Гомель "утонул" в мусоре и вредных выбросах

По данным областного комитета экологии, на одного жителя Гомеля приходится сегодня 155 килограммов выбросов вредных веществ в год. При этом за последнее время в области не сделано практически ничего для улучшения экологической ситуации в регионе.

Как сообщил в интервью областному телевидению заместитель председателя областного комитета экологии Александр Борборович, в последние годы выбросы вредных веществ в атмосферу Гомеля значительно сократились. За пять лет они снизились на 9,2 тысяч тонн. По словам экологического чиновника, снижения удалось добиться благодаря тому, что котельные постепенно переходят на сжигание газа вместо мазута, а Мозырский НПЗ уже не работает в полную мощность, как ранее.


Как констатировал А.Борборович, «в Гомельской области мы можем констатировать, что выбросы в атмосферу стабильны и имеют тенденцию к снижению». По данным областных государственных экологов, сегодня на одного жителя Гомельщины приходится 155 килограммов вредных выбросов при том, что в среднем по стране этот показатель равен 160 килограммам.


Красиво, пока вглубь не глянешь


Впрочем, та положительная тенденция по снижению вредных выбросов в атмосферу Гомельщины, вовсе не настраивает на позитивный лад, если взглянуть на нее более глубоко. Да, количество выбросов снизилось, но это результат не структурной работы экологических служб, а просто случайный фактор. Пока Мозырский НПЗ не работает на полную мощность, количество выбросов уменьшилось, а что будет, когда завод вернется на прежнюю нагрузку? Ведь структурно экологическими службами не делается ничего, чтобы снижение вредных выбросов приняло необратимый характер.


Как признался сам Борборович, в области есть ряд экологических проектов, но они, к сожалению, никак не могут сдвинуться с места.


«Прежде всего, речь идет о крупнотоннажных отходах промышленных предприятий. В частности, здесь можно назвать горы фосфогипса, которые за долгие годы своей работы накопил наш Гомельский химический завод. На сегодняшний день на прилежащей заводу территории уже скопилось порядка 20 миллионов тонн этих отходов. И вот въезжая в Гомель по минской трассе с севера города я каждый раз ловлю себя на мысли, что если раньше эту гору мы видели за 10 км., то теперь – за 25 километров. То есть, эти горы постоянно растут. Вероятно, наступят уже и те времена, когда эти горы мы будем видеть из самого Минска. Там 20 миллионов тон! И проведя мониторинг подземных вод, отмечаем все возрастающее негативное влияние этого фосфогипса на окружающую среду. А главная загвоздка в решении этой проблемы заключается в том, что те технологии переработки этого вторресурса, которые предлагают сегодня и зарубежные партнеры, и Национальная академия наук Беларуси, они не способны обеспечить финансовую привлекательность конечного продукта, который предлагается из этого фосфогипса делать». – рассказал А.Борборович.


И на суше, и в воде


По словам, зампредседателя комитета, сегодня опасения экологов вызывают отходы не только гомельского химзавода. Так, например, порядка 4 миллионов тонн лигнина находится под Речицей.


«В настоящее время мы пробуем это сырье использовать в качестве топлива. Но, к сожалению, довольно медленными темпами движется дело». – признался А.Борборович.


Озабоченность экологов вызывает и образование сталеплавильного шлака на Белорусском металлургическом заводе в Жлобине. «На сегодняшний день там скопилось порядка 450 тысяч тонн этих отходов. Но, к сожалению, его дальнейшая переработка и использование не превышает и половины от ежемесячного объема накопления», - констатировал запредседателя комитета, не сумев даже сказать, есть ли какие-то проекты или идеи по удалению этого экологического мусора.


Формализм вместо экологических программ


Формализм в подходе к вопросу по улучшению экологической ситуации в регионе очень хорошо виден на примере проведения «Дня без автомобиля». По словам А.Борборовича, промышленные предприятия дают только третью часть всех загрязняющих веществ, попадающих в атмосферу. Все остальное – это автомобили, поезда и другие мобильные источники.


«Проведение «Дня без автомобиля», родоначальницей которого считают Францию, нацелено именно на эту проблематику», -- признался зампредседателя областного экологического комитета. Согласно его словам, работа по снижению вредных выбросов из автомобилей проводится не только в этот день, но и в другие дни. Так, например, осуществляется контроль за общественным транспортом на самих предприятиях перед выходом автобуса, иного транспортного средства с двигателем внутреннего сгорания на линию. «А что касается физических лиц, то здесь нужно вести речь о наиболее полном использовании тех прав и методов административного воздействия, которые предоставлены нам и Госавтоинспекии», -- заявил А. Борборовича.


