Кто эти люди в штатском?

С некоторых пор в Беларуси стало сложно отличить сотрудника милиции от лиц, скажем так, ведущих противоправный образ жизни. Труднее всего эту задачу со многими неизвестными решать по средам…

Кто эти люди в штатском?

Когда одна часть гражданского населения страны устраивает «молчаливые революции», а другая — как правило, коротко стриженая — участвует в ее подавлении через «пакование» попавшихся под руку людей в машины без номеров.


Отсюда и будоражащие уши и души слухи о том, что так называемые «хапуны в штатском» — это то ли наемники, то ли досрочно выпущенные из тюрем на свободу уголовники. Официальные же лица не спешат эти слухи опровергать, несмотря на то, что, согласно милицейскому закону, «деятельность органов внутренних дел является гласной, открытой для граждан и средств массовой информации».


В то же время, как явствует все из того же закона, «граждане могут добровольно участвовать в решении задач, стоящих перед органами внутренних дел». То бишь, людям в погонах на подмогу могут привлекаться, например, дружинники.


Следует учитывать, что наем «бугаев» со стороны влечет немалые финансовые затраты, а договоры с уголовниками, пусть и социально близкими, могут оказаться себе дороже. Тем паче, что у белорусской власти для защиты ее завоеваний предостаточно собственных легко контролируемых сил, которые и так зарплату получают.


Сколько же их, этих сил? Попробуем подсчитать. Но прежде — небольшое отступление, лет на пять назад…


В канун президентских выборов 2006 года, когда было понятно, кто опять победит и кто постарается по этому поводу бунтовать, экс-министр внутренних дел Юрий Сиваков, возглавлявший в то время белорусскую ассоциацию ветеранов подразделений специального назначения войск МВД «Честь», направил на самый верх письмо с предложением услуг по защите существующего строя. На борьбу с происками оппозиции генерал готов был поднять по тревоге несколько сотен членов ассоциации из числа отставников и уволенных в запас. Но услуга не была востребована, власть справилась сама.


Тренированные силы и резервы для решения таких задач имеются и сегодня, и события вечера 19 декабря 2010 года служат тому доказательством. Хотя зачастую численность МВД (именно это ведомство отвечает в первую очередь за охрану общественного порядка) явно преувеличивают.


В независимых СМИ не раз сообщалось, что в Беларуси — наибольшее количество милиции на душу населения среди стран СНГ и Восточной Европы: якобы на каждых 1000 жителей приходится 14 милиционеров. Простой арифметический подсчет при таком раскладе дает общую численность порядка 134 тысяч сотрудников органов внутренних дел. (Эта цифирь официально не опровергается, но, как и у слухов о наемниках, в том есть свой психологический аспект.) На самом деле есть принципиальная разница между теми, кто служит, кого призвали послужить и кто ходит на работу, где трудовая книжка лежит.


На начало XXI века под «крышей» белорусского МВД находилось около 105 тысяч непосредственно сотрудников милиции, военнослужащих и так называемого гражданского персонала. Такое количество своих подчиненных называл любивший общаться с журналистами тогдашний министр внутренних дел Юрий Сиваков. И уточнял, что на внутренние войска приходится 12 тысяч бойцов.


При министре Владимире Наумове МВД изрядно перетряхнули, провели так называемые преобразования, в результате штатная численность силового ведомства несколько раз сокращалась. В 2004 году, например, указом президента сократили 3 тысячи человек. К весне 2006 году МВД провело, по словам Наумова, «небольшую передислокацию сил и средств». О чем конкретно шла речь, министр не расшифровал. Но позже уточнил, что штатная численность МВД составляет 50 тысяч человек. По всей видимости, именно столько в органах так называемых аттестованных сотрудников. Но это, конечно, не все.


Сошлемся на того же Наумова, который в июле 2007 года в интервью российскому интернет-журналу «Новая политика», говоря о численности личного состава, сообщил о 77 тысячах сотрудников без учета рабочих и служащих объединения охраны. По словам Владимира Владимировича, в эти 77 тысяч входили департамент исполнения наказаний (численность неизвестна) и 11 тысяч военнослужащих внутренних войск.


То бишь, если за прошедшие четыре года в системе МВД не проводилась «усушка-утруска», то в ведомстве служат и работают примерно 90 тысяч человек, из которых приблизительно 50-60 тысяч имеют непосредственное отношение к стоянию на страже закона.


Особо следует учитывать, что самой горячей протестной точкой был и остается Минск. И с позиций милицейской силы столица прикрыта со всех сторон.


По неофициальным данным, милицейский минский гарнизон насчитывает около 5 тысяч сотрудников. На охране общественного порядка специализируется созданный на базе ОМОНа полк милиции специального назначения. К месту заметить, ОМОН некогда насчитывал примерно 200 бойцов, в милицейском спецназе — порядка 500 дубинок. Из этой же оперы — базирующийся в Минске полк патрульно-постовой службы, численность которого неизвестна, но — раз полк, значит, народу в нем не меньше, чем в спецназе.


Помимо этих бойцов правопорядка, в столице дислоцируются три войсковых части внутренних войск МВД. Самой боеспособной с позиций защиты власти от бунтарей, безусловно, является в/ч 3214, она же — бригада спецназа, с общей численностью порядка 1200 военнослужащих и несколькими БТРами.


В резерве либо на подхвате у основных сил подавления «беспорядков» в Минске могут находиться курсанты Академии МВД, в текущем году отсюда выпустились более 300 молодых лейтенантов, и курсанты факультета внутренних войск Военной академии.


То есть, силы у режима для отражения внутренних атак имеются. И это без учета специальной техники и вооружений для ликвидаций массовых беспорядков в виде водометных установок, еще ни разу у нас не применявшихся, и широкого ассортимента спецсредств. И зачем тут некие мифические наемники, когда есть собственные внутренние органы, связанные присягой? Нет сомнений, что «хапуны в штатском» — из их числа.


Ну, а почему тогда МВД не торопится признавать их за своих, чтобы откреститься от слухов о мифических наемниках?


Да потому, что слух в данном случае работает на власть. Вот только «работа» эта корявая и грубая, с многочисленными ошибками, которые даже прокуратура не берется исправлять. Но это уже совсем другая история…

16:55 20/07/2011




Loading...


загружаются комментарии