"Людям проще думать, что накажут виновных"

Первый в стране процесс по обвинению в терроризме, как ни странно, не вызвал большого резонанса в белорусском обществе. По мнению экспертов, белорусам проще смириться с мыслью, что виновные найдены, чем думать, что смертный приговор может быть вынесен невиновным.

Над тем, как нынешние судебные процессы повлияют на граждан и на дальнейшие действия властей, рассуждает в интервью "Еврорадио" политолог Юрий Чаусов.

- Как, по вашему мнению, повлияет на наше общество то, что в стране целый год идут политические процессы, а 30 ноября могут вынести смертный приговор по делу о теракте в минском метро?

- Нельзя говорить, что процесс Ковалева-Коновалова попал в фокус общественного внимания. По тем разговорам, которые можно услышать в Минске, можно констатировать, что политические дела, дела Площади, вызвали большее внимание общества. Шок от взрыва, от террористического акта в апреле обусловил то, что общество сейчас старается не замечать вероятность смертного приговора обвиняемым.

- Как вы считаете, может, белорусы ждут этой смертной казни, чтобы успокоиться?

- Государственная власть очень грамотно сделала, когда отрапортовала о раскрытии этого ужасного преступления буквально по горячим следам в первые же дни после преступления. Можно сказать, что общество было вполне довольно оперативным предъявлением виновных и старается не задумываться над тем, что в деле есть какие-то неясности, нестыковки. Вероятно, общество просто старается не задумываться над разными нестыковками в рамках этого дела, поскольку так проще - думать, что виновные найдены.

- А какую роль в этой ситуации может сыграть Европа? Следит ли Европа за процессом, и планирует ли Беларусь использовать этот процесс для налаживания отношений с Европой?

- Я не думаю, что в рамках этого судебного дела зарубежные правозащитники обращают внимание на то, как суд оценивает доказательства, как проиходило следствие. Правозащитники не замещают собой судебную власть. Инициатива The Human Rights Watch направлена на то, чтобы не допустить смертного приговора в Беларуси, но не ангажирована в решении вопроса, виновны ли эти люди. Это отличает ее от той инициативы, которая исходит от родителей обвиняемых, где есть стремление защитить этих конкретных людей, которые сидят на скамье подсудимых и которым грозит смертная казнь. Не думаю, что сбор подписей через интернет (а за неделю собрано почти 40 тысяч подписей! -прим БП) будет иметь какое-то юридическое значение, но та скорость, с которой эти подписи собираются, свидетельствует о том, что хотя бы привлечь внимание международной общественности к проблеме удастся.

- Будет ли сейчас Европа требовать от Беларуси наложить мораторий на смертную казнь?

- Дело в том, что в Беларуси проблем с правами человека очень много. Вопрос смертной казни трактовался как самый простой и удобный для белорусских властей для выполнения поступательного движения к европейским стандартам в области прав человека. Но сейчас в ситуации, когда в стране есть политические заключенные, когда за решеткой оказался ведущий белорусский правозащитник Алесь Беляцкий, я не думаю, что смертная казнь в риторике европейских наблюдателей будет играть решающую роль. Сейчас скорее можно ожидать от белорусских властей активизации риторики относительно введения моратория или вообще отмены смертной казни для того, чтобы отвлечь внимание от политических и общественно более чувствительных для граждан тем.







17:39 25/11/2011




Loading...


загружаются комментарии