Могут и должны

Когда важнейшие законы принимаются тайно — это беда, но еще не катастрофа.

Могут и должны
Вот если эти законы тайно рассматриваются Конституционным судом на предмет соответствия Конституции — это уже настоящая катастрофа.

Пока вопрос о катастрофе повис в воздухе, поскольку под скандальными законопроектами, которые сегодня обсуждают все, Лукашенко подпись еще не поставил. И на сайте Конституционного суда нет даже намека на то, что последние законодательные новшества были проверены на предмет соответствия Конституции и тому, не перечеркивают ли они те права и свободы граждан, которые Главный Закон гарантирует.  Поэтому я исхожу из того, что Конституционный суд еще не сказал свое слово. Что он только собирается с мыслями и силами.

Судьи Конституционного суда раньше ничего не могли. Они не оценивали, как проходят в стране выборы, и действительно ли в стране обеспечиваются равные права и возможности для всех кандидатов (ст.4, 65, 68 и другие).  

Они не оценивали, обеспечивается ли в стране политический плюрализм, и могут ли все политические партии и общественные организации высказывать в государственных СМИ свою позицию, хотя это тоже предусмотрено Конституцией (ст. 4,5 и другие).

Когда в Беларуси разгоняли акции протеста, закрывали партии, общественные организации, газеты, они тоже не давали этому никакой оценки. Потому что у нашего суда просто нет такой компетенции — оценивать те или иные действия власти. Он может оценивать действия власти только тогда, когда она сама об этом попросит. А власть не просит, она не сомневается, она сама знает, что делать и как правильно. Судьям оставалось только писать учебники с правильными выкладками, как должно быть в нормальном, цивилизованном, демократичном государстве.

Однако в 2008 году в эту мощнейшую конструкцию способности власти совершать любые посягательства на Конституцию было добавлено одно новое звено. И оно может оказаться либо абсолютно бессмысленным, либо очень важным, ключевым.

Мы даже знаем автора этого ноу-хау.

Заместитель председателя Конституционного суда, заслуженный юрист Республики Беларусь, ассоциированный член Венецианской комиссии от Беларуси Александр Владимирович Марыскин когда-то вел у меня историю конституционного права. Был очень толковый преподаватель, не зануда, эрудит. Когда стало совсем очевидно, что Конституционный суд в нашей стране — орган абсолютно декоративный и оставшийся без работы, поскольку после 1996 года никто из тех, кому дозволено, даже помыслить не мог, чтобы оспорить конституционность президентских указов, декретов или представленных им в парламент законов, именно Марыскин нашел, чем озадачить суд. Он высказал два предложения.

Первое. Дать суду право проводить экспертизу на предмет соответствия Конституции законодательных актов перед их подписанием президентом.

Второе. Доверить Конституционному суду право толковать декреты и указы президента, поскольку одни и те же нормы этих документов разные госорганы видят по-своему.

Проверять законы суду позволили, толковать президента — нет. Но даже это, как оказалось, не мало. При наличии профессиональной чести, совести, смелости, гражданской позиции, желании сохранить самое важное для любого человека — репутацию и перед коллегами, и перед учениками, и перед детьми, и перед историей.

И вот теперь настал момент. Конституционный Суд не только МОЖЕТ, но и ДОЛЖЕН оценить на соответствие Конституции все последние законодательные новшества. Например, как согласуются с Конституцией поправки в закон "О массовых мероприятиях", которые вводят запрет даже на молчаливые протесты и разрешают только такие собрания людей, которые санкционирует власть.

Суд не только МОЖЕТ, но и ДОЛЖЕН оценить поправки в Уголовный кодекс, которые могут сделать шпионами и изменниками Родины честнейших людей только потому, что они работают, к примеру, в различных международных аналитических центрах и институтах.

Суд не только МОЖЕТ, но и ДОЛЖЕН оценить поправки в закон о Комитете государственной безопасности, которому предлагается разрешить все — врываться в дома и офисы, задерживать и обыскивать любого, даже не ставя в известность прокурора... При некоторых условиях им даже можно будет убивать безоружных людей и не нести за это ответственности.

