Придурки и дороги

Люди, у которых отсутствуют сатирические наклонности, сразу заговорили, что территориальные армии, созданные в белорусских городах двадцать первого столетия, – это какая-то дикая смесь российской табели о рангах восемнадцатого века и несмешного периода тридцатых годов прошлого столетия в адской стране под названием СССР.

Придурки и дороги
Конечно, грубоватое название о текущем моменте жизни в Беларуси - "Придурки и дороги". Но ничего не поделаешь. Характеризуя этот самый текущий момент, все время сбиваюсь на ругань и даже, чего греха таить, иногда матерюсь.
 
Вообще, естественная реакция, учитывая нашу ситуацию, но близкие люди иногда обижаются, и я их тоже понимаю. О дорогах -- чуть позже. Для начала самое странное событие, будто специально придуманное для «Прожектораперисхилтон».
 
Кстати, белорусская версия программы как-то уж очень быстро загнулась, видимо, кроме безразмерного желания копировать у российского ТВ то, что россияне, как правило, копируют у американцев, нужны еще все-таки юмор, талант и смелость – сугубо в оригинальном виде, то есть не попрешь! К тому же почти все, кто обладают данными качествами, давно уже в Москве, Киеве, Варшаве, Праге и даже Пекине.
 
Итак, событие. Принято решение создать территориальную армию. Причем включить в нее в качестве офицеров не только «губернаторов», которым при довольно комичных обстоятельствах уже вручили погоны и для которых, по слухам, вовсю шьются генеральские штаны с лампасами, но и всех бизнесменов, приписанных к территории. Это значит -- всю интеллектуальную элиту мужского пола и репродуктивного возраста, давно и с успехом закосившую от регулярной армии, костяк которой по традиции составляют небезопасно брутальные студенты и абитуриенты ПТУ.
 
Люди, у которых отсутствуют сатирические наклонности и которые не дают, как я, выход своим эмоциям посредством легкой матерщинки всех и вся, сразу заговорили, что территориальные армии для отражения какого-то несуществующего врага, созданные в белорусских городах двадцать первого столетия, – это какая-то дикая смесь российской табели о рангах  восемнадцатого века плюс несмешной период тридцатых годов прошлого столетия в адской стране под названием СССР, и все это помноженное на мировоззрение (постойте, как бы это посильнее ругнуться?)… ну, скажем, сербских идиотов из Приштины. Но это, повторюсь, те, у кого отсутствуют элементарные сатирические наклонности и шикарный диапазон ругательств.
 
А я, например, сразу представила мужа в роскошных новеньких полуклешах цвета хаки, с чудесными толстыми малиновыми лампасами на обеих штанинах. Как он будет приходить по вечерам домой, уставший от бизнеса, валютных колебаний и маршировки на плацу, снимать свои тяжелые, невероятно эффектные малиново-зеленые штаны и при этом бряцать саблей – потому что, не исключено, что нашу уникальную территориальную армию дизайнеры оденут в соответствии с советскими стандартами 30-х годов прошлого века, а вооружат по канонам, предположим, эпохи Ивана Грозного. И не надо говорить, что это мои досужие вымыслы. Вот увидите – у нас еще и не то будет.
 
Но муж сказал, что ему как директору фирмы, конечно, светит офицерское звание, но не выше подполковника.  Для полковничьих погон – надо заканчивать академию, а в академию я его не пущу, он и так довольно бессмысленно, на мой взгляд, закончил два вуза с красными дипломами.  А значит, на блистательные лампасы на мужниных портках мне рассчитывать нечего. Самое интересное, что по той же табели о рангах (которая есмь суть соответствие гражданской должности – военной), я как редактор газеты тоже теоретически могу претендовать на погоны подполковника (если, конечно, в белорусской трансформации табели о рангах не будет дискриминации по гендерному признаку). То есть я буду одновременно и подполковником и подполковницей.
 
Согласитесь, редкий случай в мировой военной практике и странный поворот моей скромной творческой карьеры. Такой взлет, честно говоря, не мог привидеться мне даже в страшном сне. Уже представляю, как я буду строевым шагом входить на интервью к директорам фирм, брать под козырек, отдавать честь  и начинать диалог со слов «разрешите доложить», потому что у нас в туризме полковников немеренно, а, если покопаться как следует, то еще чего доброго и полковника, приписанного к каким-нибудь темным ведомствам, нароешь. Тут ничего не остается, как ругнуться.
 
А теперь о дорогах. Каждый день утром я еду по улице Жилуновича, переходящей в Партизанский проспект столицы. Наблюдаю, как подтягиваются к производственным цехам известной белорусской фабрики по пошиву белья многочисленные белошвейки. Видимо, пошивая лифчики и трусы на экспорт в Россию, на личное авто не очень-то заработаешь. Поэтому девушки в основном идут на работу пешком от станции метро «Партизанская», и парковка у фабрики обычно полупустая. Стараюсь угадать, какой же из припаркованных автомобилей принадлежит главной белошвейке страны  г-ну Атрощенко. А заодно – как он относится к качеству не так давно отремонтированного проспекта Партизанского.
 
