дешевле, чем в Польше. Не говоря уж о том, что почти 60-процентная девальвация белорусского рубля сделала многие товары белорусского производства привлекательными для иностранцев.

Нынешние белорусские запреты — выезд не чаще одного раза в пять дней (для своих граждан), вывоз не более 1 кг мяса и масла, двух пачек сигарет и 20 литров бензина, полный запрет на белорусскую бытовую технику — бьют не только по "муравьям", но и рикошетом по соседям — полякам с литовцами. "Если будет катастрофа в экономике, мы вообще закроем границы и будем покупать по импорту только то, что нам надо",— предупредил президент Белоруссии Александр Лукашенко. И добавил: "Но одеться и поесть у нас есть на что". Протесты на границе, считают в Польше, показывают, что с последней репликой белорусского президента согласны не все его соотечественники.

— Протестующие отстаивают свое право ездить в Польшу чаще, и их нельзя не понять,— объясняет "Огоньку" журналист "Газеты выборчей в Белостоке" Якуб Медек, которому уже четыре года без объяснения причин запрещено въезжать в Беларусь.— Ведь если у одних белорусов по нашу сторону границы — деловые интересы, то у других — семьи и родственники. Белосток, где я живу, всего в 70 км от белорусского Гродно. Эта граница, которая для многих сейчас оказалась закрытой, разделила тысячи семей. До сих пор не решен вопрос приграничного передвижения без виз в зонах по 30 километров с обеих сторон. Когда это кончится — непонятно. Как проинформировал на днях представитель посольства Белоруссии в Варшаве, это связано с напряженной атмосферой между двумя странами...

Ликбез для Запада

Польша, впрочем, не только внимательно следит за тем, что происходит за ее восточной границей. Из Белостока и Бельска- Подляски вещает на Беларусь радио "Рацья" ("Правда"), а из Варшавы — телеканал "Белсат", который финансируется польским МИДом. Их цель — донести белорусскому обществу независимую и объективную информацию. Эти СМИ у официального Минска как бельмо на глазу: их штатным сотрудникам въезд в Беларусь запрещен, а корреспонденты работают фактически нелегально и их часто задерживают с конфискацией телекамер и компьютеров.

Чтобы понять, как строить отношения с Беларусью дальше, в Польше проводят мозговые штурмы, на которые приглашают аналитиков со всего мира. Самым заметным стал состоявшийся на днях Глобальный форум во Вроцлаве, организованный Атлантическим советом США (Atlantic Council of the United States) и мэрией этого города — он привлек около 300 известных политиков, дипломатов и экспертов, многим из которых пришлось, как ни странно, открывать для себя Беларусь.

— С точки зрения демократии Беларусь по-прежнему белое пятно на карте Европы,— объяснил "Огоньку" логику организаторов мэр Вроцлава Рафал Дуткевич.— Соответственно многие хотят понять: принесет ли интенсивность общественных выступлений в сочетании с экономическим кризисом какие-то политические результаты? В любом случае эта страна сейчас самое интригующее место на континенте.

На форуме вспоминали, как накануне последних выборов 19 декабря 2010 глава польской дипломатии вместе с немецким коллегой ездил в Минск, что называется, с кнутом и пряником. Дипломаты сообщили Лукашенко, что демократическое проведение выборов позволит Западу найти для Белоруссии 3 млрд евро. И что же? Да ничего — результат известен.

Именно этот результат — аресты оппозиционеров на фоне триумфального переизбрания Александра Григорьевича — объясняет скептическое отношение белорусских участников форума во Вроцлаве к программе "Восточного партнерства", которую Польша инициировала и намерена продвигать в ЕС. Этот скепсис не снимают даже обещания увеличить финансовую помощь общественным движениям, прозвучавшие из уст евродепутата Яцека Протасевича, возглавляющего в Страсбурге постоянную комиссию по отношениям с Республикой Беларусь. "Из диктатора нельзя сделать демократа, как из волка вегетарианца",— констатировал Станислав Шушкевич. Лидер социал-демократической партии "Громада" упрекнул как Запад, который помогал Лукашенко, так и Россию, которая, по его словам, сделала из Лукашенко диктатора. "Ни Страсбург, ни кто-либо еще не имеют влияния на Лукашенко, который водит всех за нос. Годится ли польский опыт для Белоруссии? Вряд ли. В Польше костел поддерживал демократию и оппозицию, а в Белоруссии костел и православная церковь — на стороне власти. Оппозиционные лидеры сейчас в тюрьме. Хорошо хоть, что идет моральная борьба за их освобождение",— эмоционально подытожил Шушкевич.

Вызвал дискуссию и вопрос об эффективности экономических санкций. "Санкции ничего не дадут, а только негативно скажутся на простом населении",— утверждал известный польский политик и экс-министр обороны Януш Онышкевич. "Если уж вводить санкции, то против тех фирм, которые кормят семью Лукашенко. Народа они не коснутся",— заметил белорус Алесь Беляцкий, председатель правозащитного центра "Весна".

Одним из главных вопросов на этом форуме был вопрос персональный, который повис в воздухе. В свое время Запад знал, кого поддерживать в Польше. А вот кого поддерживать сейчас в Белоруссии? Ответа во Вроцлаве, увы, так и не прозвучало.

