Простые люди на "большой охоте"

Пару лет назад в Беларуси прогремело "охотничье дело", уголовное дело против высокопоставленных сотрудников МВД. "Белорусский партизан" тогда много писал об этом деле, как о проявлении жестокой войны между разными кланами в белорусских спецслужбах. Казалось, дело закрыто, тем более, что почти все его фигуранты уже вышли на свободу. Однако это впечатление обманчиво.

Простые люди на "большой охоте"
Группа жителей города Жлобина продолжает писать письма в высшие инстанции с требованием защитить их от некоторых фигурантов "охотничьего дела". Написал письмо президенту Лукашенко и хозяин печально известного охотничьего хозяйства, из-за которого формально разгорелся весь сыр-бор. Короче, получается  показательная история.
 
Белорусская охота
 
Для начала, опишем первый уровень истории - общеизвестный. Напомним фабулу собственно "охотничьего дела".
 
Первый раз с высокой трибуны «охотничье дело» выстрелило словами президента в апреле 2009 года. Естественно, все Александр Лукашенко представил исключительно как свою заслугу: «Сегодня в Гомельской области по моему поручению завершена проверка так называемого охотничьего дела, где большие начальники милиции, руководители крупных предприятий поохотились так, что сегодня приходится разбираться в рамках уголовного дела. Не буду забегать вперед, люди об этом узнают, но прощения не будет никому".
 
Тогда Лукашенко не сообщил, что сотрудники КГБ арестовали несколько высокопоставленных офицеров МВД, включая начальника управления по борьбе с коррупцией.
 
Суть уголовного дела президент поведал через два с половиной месяца после первого упоминания. 29 июня на совещании с сотрудниками МВД Лукашенко заявил: «В поле зрения КГБ недавно попал начальник отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями Жлобинского РОВД Миненков, который организовал условия для занятия охотой, рыбалкой и еще кое-чем».
 
«Установлено, что в 2003 году он приобрел и оформил на подставное лицо усадьбу площадью более 2 га на территории Жлобинского района, захватив при этом еще более 1 га лесных угодий, самовольно возвел 14 построек, обзавелся сворой из 29 породистых собак и тремя дикими кабанами. Все это хозяйство обслуживали местные жители», - прокомментировал президент. По его словам, «на собственной базе регулярно осуществлялись охота, рыбалка с участием руководителей, в том числе Белорусского металлургического завода и высокопоставленных должностных лиц органов внутренних дел».
 
Слушания уголовного дела в отношении должностных лиц МВД проходили в закрытом режиме в Верховном суде с 12 октября 2009 года. Фигурантами являлись бывшие начальник главного управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД Виктор Ермаков, начальник УБКиЭП УВД Гомельского облисполкома Александр Малаев, начальник УБКиЭП СН УВД Гомельского облисполкома Дмитрий Баранов и начальник ОБКиЭП Жлобинского РОВД Леонид Миненков. Все они обвинялись в превышении власти (ст. 426). В уголовном деле фигурировали также иные граждане, которые обвинялись в незаконной охоте (речь идет о добыче европейской рыси, занесенной в Красную книгу) и бездействии должностных лиц. Дела о незаконной охоте и превышении власти были объединены в одно производство.
 
Ермакова и Малаева суд обвинил по части 2 статьи 426 (превышение власти), Дмитрия Баранова и Леонида Миненкова - по части 2 и 3 той же статьи. Ермаков, Баранов и Миненков признаны виновными в злоупотреблении служебным положением из личной заинтересованности, повлекшим причинение вреда общественным и государственным интересам.
 
17 февраля Верховный суд приговорил Ермакова и Баранова к трем годам лишения свободы, Миненкова - к четырем. Они также лишены на пять лет права занимать должности, "связанные с выполнением функций представителя органов власти".  Малаев, который разместил в интернете видеообращение к Александру Лукашенко, был  освобожден от уголовной ответственности на основании закона об амнистии.
 
Волки и козлы
 
Второй пласт дела - общегосударственный.
 
"Охотничье дело" стало кульминацией  борьбы группы старшего сына президента, Виктора  Лукашенко с министром внутренних дел Владимиром Наумовым. В результате тотальной чистки МВД группа старшего сына президента захватила власть во всех правоохранительных органов страны.
 
