Белорусы ищут правды в Комитете ООН по правам человека

Комитету ООН по правам человека предстоит дать оценку белорусскому правосудию. Есть основания полагать, что она будет неудовлетворительной. Правда, один из бывших осужденных уже умер, так и не дождавшись реабилитации...

Четыре месяца назад двадцать два бывших инспектора таможни «Западный Буг» и семь механиков терминала «Веставто» направили в Женеву, где находится комитет, жалобу. В ней подписанты, осужденные и отсидевшие за «злоупотребление служебными полномочиями» и «пособничество в уклонении от уплаты таможенных платежей», требуют признать нарушенными их права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. В соответствии с Факультативным протоколом к международному пакту, прежде чем направить сообщение в Комитет ООН по правам человека, жертва (так называют заявителя в этой структуре. — Naviny.by) должна исчерпать все внутренние средства правовой защиты. В своем государстве белорусы прошли все возможные инстанции не по одному разу, но справедливости так и не нашли. 

«Больше пяти лет мы пытались добиться справедливости и доказать свою невиновность, — отметил бывший таможенник и зэк Александр Тыванчук. — Обращались во все компетентные органы, написали свыше сотни заявлений и жалоб, достучались даже до президента, кое-чего добились, но в защите прав и свобод независимым и беспристрастным судом нам было отказано. Поэтому мы обратились в Комитет ООН по правам человека. Мы получили подтверждение, что в настоящее время идет процедура признания нашей жалобы приемлемой для рассмотрения. Процесс это долгий, достаточно бюрократический, занимающий не один месяц, а итоговое решение может быть принято года через два. Но будем ждать и надеяться».

Дождутся, увы, не все: один из бывших осужденных уже умер — в прошлом году. При личной встрече с автором этих строк Александр рассказывал, что самое тяжелое для него и его товарищей по несчастью время началось после освобождения из колоний. Приговоры от 1,5 до 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества и лишением специальных и воинских званий оказались только частью наказания.

«В каждой зоне есть такая своеобразная доска напоминания, — рассказал Тыванчук, — на которой висит бумажка с фамилией заключенного и суммой иска, который он должен погасить по решению суда. Мы все были должны государству: кто десятки миллионов, кто сотни миллионов, а кто и два миллиарда рублей. Реакция со стороны других зэков была примерно такой: вот таможенники наворовали, а не хотите ли поделиться?.. Чем вот только делиться? После освобождения на нас начали давить судебные исполнители. А как расплачиваться, если работу найти трудно? А как жить, если половину зарплаты у тебя высчитывают? Мы не виновны и ущерба никакого не было!».

Слова фигуранта так называемого дела о «ложном транзите» не голословны. Белых пятен в этой истории предостаточно, но имеется и немало фактов, свидетельствующих о том, что белорусское правосудие, мягко говоря, дало маху и не желает в том признаваться.

Все началось в 2002 году, когда таможня «Западный Буг» провела сверку электронных баз с польской пограничной службой. Выяснилось, что с ноября 2001 года по октябрь 2002-го на таможенном терминале «Веставто» в Бресте были оформлены, но не въехали в Польшу 82 большегрузных автомобиля. Как позже выяснилось, автопоезда вместо заявленного маршрута в Чехию с новыми документами оказались в России. По данным фактам в 2003 году были возбуждены уголовные дела в отношении инспекторов таможни и механиков терминала. Следствие проводило УВД Брестского облисполкома, а дело рассматривалось почему-то в Минске Белорусским военным судом, который сенью 2004 года признал виновными 24 инспектора выездного пропускного пункта «Козловичи». Летом 2005 года на скамье подсудимых оказались еще шесть инспекторов и десять механиков терминала «Веставто».

Примечательно, что все документы, по которым осуществлялся «ложный транзит», признаны фальшивыми, но именно по ним ущерб и определялся. К стоимости заявленного груза — свыше 4 миллионов долларов, который в глаза никто не видел, кроме грузоотправителя и грузополучателя, — судебные «математики» приплюсовали таможенные платежи. Более 6 миллиардов белорусских рублей, которые оплачивались по месту доставки товара (в данном случае речь идет о России) «навесили» на 40 бывших таможенников и механиков. Однако по всем международным законам за сохранность груза отвечает перевозчик. В этом же случае перевозчики проходили по делу только как свидетели. В ходе судебных процессов за подсудимых заступился Государственный таможенный комитет. По выводам служебного расследования ГТК получалось, что «в действиях должностных лиц, исполнявших свои обязанности на терминале «Веставто», нарушений должностных обязанностей допущено не было». Однако суд не счел нужным даже приобщить этот документ к материалам уголовного дела.

Находясь в заключении, а также после освобождения брестчане написали десятки жалоб в различные инстанции. Каким-то чудом одна из них оказалась на столе Александра Лукашенко. В 2006 году он поручил создать межведомственную комиссию, которую возглавила заместитель главы Администрации президента Наталья Петкевич.

Комиссия пришла к выводу, что «преступление имело место и вследствие функционирования преступной схемы с участием сотрудников таможни государству был причинен существенный ущерб. В то же время Верховный суд счел, что при вынесении приговоров допущены неточности в определении размера ущерба, подлежащего возмещению заявителями, которые будут устранены при пересмотре уголовных дел в порядке надзора».

Президент с выводами комиссии ознакомился и поручил Генеральной прокуратуре дополнительное расследование. Его проводила старший следователь Светлана Байкова, сама пребывающая ныне в статусе обвиняемой в должностных преступлениях.

«Мы когда узнали, что нашим делом будет заниматься Байкова, — рассказывает Александр Тыванчук, — даже опешили. За Светланой Анатольевной ведь слава была: мол, она всех брестских таможенников пересажала. Но она за нас заступилась».

В ходе доследования выявились ранее не замеченные ни милицейским следствием, ни военным судом обстоятельства. По выводам Светланы Байковой, только десять осужденных имели непосредственное отношение к схеме «ложного транзита». Остальных тридцать из-за несовершенства технологии оформления грузов преступники использовали втемную. В самом худшем случае нескольких из них можно было обвинить в халатности. Также было подтверждено, что весь груз по исследуемым 82 перевозкам был вывезен в Российскую Федерацию, а значит, имущественный ущерб Республике Беларусь не был нанесен. Так же были выявлены непосредственные организаторы, посредники и участники преступной группы.

Генеральный прокурор Григорий Василевич направил на рассмотрение в Президиум Верховного суда заключение о необходимости возобновления производства по делам осужденных таможенников по вновь открывшимся обстоятельствам. Последняя судебная инстанция белорусского государства заключение генпрокурора отклонила, но отчасти «пожалела» фигурантов «ложного транзита». Президиум Верховного суда в отношении всех сорока осужденных снизил размер причиненного ущерба и исключил указание о назначении дополнительного наказания в виде конфискации имущества. Стоимость грузов вычли из исков, а конфискованное к тому времени имущество пошло в зачет.

Так были исчерпаны все «внутренние средства правовой защиты».

Помогут ли внешние — в лице Комитета ООН по правам человека, — время покажет. Однако следует учитывать, что в результате рассмотрения жалобы комитет принимает решение, именуемое «соображение», которое носит рекомендательный характер. Проще говоря, все останется на совести государства…
10:13 04/07/2011




Loading...


загружаются комментарии