Человека из черного "Мерседеса" встречали шестью ящиками шампанского

Задержанный 3 июля на Привокзальной площади в Минске за прослушивание песни Виктора Цоя "Перемен" водитель черного "Мерседеса" вышел из тюрьмы.

Человека из черного "Мерседеса" встречали шестью ящиками шампанского
"Перемен требуют наши сердца!" - более десяти минут эта песня Виктора Цоя звучала из черного "Мерседеса", который припарковался возле вокзала 3 июля. В это время там проходила молчаливая акция протеста.

Только теперь Дмитрий Шаханов и Екатерина Пилипенко, которые тогда сидели в машине, посетили редакцию "Нашай Нівы", чтобы рассказать историю до конца. Парня тогда забрали люди в штатском.
 
Дмитрий работает наемным директором одной минской фирмы, Екатерина смотрит за ребенком. 3 июля пара направилась на Привокзальную площадь, где должна была состояться молчаливая акция протеста.
 
"К Привокзальной площади на машине добраться было проблематично, так как она была оцеплена. Тем не менее, окольными путями мы добрались", - рассказывает Дмитрий.

Машина остановилась на остановке общественного транспорта, включила "аварийку" и начала слушать хит Цоя. "Через пару минут подъехала машина ГАИ, спросили, в чем дело. Мы говорили, что компьютер выдает ошибку, и ехать дальше не можем. Мы требовали у них удостоверения, но нам показывали только бэдж, что удостоверением не являются", - продолжает Шаханов.
 
ГАИшник сказал, что будет писать протокол за неправильную парковку. "Он настойчиво требовал, чтобы мы сели к нему в машину. Мы отказывались. Подтянулось подкрепление - люди в штатском. Не знаю, кто это был. Естественно, что никто не представлялся".
 
"Люди бандитского вида" выскочили из синего микроавтобуса без номеров и сразу начали командовать. Мы снова спросили, кто они такие. На что получили нецензурный ответ. Они пытались ударить меня в окно, поэтому я начал закрывать его. Сначала их было только двое, а после пять или семь. Чтобы я не смог закрыть окно до конца, в проем засунули какую-то рацию. Пытались локтями разбить стекло" - рассказывает Дмитрий.
 
"Пугали нас, что бросят в машину дымовую гранату. Гранат не было, но через проем в окне двери машины смогли открыть", - говорит молодой человек.
 
Шаханова вытащили из машины, посадили в микроавтобус.
 
"Чтобы я никого не видел, на глаза натянули какую куртку. Посыпались удары по голове, запугивания", - рассказывает он.

Тем временем к Екатерине, которая оставалась в машине, приехал лично начальник ГАИ Дмитрий Корзюк. Он сел в машину и приказал ехать.
"Мы проехали буквально 200 метров, где меня ждал патруль, ко мне подсел сотрудник ГАИ, который перед этим забирал документы. В сопровождении шести машин ГАИ двинулись во Фрунзенский РУВД", - рассказывает Екатерина Пилипенко. На водителя были составлены протоколы, а машина оказалась на штрафстоянке.
 
Дмитрий рассказывает, как составляли на него рапорт в участке Фрунзенского района. "Протокол задержания милиционер сам написать не мог без подсказки, поэтому постоянно звонил и спрашивал, где он меня задерживал, в котором часу, где я ругался. Ему сказали обязательно написать, что матом я выражался внутри "Мерседеса", так как было много кадров, где засвидетельствовано, что из машины я не выходил".
 
Шаханов говорит, что такой цинизм сотрудников милиции его возмутил: "Если фальсифицируют данные, то хоть не в моем присутствии".
 
В результате Шаханов попал в изолятор на улице Окрестина. На следующий день был осужден на 10 суток административного ареста.
 
"На Окрестина охранники относились к нам максимально позитивно. В Жодино же нам решили устроить цирк [перед концом отсидки заключенных перевели в Жодинский изолятор]. Нас встречали, как маньяков-убийц. В длинном коридоре было "маски-шоу", кого-то выборочно били, спустили собак. На меня самого набросился пес. Хорошо, что в наморднике. Людей заставляли чуть не на четвереньках идти, лицом в пол", - говорит Шаханов.
 
Выпускали узников также оригинально. Их отвезли на железнодорожную станцию Красное Знамя, когда родственники ждали их у тюрьмы.
"Люди боялись давать мобильники нам: мы же небритые, с мешками под глазами. Хорошо, что дедушка один не пожалел. Так сообщили родственникам. К нам приехали около ста машин. Было шесть ящиков шампанского, звучала песня "Перемен" Цоя", - говорит Дмитрий.
 
Административное дело Екатерины все еще не рассмотрено, так как протоколы отправили на доработку. Первоначально протоколов было аж семь, но оставили только два. "Сотрудника ГАИ, который составлял те протоколы, кстати, так и не отпустили в отпуск, - смеется Екатерина. - Сказали, пока дело не будет закончено, никуда не пойдешь".
 
Именно после героизма Шаханова и Пилипенко песня "Перемен" массово зазвучала на радио в концертах по заявкам. Теперь власти запретили ее трансляцию, но это только выставило их на посмешище.
13:30 19/07/2011




Loading...


загружаются комментарии