Светлана Жук: Я до сих пор вижу своего сына живым

Светлана Жук, мать казненного за убийство Андрея Жука, сказала, что до сих пор считает своего сына живым, ведь ей так и не пришлось его похоронить.  Она считает, что смертной казни не должно быть, т.к. это наказание не только для осужденных, но и пытка для родителей.

Светлана Жук: Я до сих пор вижу своего сына живым

Такое мнение она высказала 9 декабря на пресс-конференции в Минске.


«Я считаю, что смертной казни не должно быть, потому что это в первую очередь пытка для родителей. Я до сих пор не знаю жив мой сын или его убили. До сих пор он мне снится живым. Куда бы я не поехала, мне говорят, что он жив. С какой надеждой мне жить? Каждая мать хочет видеть своего сына. Если его убили, то пусть бы отдали тело. Я бы его увидела, я бы знала, что я его похоронила, а так я надеюсь, что, может быть, когда-то его увижу», - сказала Светлана Жук.


Светлана Жук также сказала, что после вынесения смертного приговора ее сыну ей не давали возможности видеться с ним более часа, хотя свидание по закону может продолжаться до трех часов.


Напомним, двадцатипятилетний Андрей Жук был признан виновным в разбойном нападении на работников СПК "Большевик-Агро", перевозивших деньги для выплаты зарплаты работникам сельхозпредприятия, и их убийстве 27 февраля 2009 года на автодороге в Солигорском районе Минской области. Одного из сообщников Жука приговорили к пожизненному заключению, другого — к 13 годам лишения свободы.


Он был казнен уже в марте 2010 года. При этом приговор не мог быть приведен в исполнение без личного ведома Лукашенко, поскольку жалоба на приговор Андрея Жука находилась в тот момент в Комитете по правам человека ООН, и Беларусь получила ноту Управления верховного комиссара ООН по правам человека с требованием не приводить приговор в исполнение до рассмотрения жалобы. Столь грубое, если не сказать наглое игнорирование белорусской властью подписанных ею же международных документов поставило жирный крест на восстановлении для страны статуса специально приглашенного в ПАСЕ.


Кстати, 23 марта 2010 года Светлана Жук рассказала, как в Беларуси казнят заключенных и как об этом узнают родные. "После свидания 4 марта я спросила, когда можно передать сыну следующую передачу. Мне ответили — 19 марта. <…> Привезли передачу, как обычно подала заявление. А мне сказали: подождите — их куда-то увезли. <…> Потом вышел какой-то дежурный администратор и сказал: "В общем, вы его нигде не ищите, ждите уведомления". Это был шок — такой, что нельзя пережить… Мы ездили по кладбищам вокруг Минска, искали свежие могилы. Вчера пошли на прием к начальнику СИЗО, он сказал: "Мы его отправили по месту приговора. Идите в суд — туда, где ему выносили приговор". Адвокат посоветовал: "Никуда не ходите. Никто вам правды не скажет"…


Напомним, Любови Ковалевой и ее дочери Татьяне также разрешили свидание с Владиславом всего на полчаса и 10 минут соответственно.


«Мой сын попал в такую ситуацию. Мы не думали, что закончится таким образом. На моем сыне вины нет, крови нет. Он чист перед людьми, и перед Богом. Об этом он и написал в прошении о помиловании. Я не знаю, почему такой вынесли вердикт в отношении моего сына», - сказала журналистам Любовь Ковалева.



Сейчас она оформляет доверенность, по которой сможет вести дела сына. В СИЗО ей говорят, что это сложно сделать. Она считает, что ее права и права ее сына нарушаются: Влад не получает писем от родных, ему не передали посланную из дома посылку и держат в одиночной камере, приковывая на ночь к кровати наручниками.


Добавим, что, по неофициальным данным, как и в сталинско-советские времена, о решении Лукашенко по ходатайству о помиловании приговоренным к смерти сообщают лишь за считанные минуты до казни. Но рассчитывать на "царскую" милость белорусским "смертникам" не приходится. За все годы своего правления Лукашенко подписал лишь одну такую просьбу из почти 20, а вообще в Беларуси за это время было приведено в исполнение более 100 смертных приговоров. Родственники же, как в случае со Светланой Жук, узнают о смерти близких постфактум, абсолютно случайно да и то, если очень настойчиво интересуются их судьбой.


Вот в такой варварской стране мы живем в XXI веке в центре Европы.

15:35 09/12/2011




Loading...


загружаются комментарии