Знать свое место

История маленького человека, который решил, что он большой. Власть вынуждает становиться к ней в оппозицию даже тех людей, за которых по логике должна бы держаться обеими руками. Показательная история солигорского умельца, который любил президента, своими руками мастерил чудо-механизмы, но был уничтожен местными властями. Классическая история на белорусский манер.

Знать свое место
Солигорский чудо-умелец
 
Солигорчанин Степан Ефимчик прославился в 2003 году. Он, тогда 48-летний столяр одной из средних школ, смастерил из дерева карманные часы. Часы эти точно показывали время, в их механизме и корпусе не было даже малюсенькой детальки из металла. Сначала о необыкновенном народном умельце  написали белорусские газеты, потом подхватили телевизионные каналы России и Беларуси. Последними о  знаменитом земляке и его изобретении рассказали солигорские СМИ. До Ефимчика деревянные часы   мастерил только в XIX веке Николай Бронников -- сохранившиеся  экземпляры  хранятся в музеях Москвы и Дрездена. Правда,  в часах Бронникова одна маленькая металлическая деталька все-таки есть. Степан также отремонтировал часы на вокзальной башне. До этого несколько лет часы на вокзальной башне выполняли исключительно роль муляжа – никакие  мастера, включая столичных,  оживить их  не могли. Однако   продемонстрированное тогда редкое умение  ничего в судьбе Степана Ефимчика не изменило. Более высокооплачиваемая работа так и не подворачивалась.
 
После того, как о его деревянных часах пошумела и Россия,  и Беларусь, место работы Степану все-таки поменять удалось: его взяли слесарем по ремонту оборудования в Солигорский автобусный парк №1, включили в  функциональные обязанности и присмотр за башенными часами. Уж он за ними смотрел! Через короткое время вокзальные часы стали приветствовать пробуждение города задорным петушиным криком, потом в начале каждого часа куковала кукушка, и шло голосовое объявление времени.
 
«Настроение повышается!», «На душе теплее становится!», «Забавно и удобно!», «Визитная карточка Солигорска!» - так отзывались многие жители города  о вокзальных часах. Можно только догадываться, почему не понравились городской власти говорящие часы. Может, потому, что эту милую «визитную карточку» придумали и воплотили не они, важные люди местного значения, а какой-то выскочка-слесарь? Короче, пропел петушок, покуковала кукушка, а потом стихли. По приказу сверху. А вскоре и сами часы на башне заменили. На скучные, электронные.
 
Степан без дела не остался. Его творческая натура тут же подсказала идею, как с пользой для автопарка, а потом, может и для всей     страны использовать свои золотые руки и изобретательский ум. Ну и конечно, как работать так, чтобы самого захватывало.
 
И прибыль, и творчество, и настроение
 
-Одним из сложных мест в нашем автобусном парке был ремонт автомобильных турбокомпрессоров, - рассказывает Ефимчик. – Вышедшие из строя турбины приходилось возить в Минск, где за их восстановление немало платили. По нынешним ценам – 2,5 миллиона за одну единицу. Я предложил директору автобусного парка Алешко: буду ремонтировать турбины на месте, обойдется в 3-4 раза дешевле. Попутно на базе автопарка буду заниматься ремонтом турбин автолюбителей. Согласно директиве президента, мы ведь должны оказывать услуги населению. Директор тогда принял мое предложение на «ура».
 
Стоит заметить: президента страны Степан глубоко уважал. И свой голос на всех выборах, начиная с 1994 года отдавал только ему. И искренне считал, что только А.Г. Лукашенко способен привести страну к процветанию.
 
-Президент пообещал поддерживать творческий потенциал народа, открывать зеленую улицу талантам в любой сфере. Я когда прочитал его директивы на этот счет, духом воспрял. Всем говорил: «Быть нашей стране процветающей», - вспоминает Степан.
 
