"Я искала бы любимого на Площади"

Знакомые при встрече на улице в последнее время спрашивают: "Скажи, что у нас в стране дальше будет? Ты же журналист – должна знать". И я вспоминаю вопрос, который задавали белорусские журналисты чиновникам Евросоюза на разных прессухах и зарубежных семинарах.

"Я искала бы любимого на Площади"
Он звучит приблизительно так: «Как вы думаете, когда, наконец, в Беларуси ляснется диктатура?». И каждый раз я думаю о том, что этот вопрос белорусы должны задавать не чиновнику ЕС, не журналистам, а самим себе.
 
Но психология обывателя такова, что мы привыкли искать ответ не в себе, а готовы внемлеть экспертам – политологам, экономистам и другим умным людям. Мы читаем газеты, смотрим телевизор, и верим, что вот, явится Мессия, который изменит всю нашу жизнь.
 
Часто слышу: «От меня ничего не зависит. Какие выборы? Разве мой голос что-то изменит? Не важно, как проголосуют – все равно посчитают «как надо». Что толку идти на площадь? Задержат, посадят, штраф дадут».
 
На днях ехала автостопом в Минск. Водитель, когда заговорили о кризисе, отреагировал:
 
– Ну, и что, что цены выросли, а заработки упали. Было время, когда жили на 30 долларов. Проживем и сейчас. Главное, в Беларуси я могу спокойно жить. Я отпускаю детей на улицу погулять и не волнуюсь, что с ними что-то случится.
 
– Если бы вы сказали мне об этом до теракта в минском метро, я бы, может, согласилась, что у нас спокойно.
 
Ремарку он пропускает мимо ушей. Курит. А через пару минут говорит:
 
– А я за него не голосовал. Но и альтернативы не вижу. Откуда взялись эти кандидаты на прошлых выборах? Я о них ничего не знаю. Кто они?
 
– Какую вы хотите альтернативу, если телевизор 17 лет показывает одно и то же лицо. У нас нет публичной политики.
 
Рассказываю ему о выборах в органы местного самоуправления в Польше, на которых побывала несколько лет назад. О конкурентах на пост мэра города. О черном пиаре. О поляках, которые идут на выборы, потому что считают нужным, а не из-под палки досрочно.
 
Кивает. Молчит.
 
А вот водитель столичного такси оказался более разговорчивым. Он объяснил, почему не участвует в акциях «Стоп-бензин». Как и многие белорусы, боится лишиться работы.
 
Правда, на Площадь 19 декабря ходил. Успел уйти до «хапуна» и вышел в ночную смену. Вспоминает, как по заказу выехал на Коммунистическую – к офису БТ. Подвозил сотрудницу одного из государственных телеканалов. Оказывается, обычно их развозят на служебных машинах, а в день выборов они боялись ехать на авто с логотипами БТ!
 
 
 
Взволнованный увиденным на Площади, водитель такси поинтересовался у клиентки, что она об этом думает. Бэтэшница беседу не поддержала, а придя домой, нажаловалась мужу. Тот позвонил диспетчеру, и таксиста предупредили: «Держи язык за зубами, если не хочешь потерять работу».
 
Моя мама – учитель. Она выписывает по указке начальства «Минскую правду» и районку. В 2006-м она не пустила меня на Площадь. Сказала: «А ты подумала, кто будет смотреть твою дочь, если тебя посадят?». Дочка тогда была маленькая, и это я сочла аргументом.
 
Видимо, из тех же соображений не выходят на площадь те, кто уже давно не верит властям и лично Александру Лукашенко. Выходят те, кто не боится потерять работу, у кого есть своя гражданская позиция, и кого уже ДОСТАЛО.
 
Именно в такой ситуации оказалась Оксана, которую я встретила на главной площади Слуцка 21 сентября.
 
– Я думала не ходить на эту акцию. Заглянула после работы в магазин. В кошельке 3000 рублей – и те заняла до зарплаты. Думаю, хлеба куплю, ужин приготовлю. Оказалось, батон стоит 3500. Вот я и пришла сюда.
 
А вскоре на площадь вышел капитан милиции в сопровождении человека в штатском с видеокамерой. До этого они полчаса сидели в машине, наблюдая за нами, и, видимо, устали.
 
– В Слуцкий РОВД поступил анонимный звонок о готовящемся на площади несанкционированном мероприятии. Даю вам пять минут, чтобы разойтись.
 
– С какой стати мы должны уходить? Это наш город! Мы просто стоим и общаемся со знакомыми! Какие вы нашли здесь признаки несанкционированной акции? – возмутились случчане.
 
Но милиционер, как попугай, повторял одно и то же, поглядывая на часы. Оператор снимал и улыбался.
 
– Да ты понимаешь, что ты уже попал в «черный список»? – заявил блюстителю порядка мужчина, который был первым осужденным участником акции молчания в Слуцке.
 
– Двадцать секунд у вас осталось, - был ответ.
 
Время истекло. Милиционер указал пальцем на троих: «Пройдемте. Вы задержаны как участники несанкционированной акции».
 
И они сели в милицейскую машину. Мой друг – неутомимый борец за справедливость. Поэт, который читал нам свои стихи на злобу дня. И парень из рыцарского клуба, блиставший на Дне города в образе Нищего несколько дней назад.
 
Я смотрела им вслед и думала: «Если бы у меня не было любимого, я искала бы его на Площади».
14:09 22/09/2011




Loading...


загружаются комментарии