Алексиевич: Власть готовит белорусов к гражданской войне

Светлана Алексиевич высказала мнение, что между властью и народом до определенного времени существовала своеобразная сделка, но в связи с кризисом разрыв в обществе между теми, кто "за" и теми, кто "против" власти, становится все более радикальным и необратимым.

Алексиевич: Власть готовит белорусов к гражданской войне
«Мы живем на очень большом расстоянии: интеллектуалы, интеллигенция и народ. Есть и страх, и дубинки, и Площадь. Но помимо этого до недавнего времени существовала большая сделка между властью и народом, что самое страшное», - заявила писательница во время выступления на церемонии вручения премии шведского ПЕН-центра в Стокгольме, сообщает "Наша ніва".
 
Белорусский народ - умный и талантливый. Все понимают, что в стране диктатура и что власть несправедлива, но соглашаются с такими правилами игры в обмен на нормальную зарплату, автомобиль и отдых в Турции или Египте. И пока не начался экономический кризис, когда большинству жить стало плохо, люди не задумывались о каких-либо переменах, считает Алексиевич.
 
"И это все те люди, которых я люблю. Я выросла в деревне. Мои родители - сельские учителя. Мой отец разговаривал с каждой старушкой, и меня научил так жить. Когда я приезжаю в Беларусь (из-за конфликта с властью, с Лукашенко, я вынуждена была уехать за границу), я еду в деревню или маленький городок, где настоящая Беларусь. И выясняется, что останавливает людей не страх, а "лишь бы было тихо", "лишь бы не было хуже, чем есть".
 
А обсуждение свободы слова и самовыражения не вызывает отклика у простых людей. Поэтому на «Площадь» идут дети, а их родители сидят на кухнях или в деревенских домах.
 
Люди всегда говорят одно и то же: "Посмотри, магазины - полны колбасы, сыра. А ведь раньше ничего не было". Как будто, колбаса - это свобода. Какая-то метафизическая колбаса.
 
Становится очевидным, хотя этого пока не понимаем мы сами и не понимают на Западе, что мы скатываемся к гражданскому конфликту, к крови. Мало того, что в тюрьмах еще десятки людей, принимаются новые законы. Власть готова воевать с народом".
 
При этом Алексиевич вспомнила недавний закон о КГБ, а также высказывания Лукашенко о создании территориальной армии.
 
По ее словам, в разговорах с десятками молодых людей писательница слышала то, о чем раньше читала у Солженицина. «Сотни лучших, искренних молодых людей имеют опыт тюремного заключения или преследования, то есть опыт борьбы. С одной стороны, это вызывает восхищение. А с другой, это очень опасно. Они хотят свободы и хотят отомстить».
 
Но больше всего отомстить, по ее мнению, собственному народу хочет власть. Ведь как иначе объяснить, что армия проходит специальные учения по борьбе с гражданским населением, считает Алексиевич.
 
Писательница сравнивает высказывания Лукашенко со словами Гитлера и Каддафи.
 
«Выступая перед милицейскими чиновниками, Лукашенко скрыто процитировал Гитлера. Он сказал: "Не думайте о том, хорошо ли вы делаете. Об этом буду думать я». Гитлер в свое время говорил: не думайте о совести. Ваша совесть это я», -замечает Алексиевич.
 
«Видимо, сильное впечатление произвела на него и смерть его лучшего друга Каддафи. Ведь его недавние слова были о том, что народ должен защищаться, но от кого?. Что каждый автомат и пулемет, имеющийся на территории Беларуси, должен принадлежать конкретному человеку. Как вы помните, Каддафи также говорил, что народ поднимется за него, и приказывал раздать всем винтовки».
 
В зарубежной прессе Лукашенко называют и «мировым Моськой», и «картофельным диктатором». Это смешно, но мы стали его заложниками, отмечает писательница.
 
Ей приходилось разговаривать с юношей, которого после 19 декабря выгнали не только с учебы, но и из дома. Разговаривала с людьми, чьи дети сидели в тюрьмах. Соседи теперь косо на них смотрят. Все эти разговоры навели ее на мысль, что есть две страны: «Целенаправленно, изо дня в день, у нас из Беларуси делают две Беларуси ... Разумеется, гражданский конфликт будет. Другое дело, во сколько нам это обойдется. Сколько молодых людей с горящими глазами, которых я видела и вижу в Беларуси, поплатятся за это?».
 
Время романтизма закончилось, констатирует писательница, началось время серьезного разговора и серьезных событий. Ведь эта «метафизическая колбаса» дорожает за то время, пока ее взвешивают.
 
Кризис делает революцию.
14:11 16/11/2011




Loading...


загружаются комментарии