Минские дельфинарии: что скрывается за внешним блеском

Невиданное доселе в наших краях развлечение — дельфинарий — с недавнего времени стало доступно и минчанам. Этой зимой в белорусской столице открылось сразу два таких шоу.

Минские дельфинарии: что скрывается за внешним блеском
Правда, формат их — один дельфинарий разместился во временной быстросборной конструкции, а другой и вовсе передвижной и напоминает цирк-шапито — вызывает много вопросов. И касаются они не только комфортности и безопасности зрителей, но, в первую очередь, условий содержания животных, пишут "Белорусские новости".
 
Нет ничего более постоянного, чем временное?
 
10 декабря на территории Минского зоопарка открылся дельфинарий «Немо», принадлежащий сети дельфинариев украинской компании «Нерум», объединяющую подобные заведения в Киеве, Харькове, Донецке, Бердянске, Одессе, Баку, Ереване. Причем каждый из этих дельфинариев компания называет одним «из самых современных круглогодичных культурно-оздоровительных центров Европы».
 
Став фактически первопроходцем на рынке новой развлекательной услуги в Беларуси, компания «Нерум», естественно, не могла не вызвать интереса. Публикации в украинском сегменте интернета о работе «Нерума» и его дельфинариев бросают серьезную тень на чистоту этого бизнеса и фактически выносят за скобки эколого-образовательный характер деятельности дельфинариев. Например, «Нерум» обвиняли в рейдерском захвате доли в Одесском дельфинарии. Власти Киева неоднократно предъявляли претензии этой компании в несоблюдении требований по содержанию животных.

 
Второй дельфинарий — Геленджикский — открылся 7 января в Минске на ул. Притыцкого, рядом с Ледовым дворцом. Он передвижной, принадлежит компании ЧУП «ДельфинБел». Любопытно, что перед открытием этот дельфинарий был даже освящен православным священником.

 
Оба дельфинария работают пока на временной основе. Размещение «Немо» на территории зоопарка согласовано сроком на два года, Геленджикского передвижного на улице Притыкого — на один год. Компании-владельцы дельфинариев заключили с властями Минска инвестиционные договора на строительство постоянных дельфинариев, под что им были выделены соответствующие площадки.
 
На официальном сайте Мингорисполкома сообщается, что ООО «Дельфинарий-Немо» будет строить культурно-оздоровительный комплекс, включающий дельфинарий, центр дельфинотерапии, аквариумную экспозицию и детское кафе в районе пересечения проспекта Дзержинского и улицы Уманская. Однако, как сообщил Naviny.by заместитель главы администрации Московского района Владимир Танкевич, строительство еще не началось, когда начнется — неизвестно. Инвестор не проявляет инициативы, считают в администрации района.
 
Геленджикскому дельфинарию отведен участок на пересечении улиц Ташкентской и Машиностроителей (кстати, совсем рядом с зоопарком, где сейчас расположен «Немо»). Заказчиком этого строительства является ООО «Дэльфамир», директор которого Николай Агеенко поведал агентству «Минск-Новости», что «это будет эксклюзивный культурно-развлекательный комплекс, аналогов которому нет».
 
Заместитель главы администрации Заводского района Дмитрий Гуриненко сообщил Naviny.by, что в настоящее время ведется работа над проектом: «Строительство по плану начнется к лету. К 2014 году завершится».
 
Удобства во дворе
 
Временный характер используемых под дельфинарии строений, естественно, вызывает вполне определенные вопросы об их комфортности и безопасности как для зрителей, так и для животных.
 
Так, один из побывавших на представлении «Немо» жителей Минска обратил внимание на то, что «в так называемом, «крупнейшем дельфинарии Европы» нет ни холла, где можно укрыться от непогоды в ожидании представления, ни гардероба, ни туалетов. Поэтому частично возмещать посетителям все эти неудобства приходится непосредственно самому Минскому зоопарку».

 
 
Заместитель директора дельфинария «Немо» Антон Рыбцов в комментарии для Naviny.by не согласился с тем, что в дельфинарии нет нормальных условий для клиентов: «За средства дельфинария был отремонтирован туалет на территории зоопарка, а в самом дельфинарии в случае, если есть желание искупаться с дельфинами, можно принять душ. Мы также предоставляем бесплатно гидрокостюмы для плавания с дельфинами».
 
В дельфинарии на Притыцкого люди, которые купаются с дельфинами, тоже могут принять душ. Но с туалетами дело обстоит еще сложнее: во дворе расположены биотуалеты, один — для сотрудников, другой — для посетителей.
 
В тесноте да не в обиде?
 
Небольшие размеры минских дельфинариев и временный характер построек, в которых они размещены, — это и вопрос соблюдения необходимых санитарно-эпидемиологических требований по содержанию дельфинов в несвободе. В дельфинарии «Немо», как отметил его замдиректора Антон Рыбцов, «соблюдаются европейские нормы содержания дельфинов».
 
