Провинциальный музей: ужас нищеты

Практически в каждом районе Беларуси есть свой музей, ведь страна усиленно пытается стать привлекательной для туристов. Есть свой музей и в Круглянском районе Могилевской области. Может ли он, а не только крупные туристические комплексы, как "Линия Сталина" или "Дудутки", чем-то порадовать туристов?

Провинциальный музей: ужас нищеты
Чтобы ответить на этот вопрос, «Белорусский партизан» попытался выяснить, как работает музей в Круглом.
 
Городской поселок Круглое находится на севере Могилевской области. В начале 90-х годов здесь решили открыть свой краеведческий музей. Жителей в поселке немного, но музей повышает статус поселка. Беларусь стала независимой. Белорусы начали усиленно возвращаться к своим корням. Их поиску и должны были способствовать музеи.
 
Несколько лет собирали по окрестным деревням экспонаты. Первый зал, посвящённый событиям Великой Отечественной войны в Круглянском районе, открылся в 1994 году. После были открыты ещё несколько залов: археологии, этнографии, природы. Есть в музее также уголки, посвящённые дореволюционным владельцам Круглого, среди которых была знаменитый председатель Российской Академии наук Дашкова, приближенная Екатерины II. Воссоздан интерьер кабинета Михаила Черняева, генерала, успешно воевавшего в Средней  Азии. У него было имение в Круглянском районе.
 
«Круглянский музей всегда был одним из лучших по своим показателям в Могилевской области», - считает  Виктор Анненков, директор областного музея, который находится в Могилеве и курирует все районные музеи области. Начальник Отдела культуры Круглянского райисполкома Наталья Тимонова уверяет, что в ближайшее время в агрогородках района должны быть созданы филиалы музея, что поможет развитию туризма. Есть у неё идея и по созданию галереи картин художника Неврева в пустующем ныне старом домике в 7 км от Круглого, где художник  умер в начале прошлого века.
 
Какой ценой достигаются упомянутые показатели и возможно ли реализовать намеченные планы, начальство предпочитает не говорить. Рассмотрим подробнее, как в действительности обстоят дела в музее Круглого.
 
Музей занимает одноэтажный деревянный дом довоенной постройки. К нему сделали кирпичную пристройку, в которой всегда холодно и сыро. Это не помешало разместить в пристройке  хранилище, где в беспорядке скиданы самые разные вещи: прялки, соломенные козлы, солдатские каски, многочисленные деревянные изделия и многое другое. Всем музеям местные отделы культуры райисполкомов спускают годовой план по пополнению фондов. За исполнением плана строго следят, поэтому каждый месяц хранилище пополняется большим количеством разного хлама. На хранение берут всё: ржавые иголки, истлевшие платки, газеты, брошюры, лезвия, скрепки. Главное – выполнить план.
 
Специалистов в музее не было со дня его основания. Сегодня полный штат состоит из шести человек – директор, два научных сотрудника и два смотрителя. Директор - Вииа Гапаева -  пришла в музей из Дома ремёсел. Для неё музей – это «просто работа». И высшее образования она получила заочно, по специальности «режиссура народных праздников». Гапаева любит управлять, следит за каждым шагом сотрудников, строго выговаривает за какую-либо оплошность. Сотрудников у нее в подчинении всего-то 4 человека, но это не мешает реализации управленческих талантов директора. «Я – директор, а ты – букашка», - часто назидательным тоном повторяет она. Районное и областное начальство  её ценит, ведь она беспрекословно выполняет все их приказы.
 
Из-за конфликтов с директором в музее за последние два года почти полностью сменился штат сотрудников. Люди не выдерживают и года. Штаты пополняются либо за счет молодых специалистов, присланных на работу по распределению, либо тех, кто хочет пару лет доработать до пенсии. Смотрителями работают женщины, которые просто нигде не нашли работу. Они дорожат местом, боясь остаться без средств к существованию. Их рабочим местом является столик около двери.
 
Остальные сотрудники работают в двух маленьких кабинетах, в одном из которых стоит компьютер. Подключён даже интернет, за который никто не платит. Компьютер появился в музее только в конце 2008 году, что связано с внедрением компьютерной программы для составления паспортов на экспонаты. Пришлось Министерству культуры искать компьютеры для всех музеев, а музейщикам изучать невиданную для них технику. В Круглом это до сих пор удалось не всем.
 
Надеяться на хорошую экскурсию в музее просто глупо. Вам могут поведать, что «немецкий солдат – фриц -  надевал каску, чтобы стрелять по нашим окопам», что «80-е годы – это тоже история», а «15-й век в Беларуси был каменным». Часто сотрудники, проводя экскурсию, просто читают надписи на стенах. Как им платят, так они и рассказывают.
 
Работы в музее очень мало: редко когда забредут туда посетители или в очередной раз приведут на занятия школьников или детсадовцев. Работают только на бумаге, где количество проведённых экскурсий и занятий увеличивается в разы. В итоге получается, что музей раз в год посещает каждый житель района, включая младенцев. Иногда заезжают туристы, видимо из Венесуэлы и Афганистана. Кроме этого, работники музея якобы ездят в экспедиции по деревням района, читают лекции по истории края всем желающим и работают в архивах, чего в реальности не бывает годами.
 
План по платным услугам выполнить, конечно, сложнее, чем «приписать» посетителей или экспедиции. Однако в этом нелёгком деле был найден нехитрый выход – брать недостающую сумму из зарплат сотрудников.
 
В последние годы на музей возложили ещё одну сложнейшую задачу – организовывать экскурсии для туристов по району в рамках программы развития агротуризма. Хотя в районе есть только две полуразрушенные церкви и несколько памятников, посвящённых Великой отечественной войне, да и те находятся в удручающем состоянии. Пробраться к ним можно только через заросли репейника и полыни. Туристов планируется также возить на Тетеринскую ГЭС, на озёра, в агрогородки. Пока на экскурсии по району возят только школьников на школьных автобусах, ведь у музея своего транспорта нет.
 
В музее строго соблюдают декрет президента об экономии электроэнергии – работают практически только при дневном свете. Часто директор объявляет «дни дополнительной экономии», когда нельзя включать единственный компьютер. В залах окон нет, поэтому посетителям свет всё-таки включают. Выключать бегут, когда они проходят очередной зал. В музее хранится немало свечей и керосиновых ламп, поэтому и полная экономия его работу не остановит. Также строго экономится тепло, что в холодную погоду превращает вешалку на входе в абсолютно ненужное приспособление.
 
Весной и летом в музее, как и во всех учреждениях района, вводится трудовая повинность, которая заключается в уборке прилегающей территории и других территорий района (обезлюдевших деревень). Музей и в этом деле всегда впереди района. Вместо того чтобы, наконец, изучить историю района, которую надо бы рассказывать посетителям, сотрудники часами перекидывают снег, чтобы быстрее растаял, или руками рвут одуванчики, ведь цветущий одуванчик в Круглом – символ беспорядка.
 
Самое ужасное в сложившемся положении то, что сотрудников оно, в общем-то, устраивает. Им нравится, что можно неделями просто сидеть на стуле в полутьме, что частые проверки из Могилёва все просчёты им списывают, что за «приписки» каждый год вручают грамоты. «Везде так», - часто повторяет Вииа Гапаева.
14:44 30/08/2011




Loading...


загружаются комментарии