Его, слесаря 6 разряда, назначили ответственным за вновь открывшийся в Солигорском АП-1 цех по ремонту турбокомпрессоров. Собственно, работников в этом цеху было всего двое – Степан и его подручный. Но за следующие три с половиной года этими двумя для укрепления экономического положения и авторитета парка было сделано немало. По словам Ефимчика, за счет того, что ремонтировали турбины с автопарка на месте, предприятие сэкономило 67 миллионов 266 тысяч рублей. плюс 29 миллионов прибыли принес парку ремонт турбин с автомобилей населения. Одновременно Ефимчик занимался модернизацией турбокомпрессоров импортных двигателей, которыми оснащены автобусы, выпускаемые Минским автозаводом и марки «Родимичи». Дело продвигалось успешно. Изготовленные им 2 опытных образца турбин из белорусских запчастей успешно используются на двигателях двух автобусов.
 
- Если производство моих турбин пустить на поток, выгода будет большая, - объясняет Степан. – Импортные турбины достаточно часто ломаются. Новая стоит в настоящее время около 10 миллионов, а мои – полтора миллиона. Вот вам и денежки за счет импортозамещения. Мне казалось, руководитель автопарка доволен моим техническим новаторством. Но когда я попросил оформить его как рационализаторское предложение, руководство парка регистрировать его отказалось.  Хотя акт о том, что это рационализаторское предложение используется на практике имеет все необходимые подписи должностных лиц АП.
 
Одновременно с модернизацией турбокомпрессоров, неугомонный слесарь разработал тепловую установку. Говорит, что она экологически чистая, вместо воды в систему отопления подается горячий воздух и можно отапливать здания не используя газ, что испытание опытного образца установки проходило на глазах начальства автопарка. Тех впечатлило, но горячего желания каким-то образом внедрить установку на своем предприятии, никто из них не выказал. Степан тогда не особо и обиделся. На местном уровне не поняли, оценят наверху – решил он, намереваясь обратиться за содействием по внедрению своей установки в республиканские органы.
 
Обухом по голове
 
Нынешним летом его, добросовестного, честного  работника, изобретателя, ни разу не нарушавшего трудовую дисциплину, вдруг стали «съедать», а потом и вовсе уволили по статье.
 
Не в обиду Степану, он все-таки при всех своих талантах в нынешней социальной жизни оказался наивным. Верил, что закон у нас по-прежнему на высоте, руководящие лица его свято чтут, как того требует в своих речах Президент, и этим дают положительный пример подчиненным. А если где и находится в этом плане паршивая овца, то ее тут же отгоняют от стада те, кому положено за этим стадом бдить.
 
Среди рабочих служб и подразделений АП-1 Степан пользовался авторитетом. Ему рассказывали многое, просили совета, а некоторые и прислушивались, когда он говорил, что Президент за справедливость и закон, и надо ему в этом деле помогать.
 
-Один раз в декабре 2008 года мне рассказали сантехники, что главный механик автопарка сорвал пломбу запорной аппаратуры на подачу пара, который обогревал все производственные помещения, после чего пар пошел мимо счетчика учета тепловой энергии, т.е. автопарк стал этот пар попросту красть.
Степан не мог допустить, чтобы таким образом обманывали государство, и сообщил об этом директору автопарка. Тот пообещал разобраться. Но, наверное, забыл, потому что когда через какое-то время с проверкой прибыли работники теплосетей, а за компанию и сотрудники КГБ, расходование пара на обогрев помещений АП-1 счетчиком по-прежнему не фиксировалось. Как явствует из ответа начальника Солигорского отделения департамента финансовых расследований Д.И. Ахрема на жалобу Ефимчика, которую он отправил в эту структуру, после своего увольнения по статье, тепловой энергии тогда было украдено парком на сумму 176 миллионов рублей, т.е. в особо крупном размере.
 
-Деньги теплосетям после проверки автопарк перечислил, - рассказывает Степан. – Однако  к главному механику никаких мер принято не было. И это при том, что коллектив всю эту ситуацию знал. Какую честность с рабочего после этого можно требовать?
 
А вскоре он и другие рабочие обнаружили в своих расчетных странное несоответствие. К примеру, за декабрь 2008 года часовой тариф значился 3114, за январь 2009 – 3102. за декабрь 2009 года – 4489, за январь 2010 года- 4450. Уменьшение,  конечно, странное.
 
