Эпидемия "непатриотизма"

Быть патриотом в понимании белорусских идеологов — это покорно сносить то, что твое время жизни благодаря действующей власти является временем существовать.

Эпидемия "непатриотизма"

Недавно комитет по здравоохранению Мингорисполкома принял план мероприятий по противодействию втягиванию молодежи в деструктивную деятельность. 


Возглавляет данную структуру В. Сиренко, вступивший в должность вскоре после того, как 20 декабря 2010 года при его согласии был насильно вывезен из больницы скорой помощи сотрудниками правоохранительных органов кандидат в президенты Владимир Некляев. Первоначальный диагноз, выставленный поэту, В. Сиренко изменил, убрав запись о черепно-мозговой травме.


Появление документа (а цель его – предотвратить дискредитацию руководства страны и проводимой им политики) говорит о серьезной обеспокоенности властей состоянием патриотических чувств молодежи, о страхе, испытываемом ими перед активной гражданской позицией многочисленных участников акций протеста. Степень неудовлетворенности проводимой работой по патриотическому воспитанию у власти велика. «Непатриотизм», действительно, достиг масштабов эпидемии, если за решение проблемы решили взяться медики. И это-то в условиях массовой «вакцинации» – почти поголовного насильственного втягивания молодежи в ряды БРСМ!


Главный тезис «послания» – низкая эффективность работы по патриотическому воспитанию молодежи, пути и средства ее совершенствования.


Что понимают под патриотизмом разработчики документа?


Любовь к Отечеству?


Готовность подчинить его интересам свои, частные?


Гордость за достижения и культуру Беларуси?


Увы! В их понимании патриотизм – это, прежде всего, любовь и почитание власти своей как своего Отечества, готовность подчинять свои личные интересы интересам этой власти. Патриот, по мнению разработчиков рекомендаций, – это человек, готовый отождествить себя с властью и защищать ее интересы. Быть патриотом в их понимании – это отказаться от своих убеждений, от чувства достоинства и рабски подчиниться власти. Конечно, любовь к Родине должна быть деятельной, но она не должна быть поддерживающей тех, кто подавляет свободы человека.


За неделю до смерти (умер в январе 2009 г.) искренне почитаемый мной Валентин Михайлович Козубовский, ученый-психолог, доктор наук, профессор благословил своего аспиранта на разработку проблемы патриотизма. Конечно, проблему патриотизма молодежи (и не только молодежи!) надо решать. Однако решать ее надо не предлагаемыми рекомендациями с их комическим содержанием и не структурам, которым молодежь в большинстве своем уже НЕ ВЕРИТ.


Патриотизм – это взаимоотношение между гражданином и отечеством. Подлинный патриотизм всегда гуманистический (Д.А. Карманова). Он не позволяет превращать молодежь в средство поддержания существующего режима. Подлинный патриотизм начинается с любви к своему ближнему. Что есть «ближний» для врача Н. Сиренко? Ответ на поверхности: власть, стоящие над ним начальники. Смысл, вкладываемый им в понятие «патриотизм», нужен власти. Этот смысл выгоден самому Сиренко.


Не понятно, по каким критериям разработчики документа разделяют людей на «патриотов» и «непатриотов». Вместе с тем ясно, что политик и поэт Некляев лично для Н. Сиренко «непатриот». Участники молчаливых акций протеста – тоже не патриоты. А разработчики документа, напротив, патриотичны. Складывается впечатление, что они спрятались за советами о формировании патриотизма у молодежи, как прячутся люди в шалаше во время грозы, присвоив себе имя патриотов.


При чтении документа возникает недоумение, почему мониторинг патриотизма предписано проводить людям в белых халатах? Позвольте спросить, чем нужно наполнить пробирки перед отправкой их в лабораторию для выявления его уровня сформированности? С учетом каких критериев будет проведен анализ? Почему эскулапы берутся за проблему, сложную для специалистов-гуманитариев? Не секрет, что среди разработчиков проблемы нет единства мнения о критериях патриотизма. Бесспорными критериями по данным последнего опроса ФОМа считают отношение человека к родной природе (равнодушный к ней – не патриот (75%)), знание истории своей страны (70%), не уклонение от службы в армии (69%), отсутствие стремления уехать жить и/или работать в другую страну (56%). Обращаю внимание читателя на последний из названных критериев. Он подразумевает, что патриот не будет стремиться в эмиграцию. А когда руководство страны заявляет о готовности депортировать всех белорусских политзаключенных в Европу, когда целенаправленно создаются условия, побуждающие белорусов к политической и экономической эмиграции, о чем это свидетельствует? Не о желании ли избавиться от «непатриотов», дискредитирующих власть и проводимую ею политику?