Вот как комментировал тогда  "охотничье дело" Вячеслав Дудкин, правая рука министра Наумова в вопросах борьбы с коррупцией:
- Сам я не охотник и никогда нигде не охотился, но я хорошо знаю своих коллег и их увлечение. Министр Наумов, на сколько я знаю, любит рыбалку.  Сама же по себе охота - это не преступление. Следователи КГБ пытались доказать, что там якобы незаконная охота. Но это не соответствует действительности и в ходе следствия незаконную охоту доказать не удалось. Я могу со всей ответственностью заявлять, а я компетентный в этом плане человек, что это абсолютно абсурдные обвинение по своей сути.. В  то время сложилась сложнейшая,  острая конфликтная ситуация, атмосфера была пронизана духом противостояния этих КГБ и МВД, и дело об охоте использовали, чтобы скрыть коррупцию на самом верху, которую вскрыли следователи МВД.
 
«Охотничье дело» стало поводом для массовых арестов и отставок в МВД РБ. В  результате спецоперации КГБ против министра внутренних дел Наумова было полностью разгромлено Управление по борьбе с коррупцией в государственных органах, исчезли материалы оперативных разработок на многих высокопоставленных чиновников, уволилась часть офицеров МВД, а Наумов потерял должность министра. КГБ вышло явным победителем из противостояния с МВД.
 
В Комитете госбезопасности появились сразу три новых генерала. На ниве борьбы по обеспечению экономической безопасности и борьбы с коррупцией генералом стал и зампред КГБ Иван Тертель. Заветную звезду на погоны получил Игорь Бахматов, который недавно возглавил Институт национальной безопасности, а ранее руководил УКГБ по Брестской области. Есть повод выпить и у начальника управления военной контрразведки КГБ Алексея Захарова: утром был полковником, а к вечеру повышен в звании.
 
По сути, сейчас Беларусью правит хунта - группа молодых генералов, которые полностью контролируют все аспекты жизни в стране и манипулируют стареющим президентом.
 
Победу молодым генералам Виктора Лукашенко обеспечили два фактора: родственные связи и предательство заместителя Наумова, нынешнего министра внутренних дел Кулешова. Правда, некоторых фигурантов уголовного дела Кулешов активно сейчас выгораживает. Но об этом чуть позже.
 
Все осужденные недавно вышли на свободу. Все, кроме одного.
 
Месть чекистов доказывает и тот факт, что,  например, бывший начальник Управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями в стратегических направлениях УВД Гомельского облисполкома Дмитрий Баранов приговорен к новому сроку заключения. Все его подельники по "охотничьему делу" вышли, а Баранову в августе 2011 года вынесли новый приговор. Дело в том, что Баранов расследовал дело о коррупции бывшего начальника УКГБ по Гомельской области генерала Коржа. Чекиста поймали на многомиллионных махинациях, его едва не посадили в тюрьму. Но от греха подальше убрали начальником в Гродненскую область, где  он уже успел наломать немало дров. Как говорят хорошо его знающие люди, этот неадекватный человек - болезненно мстителен и маниакально жесток. Видимо, из таких набирали садистов в лагеря ГУЛАГа.
 
Новое дело против Баранова как раз и похоже на месть.
Его признали виновным по ст.424 (злоупотребление властью или служебными полномочиями, совершенное должностным лицом, занимающим ответственное положение) Уголовного кодекса Беларуси и приговорили к трем годам лишения свободы.  Баранов приговорен за один эпизод  2006 года, когда он  работал руководителем ОБЭП Мозыря и привлек к уголовной ответственности за получение взятки руководителя одной из коммерческих автошкол. Получив информацию, будто бы директор решает вопросы аренды здания с пользой для собственного кармана, мозырские оперативники организовали оперативный эксперимент, по результатам которого возбудили уголовное дело. За взяточничество директора привлекли к уголовной ответственности, осудив к лишению свободы, однако неожиданное вмешательство сотрудников КГБ изменило судьбу этого человека. Проверяя работу Баранова, в то время фигуранта по «делу охотников», следователи КГБ установили, что главное доказательство виновности - аудиозапись переговоров между подозреваемым директором автошколы и человеком, передававшим ему деньги, - в деле отсутствует. Так как осужденный не признавал своей вины, утверждая, что деньги ему подбросили, к уголовной ответственности привлекли Баранова. Приговор директору-взяточнику отменили, сделав его главным свидетелем обвинения и потерпевшим от действий Баранова.
 
Люди и волки
 
Ну и, наконец, "земной" уровень истории, где рассказ пойдет  о простых белорусах, ставших пешками в большой игре силовых структур. Или приманками на большой охоте КГБ против МВД.
 