На мой водительский взгляд, качество, мягко говоря, так себе. Сразу после ремонта появилось несколько небезопасных дырок, полосы коварным образом смещены, в одном из мест расположился странный «островок», о который, если не знать, можно так тюкнуться, что мало не покажется. Ну, а в районе площади Ванеева новая асфальтовая кладка неожиданно заканчивается кривыми буграми и ямой на третьей полосе. Все время, пока шел ремонт, я наблюдала справа по ходу движения потрепанную растяжку, на которой сообщалось, что ремонт проспекта ведет какое-то турецкое СМУ.  Но, по-моему, турками там и не пахло. Несколько месяцев на обочинах сидели тихие таджики, выползая на проезжую часть и производя ремонт исключительно в часы пик.
 
Видимо, в какой-то момент парням надоело сидеть, а может, деньги закончились или асфальт – во всяком случае, они ушли. Проспект так и остался каким-то недоделанным. И теперь наш белорусский Серж по дороге на фабрику подпрыгивает на своем американском джипе (или какое все же у него авто?) по бугристому Партизанскому. О чем он думает в ту пору? Неужели только о лифчиках и трусах? Или уже и о лампасах – на пижамах для генерал-губернаторов, а?
 
А у меня, как у человека, наблюдающего за развитием белорусского туризма, возникает логичный вопрос – кто вообще у нас в настоящее время занимается строительством дорог, отелей и прочей инфраструктуры? Знают ли заказчики, что на сегодняшний день хорошими качественными строителями и подрядчиками на самом деле являются сербы, литовцы, австрийцы. А если наш «Хайат Интернешнл», к примеру, строят таджики и уже заложили фундамент, то лично я в этот «Хайат» не зайду. И никому не советую.
 
Все иностранные туристы из цивилизованных стран, которые приезжают в Минск на своем авто, жалуются на необычные для Европы порядки, которые царят на наших дорогах. «Как вы тут ездите?» – в ужасе вопрошают они. Действительно, все друг друга подрезают, стремятся показать свое дутое мастерство там, где это совершенно не надо. На дороге царит классовое неравенство – вопреки правилам, преимущество по умолчанию имеют те, у кого класс автомобиля повыше. Высокомерное поведение большей части новеньких салонных джипов, обладающих чудовищными задами и никогда не показывающих при перестроении поворотов, – отдельная тема для психоанализа. О психическом здоровье водителей с бритыми затылками на неоднократно бывших в аварии страшных BMW я вообще молчу. А есть же еще целая бригада пришельцев из прошлого на «Жигулях», которые выезжают исключительно на дачу и только в сезон, поэтому дороги не видят и логики ее не замечают, а просто, надвинув от страха шапку поглубже на глаза, ошалело держатся за руль. Недаром все белорусские девушки и женщины, начиная водить, так боятся. Еще бы – когда каждый стремится тебя убить, покалечить или, на худой конец, – хотя бы унизить.
 
За рулем я беспрестанно и очень усиленно контролирую ситуацию. Муж иногда сердится: «Зачем ты так часто смотришь в зеркало заднего вида?» Зачем, зачем? Кругом – придурки, надо быть готовой, когда какой-нибудь из них подкрадется. К тому же придурки – моя слабость. А однажды поздним вечером на Жилуновича ко мне прицепились сразу два придурка. Дорога узкая – туда-сюда по одной полосе. Да, каюсь, я маленькая блондинка, но машина у меня дай Бог каждому – 1,9, 2006 года. Казалось бы, товарищи придурки, что вам еще надо? Зачем, если я жму 60, а то и чуть больше, висеть у меня на хвосте? Ну, повис. Причем довольно долго висел, а мне некуда было подвинуться, чтобы дать придурку дорогу. И вот  на перекрестке, как раз напротив «Сержа», беру чуть вправо, чтобы разъехаться, наконец. И вдруг – дикий вой справа, и тень автомобиля, который шарахнулся от меня, чуть не перевернувшись, и, едва не врезавшись в деревья, умчался в темноту…
 
Оказывается, меня обходили одновременно два придурка – слева и справа, причем правый выскочил из темноты на какой-то безумной скорости, сопоставимой с жизнью только до поры до времени. Думаю, испугались не на шутку все. От меня даже отстал мой первый придурок. А я уже спокойно доехала домой, размышляя на тему, – как здесь вообще жить, ездить вечерами по Жилуновича, узнавать новости, заниматься туризмом, переживать очередные «выборы», писать заметки и при этом не ругаться… Короче, продолжаю ругаться.
11:12 08/11/2011




Loading...


загружаются комментарии