Студенты из политических

Расположение офиса, а лучше сказать — штаба неправительственной организации "Инициатива Свободная Беларусь" в высшей степени символично. Центр Варшавы, возле площади Конституции, рядом некогда располагалось кафе "Несподзянка" ("Сюрприз"), в котором проводила свою первую пресс-конференцию легализованная "Солидарность" перед теми самыми выборами 1989-го, после которых компартия мирно передала власть оппозиции. Все как бы должно говорить в пользу повторения того же сценария в Белоруссии, но пока — лишь на языке жестов и символов.

Эта организация — формально польская, но по сути интернациональная — громко заявила о себе в 2006 году после масштабного концерта "Солидарны с Беларусью". С тех пор эта акция стала знаковой: она проводится ежегодно 25 марта, когда белорусская оппозиция отмечает День Воли — запрещенного властью Лукашенко праздника независимости Белоруссии. А зародилось все по инициативе группы польских студентов, остро воспринявших ситуацию за Бугом. Попросив одного из членов правления, куда входят поляки и белорусы, познакомить с организацией изнутри, я ожидал встречи с "боевым активистом", а встретила меня черноволосая милая девушка с пакетом клубники. Виктория Хокимова показывает помещение. Зал, где проходят репетиции любительских театральных коллективов, рабочие комнаты, по льготной цене арендованные у города. Тем не менее этот офис стал важным информационным центром — в Польше и за границей о нем знают все, кто готов поддерживать оказавшихся в трудном положении белорусов.

Сама Виктория заканчивает факультет менеджмента и маркетинга Варшавского университета. Она одна из первых белорусских студентов, которые попали в "Стипендиальную программу им. Константина Калиновского". (Это, кстати, еще один символ — этот поэт и публицист возглавил восстание против царизма в 1863 году на территории современных Белоруссии и Литвы и призывал белорусов воевать "за своего Бога, свое право и свою Родину".) Польское правительство пять лет назад после президентских выборов в Белоруссии 19 марта 2006 года (сейм Польши единодушно признал их сфальсифицированными и призвал к проведению новых) вместе с советом ректоров польских университетов адресовало "программу Калиновского" белорусской молодежи, которая была исключена из вузов за оппозиционную деятельность. На первых порах студенческий билет институтов и университетов Польши получили 244 белоруса.

— Сейчас политических студентов меньше, но все равно каждый год "программу Калиновского" пополняют 40-50 белорусов,— рассказывает Виктория.— В основном дети репрессированных родителей. Моя мама была редактором районной газеты в городе Жабинка, но ее уволили за членство в Белорусском народном фронте (БНФ). Она осталась с тремя детьми на руках, продержалась, сейчас работает в газете "Вечерний Брест". А у многих наших студентов родители в тюрьме.

Европейское образование белорусские власти считают небезопасным. Многие прошли собеседование с представителями спецслужб Белоруссии. "Со мной тоже разговаривали,— говорит мне один из белорусских студентов.— Спрашивали о моих занятиях в Польше, предлагали вернуться на учебу в Минск, навязывали сотрудничество. Короче, давили на психику".

Каждый участник программы знает о скандале 2007 года. Тогда один из стипендиатов, Владислав Михайлов, признался польским газетам, что завербован КГБ. После чего неожиданно вернулся в Беларусь и в интервью на правительственном телеканале заявил, что студентов "программы Калиновского" вынуждают в Польше участвовать в антибелорусских акциях. В результате такого "откровения" в среде белорусских студентов поселилась подозрительность в появлении "очередного Михайлова", а имя "Влад" стало нарицательным.

...На еще одной конференции под названием "Как демократизировать Беларусь?" говорилось о том, что пока никто не может ответить на главный вопрос, кого поддерживать в Белоруссии и за что соответственно в ней бороться, белорусское общество теряет надежду на перемены, потому что не знает, кто их может возглавить. Очевидна проблема массовой эмиграции: из страны уезжают уже не только оппозиционеры, но и бизнесмены, чиновники среднего уровня, преподаватели. Есть деньги на поддержку демократических движений, но нет механизма инвестиций — их бесполезно направлять в страну, в которой нет консолидации оппозиционных сил. Остается лишь вкладывать в проекты, которые осуществляются за границей Белоруссии для Белоруссии.

Беседую с координатором Гражданской кампании "Европейская Беларусь" Дмитрием Бородко. Он из последней волны эмиграции, которая началась после декабря 2010 года. Член штаба кандидата в президенты Андрея Санникова, находящегося сейчас в заключении. Сам Дмитрий ареста дожидаться не стал. Теперь вместе с другими политэмигрантами учит польский язык и готовит к регистрации "Европейскую Беларусь", которая пытается привлечь внимание к положению в Белоруссии и судьбе политзаключенных.

"Европейская Беларусь" — организация белорусская. Из названия следует, что свою судьбу белорусы связывают с Европой, но намерены выбирать сами. Только как и когда? Влиятельный польский еженедельник "Политика" на этот вопрос отвечает так: "Сегодня в Белоруссии нет политической силы, способной конструктивно использовать общественное недовольство, однако при ухудшающемся экономическом положении ее появление является только вопросом времени".
07:16 04/07/2011




Loading...


загружаются комментарии