Справедливости ради, надо признать, что многие из предложенных норм не новые, но раньше у Конституционного суда не было возможности давать им оценку. И вот сейчас он не только МОЖЕТ, но и ДОЛЖЕН.

Причем, с учетом того, что, согласно Конституции, Беларусь демократическое и правовое государство (статья 1), в котором любые действия по изменению конституционного строя и достижению государственной власти насильственными методами наказуемы (статья 3).  Подчеркиваю, Конституцией определено, что ЛЮБЫЕ действия. Значит, в том числе принятие законов, которые попирают основные права и свободы граждан, вытирают ноги о Конституцию, на определенные ею постулаты верховенства прав граждан над любыми другими корпоративными или политическими интересами. Законов, которые направлены не на развитие демократии и народовластия, а, наоборот, создают условия для насильственного удержания власти. Что, по сути, и является попыткой изменения конституционного строя.

Двенадцать судей сегодня могут либо санкционировать скатывание страны в деспотию, либо сказать "Нет!" Они могут либо спасти эту страну, либо толкнуть ее в пропасть произвола и беззакония. Они могут либо навсегда перечеркнуть свою репутацию и войти в историю с позорной славой сталинского прокурора Вышинского, либо остаться уважаемыми людьми.

Вот эти люди:

Миклашевич Петр Петрович -- родился в деревне Косута Вилейского района. Заслуженный юрист Республики Беларусь.

Марыскин Александр Владимирович -- родился в городе Барановичи. Заслуженный юрист Республики Беларусь.

Бойко Татьяна Семеновна -- родилась в Витебске.

Воронович Тадеуш Валентинович -- родился в деревне Никольцы Мядельского района.

Данилюк Станислав Евгеньевич -- родился в городе Николаевск-на-Амуре Хабаровского края. Заслуженный юрист Республики Беларусь.

Изотко Владимир Петрович -- родился в селе Деремна Мглинского района Брянской области.

Козырева Лилия Григорьевна -- родилась в Бобруйске. Заслуженный юрист Республики Беларусь.

Подгруша Валентина Васильевна -- родилась в деревне Шейки Клецкого района. Заслуженый юрист Республики Беларусь.

Рябцев Леонид Михайлович -- родился в деревне Александровка Шкловского района.

Сергеева Ольга Геннадьевна -- родилась в Минске.

Тиковенко Анатолий Герасимович -- родился в деревне Новая Алешня Рогачевского района. Заслуженный юрист Республики Беларусь.

Чигринов Сергей Петрович -- родился в Червене.

Я специально указала место рождения. Чтобы все понимали, что не руками иноверцев, не руками заезжих гастролеров, не руками людей, чуждых нашему народу и нашей культуре, а руками белорусов, тех, кто родился и вырос на этой земле, тех, кто знает, что она пережила из-за одержимых властью правителей, сегодня сделана попытка превратить нашу страну в большую тюрьму.

Поэтому я прошу этих людей только об одном. Вспомнить свое детство, свой Бобруйск, Барановичи, Минск, деревню Шейки, Косута, Никольцы... Вспомнить людей, с которыми они рядом жили и росли. Вспомнить глаза этих людей, их судьбы... И самим себе ответить на вопрос: "Заслужили ли эти люди, их дети, их внуки того, чтобы вновь пережить 1937 год?" Заслужили ли они того, чтобы жить в своей стране и никого не бояться? Заслужили ли они право жить не в тюрьме, а в нормальной стране?..

И напоминаю клятву, которую все они давали: «Я (фамилия, имя, отчество) беру на себя обязательство перед народом Республики Беларусь честно, добросовестно и беспристрастно защищать конституционный строй и верховенство Конституции Республики Беларусь».

Этой клятвой вы брали обязательство не перед президентом, не перед КГБ, а перед народом. Не предавайте свой народ!
10:30 14/10/2011




Loading...


загружаются комментарии