Правда, чиновник так и не пояснил, осуществляется ли цельный мониторинг автомобильных выбросов и эффективность проведения «Дня без автомобиля». Судя по всему, такого мониторинга не ведется, а обращение к ГАИ – не больше чем попытка оправдаться за полный провал работы в этом направлении.


Аналогичные формальные мероприятия проводятся и по другим «загрязнителям». «Нужную работу проводят многие предприятия, в особенности те, которые вводят систему автоматического контроля за выбросами. На сегодняшний день такая система введена на заводе «Гомельстекло». Такая же система вводится на печи №2 БМЗ. Есть эта система и на ряде других предприятий. И вот такими методами мы хотим сократить объемы выбросов в атмосферу вредных, загрязняющих веществ». – пояснил А.Борборович.


Груды мусора как результат экологической работы


По данным областного экологического комитета, сегодня для региона утилизация твердых бытовых отходов стало настоящей головной. Например, на полигоне ТБО под Гомелем за 40 лет его существования уже скопилось 5 миллионов тонн мусора на площади в 12 гектаров земли. Горящие и чадящие практически круглый год рукотворные 22-метровые "горы", источают специфические запахи, для горожан – соседство не из приятных.


Самое удивительное, что во всем мире уже давно нашли способ как бороться с этой экологической проблемой, но мы этот опыт просто не замечаем.


«Во многих странах, в частности в Европе, эта тема очень удачно решается. У таких стран, как Дания и Швеция, где объем образования и объем переработки бытовых отходов – одинаковый. А мы к сожалению, пока плетемся в хвосте. И я знаю массу примеров, где в таких вот буржуазных странах сами предприниматели занимаются бытовыми отходами и неплохо на этом зарабатывают. Проблема переработки коммунальных отходов в нашей стране, скорее всего, связана с тем, что мы когда-то сделали первый шаг – определив, что мы будем производить так называемый раздельный, селективный сбор мусора, практически в каждом районе области построили специальные сортировочные станции, и на этом остановились». – признался А.Борборович.


При этом чиновник весьма своеобразно пояснил эту остановку: «В данной ситуации мы, что называется, сделали самую грязную работу. Мы из общего объема коммунальных отходов извлекли вторичные ресурсы, рассортировали их и отдали коммерсанту. Он, в свою очередь, превратил ПЭТ бутылку во «флексу», то есть, помыл ее и порубил. И, как говорят «продвинутые» коммерсанты, «поимел» 500 процентов. Таким образом, мы, государство, теряем на этом деньги. У нас ведь на сортировке все дело и заканчивается. Нет бы сделать на той же станции пресс, чтобы «вторичка» была транспортабельна. Следующий шаг – закупить простое оборудование, которое моет и, например, размельчает эту пресс-массу. Уже с этого можно получать хорошие доходы. И самое главное – наконец-то организовать цивилизованный раздельный сбор мусора, а не так, как есть сегодня».


Как видно, А.Борборович прекрасно знает, как нужно решать проблему растущих гор ТБО, но тем не менее не пояснил, почему в этом направлении ничего не делается. Завистливый взгляд в сторону коммерсантов, поимевших 500 процентов, не более чем неумелая попытка оправдать свое бездействие. Мол, мы делаем грязную работу, я деньги загребают другие. Но так загребайте сами, кто не дает?


Если сегодня люди в своей массе не видят смысла нести «вторичку» в пункты приема вторсырья, где им предлагаются смехотворные деньги, почему бы не заставить уже «с головой» работать сортировочные станции, обеспечивая в них полный цикл переработки!? Почему бы не заставить коммунальников зарабатывать те самые 500 процентов, которые сегодня «поимели» коммерсанты? Почему не разбросать конечные 500 процентов и на пункты приема вторсырья, и на переработчика, и на обывателя? Если люди будут получать хоть какое-то вознаграждение, то не понадобится даже тратиться на многомиллионную социальную рекламу, чтобы убедить людей бросать пластику именно в ту урну, которую требуется.


Кстати, на бумаге, использованной для описания инвестпроектов освоения и рекультивация гомельского полигона ТБО и других ему подобных, копившейся последнее десятилетие на полках облисполкома, говоря языком коммерсантов, можно было бы неплохо «подняться».

09:42 12/10/2011




Loading...


загружаются комментарии