Любовь Ковалева: Если вам надо кого-то расстрелять, расстреляйте меня

Любовь Ковалева настаивает на невиновности своего сына Владислава, обвиненного во взрыве в метро 11 апреля 2011 года, и требует пересмотра дела в независимом суде. Об этом она заявила 28 ноября на пресс-конференции в Минске.

Любовь Ковалева: Если вам надо кого-то расстрелять, расстреляйте меня

Она считает, что на обоих обвиняемых оказывалось давление, а признательные показания были получены после жестокого избиения, поэтому она настаивает на пересмотре дела в независимом суде.


«Я ощущаю боль за потерю близких и причиненных людям ранений. Но, поверьте мне, мой сын, Влад, и Дима Коновалов не являются виновниками этого чудовищного преступления. После этого так называемого суда на чашу были поставлены признательные показания Димы, который в первые дни предварительного следствия давал показания в отсутствии адвокатов. Как добываются такие показания, мы все знаем: Дима был сильно избит. Об этом свидетельствовал и Влад, и девочка, которая с ними была, Яна Почицкая. И если кто-то еще до сих пор не понимает, что происходит вокруг нас, и готов потребовать еще невинной крови в дополнение к тем 15-ти жертвам, погибшим в метро, то я готова пожертвовать собой. Пусть меня расстреляют вместе с мальчиками — я уже достаточно пожила», - сказала Любовь Ковалева.


Женщина хотела бы поставить вопрос о пересмотре дела независимым судом, который не будет заниматься имитацией.


Через журналистов Любовь Ковалева обратилась с открытыми письмом к Александру Лукашенко и родственникам жертв теракта.


Приводим тексты обращений матери, сыну которой грозит сметная казнь, полностью:


Лукашенко Александру Григорьевичу


Уважаемый Александр Григорьевич!
Обращаюсь к вам, как к главе государства, как к сыну, как к отцу и просто как к человеку с одной единственной мольбой. Не знаю, дойдёт ли моё обращение к Вам, или снова скроют от Вас правду, как это сделало предварительное и судебное следствие.
Я мать Владислава Ковалёва, одного из обвиняемых по делу о теракте в минском метро 11 апреля 2011 года.
Почти два месяца суд старался выяснить картину преступления, заслушивая многочисленных пострадавших, свидетелей, экспертов, просматривая видео, давая слово стороне обвинения и защиты. Казалось бы, что все судебные процедуры соблюдены, но наблюдатели за процессом изо дня в день ходившие в зал заседаний, не убеждены, что преступление раскрыто и найдены истинные виновники.
Выступившие в конце судебных прений пострадавшие, сказали, что доводы обвинения их не убедили, как и не убедили и многих других, кто шел на суд с мнением, что преступниками являются именно Коновалов и Ковалев.
Я фактически одна воспитывала сына и дочь. Вам не надо объяснять, как тяжело одинокой женщине растить мальчика. Но никто, нигде и никогда меня не упрекнул в недостойном воспитании сына. А то, что зловещий выбор пал на моего ребенка, то на его месте мог оказаться любой другой. Тем более за примерами далеко ходить не надо. Всем известно витебское дело Михасевича.
Я прошу Вас лишь об одном, не дайте лишить жизни наших сыновей, виновность которых вызывает слишком много сомнений. Лучше признать ошибку сейчас, пока еще не поздно и можно все еще исправить. Если убьешь невиновного человека, его уже не воскресишь. У нас нет права на ошибку. В судебном зале осталось множество нерешенных вопросов и неудовлетворенных ходатайств, вероятно очень важных для расследования этого громкого и такого трагического дела.
Мне, конечно, можно формально ответить, что мы живем в правовом государстве и все решается в рамках судебной системы. Но я хорошо знаю, что последнее слово всегда остается за Вами.
Уважаемый Александр Григорьевич, прошу Вас потребовать проведения дополнительного расследования по данному делу, поскольку ни следствие, ни суд так и не дали вразумительных ответов на ценный ряд возникших вопросов. Не верьте некоторым чиновникам от следствия и суда, которые работают по принципу: «Подписано, так с плеч долой». Их не интересует, какие могут наступить юридические и политические последствия от допущенной ошибки.
Я убедительно прошу Вас не торопиться, подумать, взвесить все «за» и «против». Ведь одним росчерком пера можно лишить жизни двух невиновных молодых парней. И тогда уже ничего не исправить.
С уважением мама подсудимого Владислава Ковалева.
/Ковалева Любовь Ивановна/
 
Обращение
ко всем родственникам погибших и всем пострадавшим во время взрыва в минском метро 11 апреля 2011 года.
Дорогие люди!
Я ощущаю Вашу боль в результате потери близких и перенесенных многими ранений. Поскольку я живу вместе с Вами на одной белорусской земле, я прошу у Вас прощения за все то, что Вам пришлось пережить.
Но поверьте Вы мне, что ни мой сын Владислав Ковалев, ни Дмитрий Коновалов не являются виновниками этого чудовищного преступления. После так называемого следствия и суда на чашу весов были поставлены признательные показания подсудимого, полученные в первые дни предварительного следствия в отсутствие адвокатов.Как добываются такие показания, мы хорошо знаем из истории постановочных процессов 1937 года.
Поверьте, никто не церемонился, когда выбивали зубы генералу Горбатову и ломали кости всемирно известному генетику Николаю Вавилову. Правда потом перед Горбатовым извинились, вернули генеральское звание отправили на фронт, где он геройски воевал. А генетика Вавилова расстреляли. На фронте генетики были не нужны.
И если сегодня, кто-то чего-то еще не понимает, что происходит вокруг и готов потребовать еще невинной крови в дополнение к тем 15 невинным жертвам, погибшим в минском метро, то я готова пожертвовать собой. Пусть меня расстреляют вместо двух невиновных молодых парней. Я уже достаточно пожила.
Я уверена, что мой сын и Дима Коновалов в будущем поставят вопрос перед объективным следствием и независимым судом о пересмотре дела и добьются моей реабилитации, а значит и подтверждения своей невиновности.
Еще раз прошу у Вас прощения.
Мама подсудимого Владислава Ковалева
27.10.2011 /Любовь Ковалева/

 


Кстати, как заявила сегодня на пресс-конференции в Минске сестра Влада Ковалева Татьяна, она не только не верит в виновность брата, но и уверена, что другой обвиняемый во взрыве минского метро Дмитрий Коновалов тоже этого не делал. Она сказала, что знает Дмитрия давно и совсем другим: тихим и  любящим мать человеком. По мнению Татьяны, Дмитрий молчит из-за того, что угрожают, как, уверена она, не только ему, но и его родителям и брату. Она напомнимла, что брат и отец Коноваловы также в апреле побывали в СИЗО КГБ, откуда отец Дмитрия вышел весь седой.


Напомним, приговор должен быть вынесен уже в среду 30 ноября. Поскольку дело рассматривается в суде высшей инстанции - Верховном, то приговор будет окончательным, обвиняемые не могут его обжаловать, а смогут лишь попросить о помиловании у главы государства.


Ранее прокурор потребовал смертной казни для обоих.


Однако многие в Беларуси считают, что обвинение не смогло доказать в суде их вину, поэтому выступают против вынесения смертной казни.


Петицию, адресованную ООН, уже подписали более 42 тысяч человек, в основном белорусов.


Тем не менее в госСМИ уже началась кампания по подготовке общественного мнения именно к вынесению смертного приговора.

14:31 28/11/2011




Loading...


загружаются комментарии