Письма "смертника" Ковалёва домой

Осужденный на смерть за "соучастие в теракте" Владислав Ковалев, судя по письмам родным, пытается держаться "бодрячком", шутит, задает много вопросов и жалуется, что у него нет календаря на 2012 год.

Письма "смертника" Ковалёва домой
"А сколько в этом году дней в феврале? А то у меня календаря на 2012 нету, - пишет Влад, которому исполнилось сегодня 26 лет, матери. - Страшно подумать - живу в самом центре столицы".
 
"Он нас поддерживает, пытается поднять нам настроение. Что у него на душе, можно только догадываться, но письма  оптимистичные", - рассказывает Любовь Ковалёва.

"За меня переживать не нужно. Все в порядке. Условия хорошие. Сыт, одет, книжки читаю. Мама, привет тебе! Люблю, целую, обнимаю! Держись там. Не переживай. Мы справимся", - пишет Владислав.
 
Он просит прислать фотографии квартиры и комнаты, а также друзей и родных. "У меня тут все есть, только вас не хватает. Не в том смысле, чтобы вас сюда, а просто, чтобы видеть, что вы со мной :)"


После вынесения приговора Владислав прислал домой одно короткое письмо. "У меня все хорошо. Чувствую себя отлично. Рад был вас повидать. Мама, посылку мне отдали. Большое спасибо. Передавайте привет родным. Большое спасибо за поддержку. Мне это очень помогает".
 
После жалоб Любови Ковалёвой начали приходить письма, все с печатью "проверено". "По письмам, он как будто не в камере для смертников, а в санатории. Поэтому такие письма нам отдают. Писать он начал с 16 декабря. После того, как я начала жаловаться в прокуратуру, суд, КГБ, о том, что я не получаю писем, и что над ним продолжают издеваться. Постоянно наручники, ограничения во всем. Единственное, что можно, это писать и получать корреспонденцию. Я ему послала газеты на февраль и два кроссворда".


"Мама, а что там по свиданиям? Ты говорила, что разрешили три свидания. Ждать мне вас еще в гости? О том, что передача мне разрешена раз на три месяца я знаю - мне сказали. В закупке мне можно писать то, что и раньше. Я обычно пишу яблоки, помидоры, огурцы (это -- когда бывает, когда -- нет), колбасу, печенье овсяное, шоколад, зефир, сыр, вафли, воду минеральную, ну, и зубную пасту".
 
В письмах Ковалёва друзьям тоже в основном личное. Почти ничего о себе, одни вопросы. В четырех письмах, оказавшихся в распоряжении "Еврорадио", 20 вопросительных знаков. "О себе абсолютно ничего не пишет, - говорит друг Ковалева Сергей. - Спрашивает, какие у меня планы, говорит, что о свох напишет позже. Пишет, чтобы не волновались. Пишет, что все нормально, сетественно. Он понимал, что письмо дойдет, если там не будет ничего лишнего и обязательно будет написано, что у него все нормально. А что может быть нормально, если сидит в одиночной камере?"

Друзья и родные тоже регулярно посылают письма и открытки на Новый год и 26-й день рождения, который 17 января Владислав встречает в одиночной камере. "У меня порядок. Получил от вас огромное количество открыток. Спасибо, я был очень рад. С моими открытками вышла накладочка. Их случайно оставили, а я не заметил. Отправил только сегодня, так что ждите - скоро придут", - пишет Владислав 6 января.
 
Друг Ковалева, Сергей тоже считает, что тот очень себя сдерживает. "Я понимаю, что человек, который сидит в одиночке после смертного приговора, не может хорошо себя чувствовать. А он пишет ровным почерком, что у него все хорошо, что держится, настроение хорошее и у него все отлично. Он пытается себя настраивать на лучшее. Интересуется больше друзьями, спрашивает, чем занимаемся. Мне написал, сам понимаешь, о себе много рассказать не могу".
 
До 16 января Владислав Ковалёв вместе с адвокатом ежедневно изучал материалы суда, чтобы подать надзорную жалобу. Этого времени им не хватило, поэтому адвокат попросил еще несколько дней. Ответа пока нет.
13:32 17/01/2012




Loading...


загружаются комментарии