В Минске живет автор музыки знаменитой военной песни

"Огонек" давно ищет автора музыки к знаменитой песне — тезке журнала. Ищем не мы одни, но, может быть, на этот раз нашли?

С той войной, кажется, давно покончили мы счеты. Продолжаем красиво и пафосно праздновать очередную годовщину Великой Победы, но истинных героев Великой Отечественной разыскать становится все сложнее. Хотя, пока еще живы ветераны, рождаются и новые легенды.

В Минске живет Людмила  Петровна Кайрис. Сюда она перебралась 16-летней девчонкой осенью 1945 года, сразу после освобождения Минска от фашистов.

— Я въехала в Минск на броне танка вместе с солдатами, и вокруг были одни руины. И я решила, что после войны вернусь сюда и буду восстанавливать этот старинный город. Тем более что в минском Кальварийском костеле когда-то служил мой отец, играл на органе,— рассказала "Огоньку" Любовь Петровна.

Ее история типична для того времени. Родилась в 1929 году в деревне Вербово Смоленской области в литовско-польской семье. Отец, Пятрас Кайрис, церковный органист, был арестован в 1937 году и сгинул в лагерях. Дом в деревне конфисковали. Чтобы прокормиться и выжить, семья, вдова и две дочери, перебралась в Смоленск, где их и застала война. 14 июля 1941 года немцы вошли в Смоленск. Два месяца пешком семья Кайрис шла на восток. Дошли до Мичуринска в Тамбовской области, откуда уже поездом их вывезли в эвакуацию на Урал.

— В апреле 1942 года меня в числе других эвакуированных ребят мобилизовали в школу ФЗО (фабрично-заводского образования) N 14 в Орске. Через месяц назначили машинистом пресса на военный завод N 322 Министерства боеприпасов. Завод эвакуировали из Днепропетровска. Жили мы, 60 ребят, на чердаке цеха завода без всяких необходимых бытовых условий. Работали без выходных по 12 часов в сутки, заменяя взрослых мужчин,— вспоминает Людмила  Кайрис.

Но ее главное воспоминание о тех годах — это песня "Огонек". Хрестоматийные строки знают почти все, кто родился в Советском Союзе:

На позиции девушка провожала бойца,

Темной ночью простилася на ступеньках крыльца.

И пока за туманами видеть мог паренек,

На окошке на девичьем все горел огонек...

19 апреля 1943 года газета "Правда" опубликовала стихотворение Михаила Исаковского "Огонек" с подзаголовком "Песня", но без нот и какой-либо ссылки на то, что есть музыка к этим стихам.

К "Огоньку" музыку стали сочинять и подбирать все — профессиональные композиторы, дирижеры, музыканты, певцы и самодеятельные артисты. Известны публикации мелодических версий "Огонька", принадлежавших композиторам Блантеру, Митюшину, Макаровой, Шварцу, а из самодеятельных композиторов — Чугунову, Никитенко. Однако ничего общего с той мелодией, которая была подхвачена в народе, ни одна из них не имеет.

Кто же автор музыки?

Впервые с классической, известной всем мелодией песня была записана на грампластинку и прозвучала по радио уже после войны, в 1947 году, в исполнении Владимира Нечаева. Он спел "Огонек" с эстрадным оркестром Всесоюзного радио под управлением Виктора Кнушевицкого. На этикетке пластинки было указано, что музыка народная. Так песню и объявляли всегда по радио или на концертах.

"...Начиная примерно с 1945 года и до сих пор очень многие люди пытаются доказать, что это их музыка,— отмечал Михаил Исаковский годы спустя в письме учителю из сельской школы.— Союз композиторов создал специальную комиссию, чтобы выяснить, кто же автор "Огонька". Было рассмотрено множество материалов, проверена каждая нота, каждая музыкальная "закорючка". В конце концов комиссия установила, что ни один из претендентов не мог написать музыку "Огонька", что стихи "Огонька", напечатанные в "Правде", поются на мотив польской песенки "Стелла"".

Но вот что рассказала нам Людмила Петровна Кайрис:

— Летом 1943 года меня и курьера завода, бывшую школьницу Рахиль Ржетник, направили в колхозы района для проведения политинформаций на полевых станах, чтобы из газет, которые мы получали в райкоме партии, читать новости с фронта. Кроме того, я знала очень много песен и стихотворений русских и советских поэтов, играла на гитаре и писала музыку. С этим репертуаром я выступала перед колхозниками.

Рахиль рассказала как-то мне о своем парне Семене, с которым дружила до войны в Днепропетровске, о том, как его призвали в армию, и она на крыльце дома всю ночь прощалась с любимым человеком. Они поклялись ждать друг друга.

И потом я увидела стихотворение Исаковского "Огонек". Оно поразило меня так, словно я еще раз услышала рассказ Рахиль. В тот же день я придумала мелодию. И пела ее на полевых станах каждый день.

Вернувшись из агитпоездки по колхозам, Люда с подружкой записались в заводской оркестр, который сделал песню "Огонек" частью своего репертуара. Но выступали они недолго, девушки рвались на фронт. Сначала, осенью 1943 года, на 3-й Белорусский фронт вместе с дивизией, укомплектованной в Орске, отправилась Рахиль. И уже на фронте "Огонек" запела вся дивизия.

В конце 1943 года ушла на фронт и Людмила  Петровна: "Моя служба проходила в "летучке" — ремонтной мастерской, которая находилась невдалеке от передовой и обеспечивала запасными частями подбитую в боях бронетанковую технику".

Во время боев в Беларуси, недалеко от станции Крупки, она услышала, как танкист насвистывал ее мелодию "Огонька". "Я бросилась к нему: откуда он знает эту мелодию? Танкист ответил, что недавно ездил на Урал получать танки и там услышал эту песню, что "весь Урал поет "Огонек"". Я рыдала от счастья",— вспоминает Людмила  Петровна.

Похожие истории рассказывали о себе в разное время В. Никитенко из Харькова, М. Никоненко из Москвы, Л. Прокофьева из Волгограда, Н. Шибаева из Электростали и многие другие. Всего насчитывается около 100 претендентов на авторство музыки. Музыковеды объясняют это тем, что песня имела один мелодический первоисточник, в котором каждый видоизменял какую-то фразу, улучшая и дополняя. Так рождаются действительно народные песни.

"Меня никогда не волновало и не волнует авторское признание. Это было душевное состояние, благодаря которому и рождаются песни",— великодушно замечает Людмила Петровна.

После войны она переехала жить в Минск. Устроилась чертежницей в институт Белгоспроект, где почти всю жизнь и проработала. Стала архитектором, проектировала города Беларуси. Делала генплан Бреста и зону отдыха вокруг озера Нарочь... Вырастила двух сыновей, один стал режиссером, второй ученым-генетиком. Легенду о песне "Огонек" в семье знали, но особо об этом не распространялись. Но, наверное, даже легенды нельзя всю жизнь прятать от людей.
21:40 18/12/2011




Loading...


загружаются комментарии