Посмотрим на участников Площади 19 декабря 2010 года и на участников летних молчаливых акций с учетом критериев патриотизма. Всех их объединяет критическое отношение к власти. Кто-то заметит, вот он, критерий «непатриотизма»! На заметку читателей, только 30% опрошенных убеждены, что тот, кто критически относится к власти страны, патриотом быть не может. Большинству из протестующих свойственны глубокое знание истории страны, готовность к действию во имя национальных интересов, осознание личной ответственности за судьбу страны, проявление социальной активности. В жизни осужденных «декабристов» и многих «молчаливых активистов» важное место занимают перспективы развития страны, активное отношение к учебе и работе, высокоразвитые морально-волевые качества. А это и есть высокий уровень развития патриотизма!


Патриот – это человек, который испытывает не только гордость за свою страну, но и стыд. Проводя мониторинг патриотизма у молодежи, пусть чиновники от медицины определят, во сколько раз возросло число белорусов, не испытывающих гордость за страну и тех, кто за нее испытывает стыд. Пусть подумают, могут ли быть предметом гордости реализуемая экономическая политика? Наше сельское хозяйство? Размеры пенсий и заработных плат? Количество ледовых дворцов и эффективность их использования? Пусть чиновники от медицины зададутся вопросом, чего стыдятся белорусы? И они узнают, что белорусам стыдно за низкий уровень жизни, за безработицу, за правосудие «понорошку», за переполненность тюрем, за поведение сотрудников правоохранительных органов. Белорусам стыдно за бюрократизм, за безропотное и беспомощное правительство, за обман народа, за незнание языка, за артистов, думающих только о заработке; за государственное белорусское телевидение, за недостойное поведение работников Министерств, за низкий уровень культуры руководителей государства, за самое большое число в мире стражей порядка на одного человека, за тактику «выклянчивания». Стыдно за поведение врача Сиренко в декабре 2010 года, стыдно за разработчиков методрекомендаций по патриотическому воспитанию молодежи.


Весной 2006 года в ходе школьного психологического тестирования мой сын Федор Мирзаянов ассоциировал Беларусь с черным цветом. Какое количество молодых людей ассоциировали бы Беларусь с черным цветом сейчас? В тысячи раз больше! Как прокомментируют чиновники от медицины результаты такого мониторинга? «Расплодились “непатриоты”…». Я скажу иное. И на «камнях» растут «деревья». За семнадцать лет плановой экономики и государственной идеологии в сознании молодых людей «вырос» образ Беларуси, окрашенный в черный цвет. Руководствуясь этим образом, они включились в протестное движение за свободу Беларуси, вызвав панику у руководства страны и страстное желание воспрепятствовать протестам.


Если бы существовала вакцина по профилактике протестной деятельности людей, в каких объемах ее потребовалось бы в декабре 2010 года? А сейчас, в июле 2011 года? А сколько вакцины потребуется осенью 2011 года? Эти вопросы адресует чиновникам от медицины Лобова Марина, мама Эдуарда Лобова, осужденного по сфабрикованному политическому делу и отбывающего сейчас наказание (четыре года колонии усиленного режима) в «Волчьих норах».


В своем письме на волю Эдуард, в прошлом десантник, пишет, что присягнув белорусскому народу, он будет служить ему до конца, а, значит, бороться за его свободу, сколько будет жить. Активист Павел Виноградов (осужден за Площадь на четыре года колонии) радуется, что выйдя на свободу, если к тому времени в стране не произойдет перемен, «…обязательно продолжит заниматься «массовыми беспорядками», только в тысячу раз эффективнее…». Мирзаянов Федор (три года колонии усиленного режима) категорически против предоставления кредита Беларуси в обмен на свое освобождение. Осужденный за участие в митинге протеста против итогов выборов видит в страдании великий смысл и не желает, чтобы предоставленные МВФ деньги пошли на поддержание аппарата подавления людей и плановой экономики. В том спектакле, который идет на воле, политзаключенные исполняют свою, молчаливую, но исключительную роль. Так считает Алесь Киркевич (осужден за Площадь на четыре года колони усиленного режима), так считаю и я. Что Вы скажите на это, разработчики документа? Какой диагноз по этой симптоматике поставил бы юношам консилиум? Скорее, всего, он был бы следующим: в стране пандемия «непатриотизма», а у парней осложненный «непатриотизм».


Быть патриотом в понимании белорусских идеологов — это покорно сносить то, что твое время жизни благодаря действующей власти является временем существовать. Быть патриотом-белорусом в понимании протестующей молодежи — это претворять свое время жизни во время ЖИТЬ. 

10:52 12/07/2011




Loading...


загружаются комментарии