Европейские правила и нормы содержания дельфинов в искусственно созданной среде достаточно подробно и жестко регламентируют порядок содержания этих животных.
 
Правила касаются типов строений, в которых может размещаться дельфинарий, количества бассейнов, из размеров, объемов и материалов, из которых они сделаны, сроков и методов их очистки и дезинфекции. Правилами также определяются параметры качества воды, ее химический состав, методы ее очистки, рециркуляции и т.д. Также описаны допустимые для содержания дельфинов в неволе параметры состава воздуха, освещенности и шума, стандарты кормления дельфинов, их ветеринарного обеспечения и транспортировки. Отдельные параграфы европейских правил посвящены шоу-программам в дельфинариях и контактам зрителей с животными.
 
И к украинской сети дельфинариев «Немо», и к российскому Геленджикскому дельфинарию у защитников животных и экологов постоянно возникают претензии о несоблюдении как европейских правил содержания дельфинов, так и местных санитарно-эпидемиологических норм.
 
Схожие вопросы возникли и в Беларуси.
 
В дельфинарии «Немо» выступают четыре дельфина, два морских котика и два морских льва. Проживание дельфинов и ластоногих в одном и том же бассейне европейскими правилами запрещено. Совместное пребывание дельфинов и ластоногих в одном бассейне допускается лишь на время представления. Возможно использование одного и того же бассейна и для выступлений, и для содержания дельфинов, но при этом правила предписывают наличие бассейна-изолятора для заболевших животных. Изолятор должен иметь отдельную систему водообмена и водоподготовки.
 
Таким образом, в дельфинарии «Немо» должно быть, как минимум, три бассейна. А есть только два. Правда, там утверждают, что для проведения карантинных мероприятий при необходимости будет использоваться третий бассейн — надувной.
 
«В нашем бассейне глубина более 5 метров, а диаметр более 16 метров. При этом есть еще вспомогательный бассейн, который используется для определенных ситуаций», — рассказал Антон Рыбцов. По его словам, в «Немо» на одного животного приходится более 250 кубометров воды. Но, если следовать европейским правилам, то этого объема явно недостаточно.
 
Некоторые посетители дельфинария «Немо» отмечали, что в помещении чувствуется запах хлора. Согласно же европейским правилам, воздух в надбассейновом пространстве не должен содержать газообразного хлора, озона, летучих веществ, паров растворителей и ГСМ, пыли, выхлопных газов и т.п.
 
Антон Рыбцов на этот счет говорит, что запах может идти от пола, который моют хлорированными средствами. В воде, где живут дельфины, хлорки, по его словам, нет, а вода соленая и многократно фильтруется.
 
В передвижном Геленджикском дельфинарии выступают четыре дельфина (два афалина и две белухи), морской котик и морж. Про воду в бассейне Геленджикского дельфинария его администратор Сергей Карпухин говорит, что она соответствует всем нормам. Вода соленая, как это необходимо животным. Карпухин считает, что в дельфинарии животные чувствуют себя отлично: «У нас есть специалист, который отвечает за качество воды, для отслеживания которого три-пять раз в день берутся ее пробы на анализ. У нас вода проходит через восемь фильтров, идет постоянная ее циркуляция, во время которой она очищается. Отмечу, что один специалист отвечает за качество воды, а другой — за системы фильтрации».
 
Карпухин утверждает, что бассейнов в дельфинарии четыре. Объем основного — более тысячи кубометров, один из дополнительных бассейнов также немаленький. Например, карантинный бассейн — около 13 метров в диаметре.
 
Верхом на бактериологической бомбе
 
В адрес владельцев дельфинариев нередко можно услышать обвинения в том, что они нещадно эксплуатируют животных, в нарушение европейских правил составляя жесткий график представлений. По правилам, одно представление не может продолжаться более 1 часа. А перерыв между представлениями должен составлять не менее полутора часов.
 
Карпухин утверждает, что в Геленджикском животных работой не перегружают. Мол, для них есть выходные, а перерыв между представлениями более полутора часов, как того требуют европейские нормы: «Мы придерживаемся европейских норм по содержанию дельфинов. Среди понятных всем норм: на определенное количество дельфинов необходимо определенное количество воды в бассейне, еды и так далее. Наши животные съедают в неделю около тонны морской рыбы. У нас достаточно подготовленный персонал, способный справиться с поставленными задачами».
 
Антон Рыбцов в свою очередь отмечает, что «если бы у нас не соблюдались нормы содержания животных, мы не могли бы открыть столько дельфинариев в разных странах».
 
Расписание работы обоих минских дельфинариев красноречиво свидетельствует, что правилом «представление не чаще одного раза в полтора часа» тут иногда пренебрегают — если учесть, что после представления посетителям предоставляется право за дополнительную плату поплавать с дельфинами или сфотографироваться с ними.

