О праве нации на самоопределение

Государственная пропаганда уверяет, что созданная в Беларуси система — выбор народа.

О праве нации на самоопределение

Меньше всего я люблю комментировать чужие слова — если только речь не идет о текстах прошлых эпох. Комментировать же высказывания действующих политиков — дело пошлое: мало ли что он взболтнет! Иной раз ведь даже не думает о напрашивающихся параллелях. На прошлой неделе Александр Лукашенко заявил, что он готов отправить всех, кого Европа почему-либо считает политическими заключенными, в эту самую Европу. Дескать, берите их себе, раз уж они так вам, господа европейцы, дороги.


Комментаторы-блогеры немедленно провели параллель с «философским пароходом», на котором, по распоряжению недоучившегося юриста Владимира Ульянова, выслали из России цвет русской гуманитарной мысли: философов, историков, юристов, писателей…


Параллель яркая, что и говорить. Но там из нищей и обескровленной России высылали людей, великолепно знающих иностранные языки, умеющих зарабатывать на жизнь своими мыслями — своей профессией. Для того, чтобы осознать смысл издевательского предложения Лукашенко, нужно понимать, что в белорусском случае речь идет о молодых людях, многие из которых даже не успели получить профессию: им этого не дали белорусские власти (исключение из университетов политических активистов давно вошло в Беларуси в практику). Мол, берите этих «недоучек» — пусть живут, если смогут.


Тут важно несколько моментов.


Во-первых, Александр Лукашенко не обладает правом лишения гражданства человека, который этого не хочет. В советские времена Президиум Верховного Совета таким правом обладал. А президент Беларуси, слава Богу, не обладает. И какими законодательными нормами Лукашенко намерен руководствоваться, ни один юрист толком так и не пояснил.


Во-вторых, самым страшным наказанием высылка в Европу стала бы как раз не для тех, кто сидит за решеткой, а для самого Лукашенко. Европа молится совсем другим иконам советского прошлого, нежели Лукашенко: он канонизирует все, что связано с именами Сталина и Андропова, Европа же придерживается идеалов Александра Солженицына (тех, советских времен) и Андрея Сахарова. И даже если предположить невозможное, что высланный Лукашенко выучит язык (а белорусская молодежь языки знает), то психологически в новой Европе ему будет куда дискомфортнее, нежели 20-летнему белорусскому политзэку Никите Лиховиду, отказавшемуся в очередной раз признать себя законно осужденным, в штрафном изоляторе. Лиховид, по крайней мере, знает, ради каких идеалов он страдает. За то как раз и страдает, чтобы белорусская молодежь не была вынуждена покидать свою родину. А за что в Европе будет страдать Лукашенко — этот новый Макар из короленковской повести «Без языка»?


Белорусская государственная пропаганда уверяет, что созданная в Беларуси система — выбор народа. Я как человек, воспитанный суровым марксистским наследием, готов признать, что нации и народы имеют право на самоопределение. Но тут не вполне понятно, как определять, что народ свой выбор совершил? Какой критерий, кроме Истории, можно предъявить? Однако те модели, которые избрал Лукашенко (утверждающий, что и народ избрал не только его самого, но и раз и навсегда — дорогую сердцу Александра Григорьевича модель) для подражания, успешно рухнули. И куда теперь? Строить безвозвратно ушедшее прошлое?


Александр Лукашенко уверяет, что в прошлое можно вернуться. Переписать точно можно: во всяком случае, учебники истории в Беларуси переписываются, и «линия Сталина», которую немецкие войска пересекли, даже не почувствовав ее под гусеницами своих танков, предстает в них символом мужества и героизма.


Это означает, что попытка реставрации прошлого возможна исключительно в рамках музейной экспозиции, но никак не в повседневной жизни. Поэтому мальчишки, которые не хотят жить в музее возрожденного сталинизма (пусть мягкого — но даже такого не хотят!), исторически куда более перспективны, чем стареющий и остающийся в плену отживших свой век теорий последний диктатор.


Кстати, о диктаторе.


Лукашенко называют «последним диктатором Европы». Думается, последнее слово в этой характеристике лишнее. Он не в Европе. Стандарты не совпадают. Технологические, экономические, гуманитарные. Другие стандарты.


А Беларусь – да, в Европу! Всю можно выслать — если Лукашенко потребует этого от своих «тонтон-макутов». Тем более что — если верить социологическим опросам — именно с Европой связывает свое будущее большинство граждан страны. Беларусь — в Европу! Всю — чего уж там мелочиться…

11:31 14/07/2011




Loading...


загружаются комментарии