«Охотничье дело» было расследовано, виновные наказаны, но люди не могут успокоиться. Почему они пишут президенту, генеральному прокурору и председателю КГБ, продолжаются жаловаться на бывшего милиционера Миненкова? И где истоки  "охотничьего дела"?
 
"Белорусский партизан" сделал неожиданное открытие, пересматривая старые, казалось бы, давно забытые резонансные дела.
 
Году так в 2003 власти города Жлобина заявили местным предпринимателям, что им надо срочно поменять свои киоски на местном рынке, как устаревшие. И, естественно, дали все адрес фирмы, которая делает "правильные киоски". Дело, кажется, копеечное. Новый киоск стоил примерно 1000 долларов. Но когда киосков 300, то на круг выходит кругленькая сумма. Предприниматели возмутились, ведь они буквально за год до эт ого уже усовершенствовали свое торговое оборудование по требованию властей. ДЛя тех, кто не понимает, объясняем - постоянное усовершенствование чего-то есть скрытой формой поборов в Беларуси, а "правильные" фирмы - скрытая форма коррупции местных чиновников.
 
Председатель профсоюза предпринимателей Жлобина Тамара Сергеенко встала на защиту общественных интересов. Она в результате многомесячной борьбы защитила местных предпринимателей от навязчивых требований властей, но неожиданно сама пострадала. Она уже 8 лет ведет борьбу за справедливость и собственную жизнь.
 
Она несколько часов рассказывала «Белорусскому партизану» свою печальную историю, в которой главную роль сыграл милиционер и "охотник" Леонид Миненков. Она утверждает, что ему поручили разобраться со строптивой предпринимательницей, и молодой и нахрапистый офицер МВД, каких большинство в Беларуси, рьяно взялся за дело.
 
Против Тамары Сергеенко в начале 2004 года УБЭП Жлобинского РОВД возбудил уголовное дело. Миненков распорядился изъять из её торгового павильона холодильники. Он разослал в банки и разные конторы письма-запросы о якобы преступной деятельности Сергеенков. Женщина разорилась в три секунды.
 
Продукты без холодильников быстро испортились. Продать их было невозможно. Из-за этого женщина не смогла отдать долги предприятиям, на которых брала продукты на реализацию. Предприятия подали в суд, чтобы долги вернуть. Выплатить их предпринимательница не смогла, как не смогла она выплатить банковский кредит и оплатить коммунальные расходы. В итоге - крах. Продала квартиру, чтобы рассчитаться по долгам. И началось многолетнее хождение по мукам.
 
Тамара Сергеенко обращалась во всевозможные инстанции с просьбой возместить ей моральный ущерб и расходы. Суд Жлобинского района все её иски отклонил в октябре 2007 года. В мае 2008 года Гомельский областной суд отменил решение суда Жлобинского района и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд.
 
Вновь рассмотрев дело, суд принял решение выплатить Сергеенко денежную компенсацию из республиканской казны и оплатить расходы на госпошлину. Суммы выплат были мизерные. При этом все инстанции признавали, что уголовное дело против предпринимательницы было возбуждено незаконно. Но суд отказался выплачивать ей фактически понесенные убытки из-за неправомерных действий Миненкова. Суды, в Беларуси - государственные учреждения, никогда не примут решение против другого госоргана, в частности, Жлобинского РОВД.
 
И таких пострадавших от действий Миненкова набралось немало в Жлобине и Жлобинском районе.
 
Ничего не добившись на областном уровне, Тамара Сергеенко вместе с другими пострадавшими в начале 2009 года обратились в Минск, в центральный аппарат МВД.
 
В Жлобин приехала большая оперативная группа сотрудников МВД. Обиженные предпринимательницы выложили им все, что знали и смогли найти на Миненкова,  - город то маленький, все всё друг о друге знают. Оперативники и следователи обещали Сергеенко, что по собранным материалам точно посадят ее обидчиков в тюрьму. Однако через месяц перезвонили и сказали по дружбе, что в Минске все следователи увольняются и помочь уже ничем не могут.  .
 
И тогда Тамара Сергеенко написала письмо председателю КГБ Зайцеву. Она отдала в руки чекистов козырь, которым те решили побить министра Наумова.
 
В марте 2010 года в  Жлобин из Минска приехала группа следователей КГБ во главе с  первым заместителем председателя КГБ Иваном Тертелем. Министр внутренних дел Наумов прислал своих ребят противодействовать чекистам. Несколько дней обстановка в Жлобине напоминала криминальные разборки - все в страхе прятались, кто - от чекистов, кто - от милиционеров. Игра шла по крупному.
 
