Александр Куллинкович: Свобода никому

За свободу постоянно борются, и дело это опасное. Если человек требует свободы, значит, он автоматически считает окружающее его пространство несвободным.

Александр Куллинкович: Свобода никому

Вы знаете, есть слова, которые настолько объемны, что вмещают в себя невероятное количество эмоций, значений, толкований и следующих за ними домыслов. Типа «любовь».


Ну, кто знает, что это такое? Поскольку никто не знает, можно наполнять его любым смыслом. Вот секс – это любовь? Ну да, скажете вы. А порнография – ведь это же секс, значит и любовь. Не-ет, скажете вы. А скажете потому, что нет у слова конкретного значения… Есть слова, которые вылетают просто так, как бабочки-поденки. Никто не знает зачем. Покормить рыбешку и развеяться.


Такое же слово – свобода. Что это? Ну, скажете вы, кто ж не знает за свободу. Ткните пальцем, мы у него спросим. А никто и не в курсе. Свобода – такая же непонятная хрень, как и бейсбол: вроде он есть и даже популярен, но правил никто не знает. Ну, видимо, избранные знают, но молчат, предоставляя всем право на выбор своей версии свободы правил игры.


Известно, что за свободу постоянно борются, и дело это опасное. Если человек требует свободы, значит, он автоматически считает окружающее его пространство несвободным. Соответственно, люди, ему противостоящие, попадают в ранг душителей свободы, а это никому не нравится. Так начинается борьба за мир.


Будет ли война? Нет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется. И когда эта самая борьба начинается, очень часто о праве свободного слова говорить уже не приходится.


Живой пример: сайт «Хартии’97». Это как «СБ», только перевернутый текст. (Но если всё это читают живые люди, то они могут повернуть голову и прочитать текст в правильной форме). Жесткая модерация. Принимается только там-принятая точка зрения: если статья ругает кого-то, все должны ругать, если хвалит, значит, в отзывах все должны хвалить этого и не забывать ругать того, из другой статьи. Меня всегда это забавляло в борцах за свободу слова – дети, что поделаешь. Вот как-то всё так, нужно поворачиваться, переворачиваться, иной раз становиться раком, чтоб увидеть истину. Ну, или заработать.


Начальник предвыборного штаба: «А как же свобода слова?»


Атаман Парамонов: «А свобода есть только у одного слова, и слово это мое!»


Так было сказано в замечательном фильме «День выборов». Этот животрепещущий диалог я вспоминаю всегда, когда волею безжалостных судеб меня заносит на сильно официальные или очень оппозиционные сайты. Особенно хороши там форумы. Свобода мысли так и бьет через край. Настолько всё демократично, аж краска на стенах сворачивается. Все разбились по группкам: одни борются, другие держат оборону.


Наверное, эта самая свобода должна быть такова – нормальное восприятие критики, чужого, паршивого мнения, которое лучше бы кое-кто держал при себе. Вот только все привыкли за что-нибудь хвататься, в зависимости от принадлежности: кто за дубинку, кто за трубку, кто за бабку, кто за батьку.


Критика неприятна как профессору психологии, так и удолбанному быдлу, перетекающему из ночного магазина на уютную детскую площадку. Только профессор смолчит, да и хрен его знает, может, тоскливыми неженатыми вечерами сделает выводы, а вот быдло наверняка зарядит в лицо, для простоты называемое мордой.


Вот в данной – и не только в нашей процветающей – ситуации власть имеет возможность и желание дать в морду. И регулярно и с плохо скрываемым удовольствием это делает. А вот остальные борцы за свободу слова пока такой возможности не имеют. Но желание вмазать у них есть, и огромное. И если всё перевернется, столько морд пострадает! Найди десять отличий. Нет их.


Если ты говоришь свободно и ратуешь за эту свободу, то, наверное, нужно и другому дать возможность выговорится. Банально, но это так. А то как-то больно похоже на телевизор.


Нет интерактивности, а в свободе (и особенно свободе слова) это очень важно. Не нужно уподобляться светофору, не нужно выдавать намеки в виде цветовых посланий. Ходи где хочешь, но не создавай аварийных ситуаций. Свобода не должна быть механической, как тот же пресловутый светофор.


Сигнал светофора может измениться в любое мгновение, у него нет чувств и идей, и моральный облик его не очень, если честно. Вот ты уже идешь, а тут поступил приказ стоять. Только, когда горит желтый, не понятно, к чему готовится… Но тебе намекают: будь готов! Вопрос в том, кто обслуживает данный перекресток.

12:27 31/08/2011




Loading...


загружаются комментарии