Суррогатное материнство узаконили несмотря на протесты церкви

Законопроект о вспомогательных репродуктивных технологиях принят 19 декабря во втором чтении Палатой представителей, несмотря на ряд возражений со стороны православной церкви и католического костела.

Некоторые спорные положения, широко обсуждавшиеся в прессе, как например, запрет на ЭКО для незамужних женщин, в принятый вариант закона не вошли, пишут "Белорусские новости".

Закон о вспомогательных репродуктивных технологиях (ВРТ) закрепляет право женщин, страдающих бесплодием, на использование метода ЭКО и услуг суррогатных матерей.

Принятый законопроект устанавливает четкие правовые границы, в которых действуют генетические родители и суррогатная мать. Оговаривается, что суррогатная мать вынашивает и рожает ребенка, который не является носителем ее генотипа, то есть он не является для нее генетически родным. Суррогатное материнство является видом ВРТ, воспользоваться которым может только женщина, для которой вынашивание и рождение ребенка по медицинским показаниям физиологически невозможно либо связано с риском для жизни, здоровья ее или ребенка.

Кроме того, законопроект устанавливает серьезные ограничения в отношении лиц, использующих метод ЭКО или желающих стать донорами. В частности, возраст пациенток при применении ЭКО ограничен 50 годами. Ограничено также число эмбрионов, которых подсаживают женщине: пациенткам до 35 лет — не более двух эмбрионов, а тем, кто старше или уже имеет как минимум три неудавшиеся попытки ЭКО, — не более трех.

В документе также четко прописаны права на хранение и использование половых клеток и эмбрионов. Пациенты, решившие воспользоваться методом ЭКО, должны будут определить условия и сроки хранения половых клеток, эмбрионов, метод их криоконсервации и порядок действий в том случае, если они останутся невостребованными. Согласно принятому законопроекту, неиспользованные клетки и эмбрионы нельзя передать другим пациентам, а также использовать эмбрионы в научно-исследовательских целях. Кроме того, если супружеская пара расторгает брак или один из супругов умирает, то другой супруг не вправе использовать оставшиеся клетки или эмбрионы.

В окончательном варианте законопроекта редукция (операция по уменьшению числа развивающихся эмбрионов) предусмотрена только по медицинским показаниям, когда развитие многоплодной беременности угрожает жизни и здоровью женщины.

После вступления в силу закона в Беларуси впервые появится единый каталог анонимных доноров. Он будет содержать сведения о возрасте, росте, весе, цвете волос и глаз донора половых клеток или яйцеклетки, информацию о расовой принадлежности, образовании, группе крови и резус-факторе. Пациенты будут иметь право на выбор донора. При этом выбор пола будущего ребенка законом запрещен. Порядок формирования и ведения каталога, а также условия ознакомления с ним пациентов определит Минздрав.

ЭКО смогут делать как замужние, так и нет. Отметим, что ранее шла речь о том, чтобы запретить незамужним женщинам прибегать к услуге ЭКО, что вызвало возмущение общественности, расценившей данное ограничение как нарушение репродуктивных прав женщин.

Заместитель председателя постоянной комиссии Палаты представителей по охране здоровья, физической культуре, делам семьи и молодежи Светлана Шилова выступала как раз за запрет. Отметим, что в Беларуси доля одиноких женщин среди тех, кто делает ЭКО, весьма невелика — около 0,33%.

Светлана Шилова считает, что с принятием законопроекта ситуация с суррогатным материнством в Беларуси коренным образом не изменится: «Учитывая ментальность нашего населения, у нас не будет широко использоваться суррогатное материнство. За все годы, пока оно разрешено, было только 12 случаев. Этот вид помощи не будет массовым, никакого бума не предвидится, но мы должны дать шанс людям стать родителями».

Главный акушер-гинеколог Министерства здравоохранения Александр Барсуков, комментируя накануне принятия законопроекта его положения, отметил, что документ призван легализовать в Беларуси практику применения вспомогательных репродуктивных технологий. До сих пор в Беларуси не существовало юридической базы для выполнения ЭКО, из-за чего специалисты сталкивались с рядом проблем.

«В частности, — отмечал Александр Барсуков, — была масса судебных исков со стороны женщин, воспользовавшихся ЭКО, к мужчинам — донорам спермы. Кроме того, в стране отсутствовал банк спермы доноров».

Однако разработка законопроекта о вспомогательных репродуктивных технологиях вызывала недовольство у представителей православной церкви и католического костела.

«Использование репродуктивных технологий несет в себе серьезные противоречия морального и антропологического характера, а также ведет к девальвации ценности как человеческой жизни и продолжения человеческого рода, так и семьи», — заявлял архиепископ, митрополит Минско-Могилевский Тадеуш Кондрусевич после принятия законопроекта Палатой представителей в первом чтении в апреле.

Когда законопроект только обсуждался в Палате представителей, Белорусская православная церковь также обнародовала свою позицию. Среди прочего церковь отмечала, что «фактически на законодательном уровне разрешается проведение любых манипуляций с эмбрионом (например, для получения стволовых клеток и их последующего применения), что недопустимо».

Между тем, подчеркивает Светлана Шилова, принятый во втором чтении законопроект дает однозначный ответ на вопрос, что делать с клетками и эмбрионами, если пациент ими не воспользовался. Во-первых, их нельзя передать другим пациентам. Во-вторых, запрещается использование эмбрионов в научно-исследовательских целях. В-третьих, если супружеская пара расторгает брак или один из супругов умирает, то другой супруг не вправе использовать оставшиеся клетки или эмбрионы.

По прогнозам специалистов, и в Беларуси, и во всем мире сохранится тенденция роста численности бесплодных пар. В настоящее время в Беларуси около 14-15% семейных пар бесплодны. Ежемесячно к ЭКО в нашей стране прибегает примерно 200 женщин, и ежегодно рождается около 700 детей. Эффективность ЭКО в среднем составляет 30-40%.

Если сейчас у нас работает четыре специализированных центра, то в ближайшее десятилетие необходимость в подобных учреждениях, как полагают медики, увеличится вдвое.

В любом случае люди, нуждающиеся в ЭКО и имеющие на это средства, найдут возможность сделать эту процедуру. Как считает главный акушер-гинеколог Минздрава Александр Барсуков, даже если бы законопроект отклонили, белорусы не стали бы реже прибегать к ЭКО, а, вероятнее всего, получили бы необходимую помощь в соседних странах.

«Граждане с тяжелыми формами бесплодия наряду со всеми остальными должны иметь возможность реализовать свое право на продолжение рода», — уверен Александр Барсуков.
10:01 20/12/2011




Loading...


загружаются комментарии