Как в Беларуси большинству ощутить себя большинством

Сложно предсказать, что точно произошло бы, если бы все те рабочие, которые трусливо взвешивают мысль - а не прекратить ли превентивно работу, чтобы подтолкнуть начальство к повышению зарплат - поняли бы, что таких, как они - большинство.

Как в Беларуси большинству ощутить себя большинством

В Греции на площади вышло 200 тысяч из-за того, что правительство предложило парламенту сократить размер трудовых пенсий, превышающих тысячу евро. В Беларуси 200 долларов в месяц стали неплохим заработком для активно работающего индивида. Такой заработок имеет не каждый - это при том, что цены на продукты постоянно растут.


И никто не выходит, все якобы тихо и спокойно. Однако, стоп! Тихо ли? Спокойно ли?


1. Напечатанное 4 ноября в «Нашей Ниве» сообщение о том, что работники Гомельского вагоноремонтного завода требуют повышения зарплат, на 100% оставило ощущение уже где-то увиденного. Начал гуглить. За 3 минуты отыскал такой (очевидно, неполный) список тематических новостей: «Бунт на Беларусьфильме», 2-го октября; «Забастовка мусоровозов в Борисове», 25-го октября; «На железной дороге нарастает возмущение», 30 октября - письмо читателя, в котором сообщается о том, что хваленая индексация зарплаты составила всего 173 тысячи, что «к профсоюзам не достучаться» и т. д. И что железнодорожники в отчаянии.


И это только то, что попало в СМИ - а сколько того, что не попало? Сколько напряженных обменов любезностями между рабочими и работодателями сейчас происходит по всей стране? И снова, когда читаешь о вагоноремонтниках, возникает ощущение единичности, исключительности случая. Когда вспоминаешь о мусоровозах и других - возникает определенная тенденция.


Кстати, февральская революция 1917 года была никакой не революцией, а именно рядом спорадических забастовок. Эти забастовки сначала большевистские публицисты, потом большевистские теоретики назвали «революцией» для того, чтобы обосновать историческую необходимость октябрьских волнений.


2. Так молчит Беларусь или бастует? Можно ли назвать «тишиной и спокойствием» ситуацию, когда за один месяц на одном ресурсе (заметьте, все ссылки взяты исключительно из «НН») четыре раза сообщается о критических настроениях рабочих, забастовке и петиции руководству?


Кстати, представьте себе, что однажды в современной Беларуси проводится однодневная всеобщая забастовка. Все предприятия на несколько часов прерывают работу. Откуда можно узнать о забастовке?


Официальные профсоюзы настроены на конструктивное взаимодействие с властью, они по своим каналам эту информацию распространять не будут. По БТ о забастовке не расскажут. «Нашей Нивы» и «Белорусского партизана» на заводах не читают.


В итоге каждый отдельно взятый рабочий будет уверен в том, что забастовка прошла исключительно на его заводе, а все остальные чувствуют себя не так уж плохо, ситуация в стране довольно позитивная, кризиса нет, есть ошибки руководства именно этого предприятия. И если обратиться к президенту, зарплаты повысят, и проблема будет решена.


Как видим, для предотвращения массовых беспорядков не нужна монополия на все каналы коммуникации, достаточно держать под контролем те каналы коммуникации, которые потребляет большинство.


3. Таким образом, не зря боевики Дзержинского в 1917-ом брали почту и телеграф Петрограда - учреждения исключительно мирные и даже косвенно не связанные с властью, ее содержанием и ее атрибутами.


Ленинцы сознавали важность контроля над каналами коммуникации. Они понимали, что тот, кто по этим каналам называет забастовку - «революцией», а разгром женского батальона и кучки юнкеров в Зимнем - «установлением новой власти советов», становится победителем.


Кстати, в новейшей белорусской истории был момент «захвата почты и телеграфа». Бифуркационная точка, которая могла многое предотвратить. Я имею в виду тот день в 1991 году, когда Винцук Вячорка, Зенон Позняк и Алесь Марочкин получили 15 минут прямого эфира на БТ после массового митинга в центре города.


С тех пор попыток диалога оппозиции с широкими массами не происходило, все рассеялись по собственным информационным гетто.


4. Сложно предсказать, что точно произошло бы, если бы все те рабочие, которые трусливо взвешивают мысль - а не прекратить ли превентивно работу, чтобы подтолкнуть начальство к повышению зарплат - поняли бы, что таких, как они - большинство. Если бы они услышали - по радиоточке, которая гундит у них в цехах, по телевидению, просто из разговоров друзей - что в таком же состоянии половина страны. Если бы они прочитали хотя бы «Нашу ниву» с теми четырьмя тематическими новостями за октябрь.


Кажется, деликатности и оговорок «ведь за забастовку, по закону, нас посадят», уже не было бы. Ведь забастовщиков на одном предприятии еще можно «посадить», однако «задобрить» несколько предприятий в разных уголках Беларуси проще переговорами.


5. И - уже не в контексте забастовок и протестов - вспоминаются поствыборные слова Лукашенко о том "меньшинстве", которое за него не голосовало. По его словам, в декабре 2010 года это - 20% избирателей, т.е. не менее 1 миллиона 200 тысяч человек.


И странно то, что в Беларуси нет никаких общественных механизмов ощущения себя частью этого миллиона. Невозможно одновременно дружить с миллионом человек, общаться с ними, звонить им, чувствовать настроение этого миллиона. «За забастовку, по закону, нас посадят», за митинг, на котором можно было бы заглянуть в лицо этому миллиону - тоже.


В то же время доминирование того большинства, что якобы «за Лукашенко» - позиционируется во всех государственных СМИ 24 часа в сутки. Даже когда нет уже того большинства - ведь заново мы же не можем охватить собственным вниманием всю страну, пообщаться с каждым, выяснить, кого - «тех, кто «за» или тех, кто «против»» - больше. Больше - теперь, после девальвации, роста цен и т.д.


Посмотришь телевизор, и возникает ощущение, что ты - не просто не большинство, не просто не часть 1 миллиона 200 тысяч единомышленников, а человек совсем одинок, исключительно в своих проблемах и взглядах на жизнь. И именно это одиночество, которое продуцируется пропагандой, вынуждает, наконец, задаться вопросом: когда всем хорошо, почему я должен сетовать на зарплату в 200 долларов?


Так оказывается, что СМИ не только формируют общественное мнение, они еще способны давать массам ощущение масс.


Или большинству ощущение меньшинства, как это происходит в Беларуси.

12:22 09/11/2011




Loading...


загружаются комментарии