-Молчали тогда люди, не жаловались на это самовольное снижение тарифной почасовой ставки. Я говорил директору, что уменьшение ставок незаконно, он обещал разобраться. Откровенно говоря, я тогда особо на него из-за этого не наседал, зарплату получал, как считал, достойную. Сначала миллион с лишним, потом около двух миллионов, потом немногим более двух миллионов. Я понимал, что через эти копеечные уменьшения часовых тарифов рабочих, руководство автопарка накручивает за год кругленькие суммы. Но работа над своими изобретениями так захватывала меня, что об этой «мелочи» не хотелось думать. Правда, кое-кому из рабочих, когда те заводили разговор о занижении тарифа, о том, что водители с большим стажем получают мало – около полутора миллиона, а обычные слесаря намного меньше, в то время как руководители за счет экономии зарплаты начисляют себе премии, я обещал: разберемся. Последний из таких разговоров был незадолго до того, как меня уволили, - рассказывает С. Ефимчик.
 
15 июня этого года Степану сообщили, что его цех по ремонту автотурбин из подвалов здания вокзала переводят в авторемонтную мастерскую за городом. На это, как он считал, не было оснований. 16 июня цех был опломбирован. Степана пришел, посмотрел на пломбу на двери, и поехал писать заявление на очередной отпуск.
 
- Я был неприятно удивлен, что со мной так поступили. Но решил шума не поднимать, а уйти в отпуск. Надеялся, что за месяц все уладится, ведь я, действительно, в Солигорске единственный специалист по ремонту турбин.
 
В отделе кадров у него заявление приняли. Сказали, когда выходить на работу.
 
- У директора я заявление на отпуск, как и в прежние годы не подписывал. Ну заведено в парке так – если отдел кадров это заявление берет, значит -  иди отдыхай. Все законно.
 
Через неделю Степану позвонили и сказали, что он уволен за прогулы, т.к. его заявление на отпуск не подписано.
 
Конец иллюзиям
 
Уверенный, что стал жертвой коррупционного заговора в автопарке, Степан разослал жалобы в различные высокие инстанции, начиная от администрации президента, Генеральной прокуратуры, и заканчивая упомянутым уже Солигорским департаментом финансовых расследований. Из администрации резидента его жалобу спустили в Солигорский райисполком, из Генеральной прокуратуры – в местный надзорный орган. Подал Степан в Солигорский суд и иск о восстановлении на работе. Пару дней назад ходил на прием к главному Солигорскому вертикальщику.
 
- Тот не захотел мене слушать, - говорит Степан. – Я не верю, что солигорские инстанции разберутся по существу. Я хочу через ваш сайт обратиться к Президенту.
 
- Александр Григорьевич, я всегда верил Вашим словам, но то ли вы имеете мало влияния на свою вертикаль, и она переиначивает Ваши директивы как хочет, то ли то, что вы говорите – это блеф. Где забота о творческих людях, где помощь талантам, где поддержка изобретателям? На моем примере ничего этого нет, хотя все было Вами продеклаировано. В нашем автопарке рабочие получают зарплату, которой едва хватает на все самое необходимое, руководители же – по 9-13 миллионов. При этом, незаконно снижая и без того малые тарифы простых тружеников. Где социально-справедливое государство, о котором Вы все эти годы говорите?  ПО край ней мере в Солигорске я напрямую столкнулся с коррупцией и диктатурой. Я хотел приносить большую пользу стране и уверен, что мои способности это позволили бы. Но чиновникам этого не надо, наоборот ,ими вытесняются и изгоняются квалифицированные специалисты и профессионалы. Им не нужны кадры,  стремящиеся преградить путь беззаконию. Так, куда же мы идем, Александр Григорьевич? Явно, что не туда, куда надо.
 
Я не хочу уезжать из страны, но и оставаться прежним в моей любимой Беларуси у меня не получится. Горько, но моим иллюзиям конец.  И все-таки у меня еще теплится надежда, что Вы меня услышите.
 
Степан попросил поместить его  телефон. Вот он - +375291284939
07:26 15/08/2011




Loading...


загружаются комментарии