Леонид Миненков был арестован 4 апреля 2009 года. Жлобинские предприниматели, как добровольные помощники КГБ, надеялись, что теперь справедливость восторжествует, и им вернут незаконно забранное.
 
Но суд по «охотничьему делу» был закрытым. Сергеенко не позволили выступить на суде даже свидетелем.
 
Приговор объявили 10 февраля 2010 года. Миненкова  приговорили  к четырём годам тюрьмы. Остальные фигуранты дела получили по три года. Срок заключения должен был исчисляться со дня вынесения приговора.
 
Миненков, однако, был освобождён через полгода после вынесения приговора. Это, естественно, возмутило пострадавших от его действий людей.
 
Первый раз они написали президенту Лукашенко  в сентябре 2010 года. Обращение подписали Тамара Сергеенко, Георгий Кожевников, Людмила Широкова, Наталья Кругаль и Анатолий Костенко.
 
Кожевников, Кругаль и Широкова являлись сотрудниками «Жилкомсервиса-2». Они в июле 2008 года направили в администрацию Президента информацию о делах Жлобинского ОБЭП. За это на них,  по указанию Миненкова,  завели уголовные дела, которые до сих пор не закрыты. Костенко – предприниматель, которого Миненков довёл до банкротства.
 
В обращении пострадавшие перечисляют все преступления, которые якобы совершил Миненков, и просят помочь в восстановлении их нарушенных прав. Тамара Сергеенкова  добивалась еще личной встречи с президентом, но безрезультатно. С тех пор жертвы милицейского беспредела пишут регулярно во все инстанции.
 
Недавно написал президенту и несчастный зиц-председатель, формальный владелец охотхозяйства  Леонид Бобриков. На Бобрикова повесили многомиллионный штраф, который он не хочет и не может выплатить .
 
Бобриков пишет, что "приобрёл землю на хуторе Глушица Жлобинского района в 2003 году вместе с Миненковым и другими людьми, ...Миненков незаконно захватил участок земли (больший, чем значился в правоустанавливающих документах), самовольно возвел постройки и незаконно (в обход электросчётчика)  подключил электроэнергию. Деньги за нарушения суд, однако, взыскал с Бобрикова. Он должен выплатить государству больше 200 млн. рублей: "В связи с этим, так как я числился формально хозяином данного хутора, на меня были оформлены протоколы".
 
"Я фактически не являлся хозяином хутора, всем распоряжался Миненков. Я не участвовал в захвате земель, оформление  электроснабжения хутора проводилось не мной, а Миненковым, но почему не был поставлен вопрос о солидарной ответственности меня, Миненкова и других причастных", - пишет президенту Бобриков.
 
Он просит президента еще раз "внимательно разобраться и принять объективное решение": "Я согласен понести наказание, но только за то, что совершено мною лично. Прошу учесть, что оплатить 200 миллионов - это не под силу ни мне, ни моей семье", - умоляет Лукашенко Леонид Бобриков. Его спасает лишь то, что с весны 2011 года белорусский рубль подешевел в два раза и долг, соответственно, снизился с  70 тысяч долларов до 30 тысяч. Надо только  потерпеть полгода. Правда, у Бобрикова нет постоянного дохода сейчас, а Миненков ему не помогает. Хотя Тамара Сергеенко продолжает уверять, что у него есть различные бизнесы, которыми он владеет через таких же подставных людей, как Бобриков.
 
Почему так легко отделался Миненков?  Жители Жлобина утверждают, что его прикрывает министр внутренних дел Кулешов, который раньше руководил УВД по Гомельской области, и очень-очень часто охотился на хуторе Миненкова-Бобрикова. Сергеенко намекает, что у Миненкова могут быть компрометирующие видео и фото материалы о развлечениях "охотников". Именно этим она объясняет неуязвимость Миненкова и то, что государство упорно не желает восстановить справедливость и защищить несчастных простых белорусов.
 
Тамара Сергеенко до сих пор надеется, что ей возместят ущерб и что она сможет отдать долги. Но государство, признав вину милиции в её бедах, возмещать женщине ущерб  не собирается. Такая вот печальная история - типичная для Беларуси, где простой человек - заложник большой охоты, которую ведут высшие чиновники.
 
10:24 21/10/2011




Loading...


загружаются комментарии