 
Так, в дельфинарии «Немо» преставления дают в будние дни в 12, 15 и 18 часов, а в выходные в 12.00, 13.30, 15.00 и 18.00. В Геленджикском дельфинарии — в 19.00 в среду и четверг, в 17.00 и 19.00 в пятницу, в 10.30, 13.00, 16.00 и 19.00 в субботу и воскресенье.
 
Есть ощущение, что минские дельфинарии не выдерживают и требования европейских правил, регулирующих контакт животных со зрителями. В частности, они предписывают: «Близкодистантные контакты посетителей с животными во избежание инфицирования должны быть предельно ограниченными. В обязательном порядке производится дезинфекция рук тактильно контактирующих с животными (например, при фото- и видеосъемке)».
 
Также правилами определено, что «допуск к плаванию разрешается только после предоставления справки о состоянии здоровья, обязательного медицинского осмотра и подробного инструктажа». О необходимости справки на сайте того же «Немо» не сказано ни слова, зато во всех красках расписано удовольствие, которое можно получить от общения с дельфинами за, отметим, немаленькие по белорусским меркам деньги. В «Немо» 5 минут купания и общения с двумя дельфинами обойдутся в 400 000 рублей, а 15 минут в Геленджикском — 650 000 рублей.
 
Насколько прибыльны проекты в Минске, в дельфинариях не говорят, мол, только начали работать. Однако и в одном, и во втором дельфинарии подчеркнули, что и в России, и в Украине цены на билеты выше, чем в Беларуси, и не опускаются ниже планки 10 долларов в эквиваленте.
 
Доцент БГУ, член Координационного совета при Минприроды, кандидат медицинских наук Александр Сыкало, в годы СССР руководивший группой, которая занималась медико-ветеринарным обеспечением содержания морских животных Военно-морского флота СССР, побывал в обоих минских дельфинариях и говорит, что на него как профессионала при всем внешнем благополучии и блеске они произвели «тяжелое впечатление».
 
Специалист, прежде всего, обратил внимание на то, что даже если в дельфинариях и есть дополнительные бассейны, то трудно представить, как они используются в столь стесненных условиях. По его убеждению, дельфинарии в Минске не соответствуют европейским нормам. Между тем соблюдение этих правил является вопросом безопасности как животных, так и людей.
 
«Я занимался вопросами содержания морских млекопитающих в течение десяти лет, — говорит Александр Сыкало. — Дельфины — нестандартные животные для содержания в неволе и представляют собой, прежде всего, инфекционную опасность. Это крупные плотоядные животные массой около 200 килограммов, которые много едят. Все, что перерабатывается, сразу же поступает в воду. Соответственно, они находятся в растворе собственных выделений. У дельфинов слабый иммунитет к различным инфекциям, которые есть на суше и у людей, это так называемые вторично-водные животные, ушедшие в море с суши. Они представляют собой своего рода бактериологическую бомбу, подвержены частым и серьезным заболеваниям, с которыми непросто бороться. Существует класс болезней — зооантропонозы, общие для животных и человека».
 
Между тем начальник управления Департамента ветеринарного и продовольственного надзора Минсельхозпрода Иван Смильгинь уверяет, что дельфины для минских дельфинариев «были ввезены в Республику Беларусь в соответствии с едиными ветеринарными требованиями, предъявляемым к товарам, подлежащим ветеринарному контролю на территории Таможенного союза. В настоящее время животные находятся под постоянным контролем у государственной ветеринарной службы города Минска». Если бы правила содержания животных не соблюдались, дельфинарии бы не работали, отметил Иван Смильгинь.
 
Ветеринарная служба Заводского района Минска 20 января как раз проверила дельфинарий в зоопарке, и по итогам сделала заключение: ветеринарно-санитарные правила там соблюдаются.
 
Дельфины из Красной книги
 
Как отметил Александр Сыкало, в идеале в дельфинариях выступают животные, рожденные в неволе во втором поколении. Также допустимо использование животных, которых изъяли из естественной среды по причине болезней или ранений.
 
Еще один вопрос, который нередко ставят перед владельцами дельфинариев экологи и зоозащитники, — неправомерное использование дельфинов. В частности, это касается черноморских афалин, внесенных в Красную книгу и запрещенных к вылову. Александр Сыкало уверен, что в Минск привезли именно черноморских афалин.
 
В Геленджикском дельфинарии и не отрицают, что у них работают афалины из Черного моря, но уверяют, что все животные легальные. В дельфинарии «Немо» говорят, что используют тихоокеанских афалин: «Черноморские дельфины меньше тихоокеанских, которые у нас работают».
 
В одном из российских дельфинариев нам рассказали, что разрешение на вылов дельфинов из Черного моря получить можно. Однако для решения вопроса понадобится тонна бумаг и минимум год времени. В стационарных дельфинариях дельфины действительно размножаются. Правда, беременная самка нуждается в отдельном бассейне, не работает, пока на сносях и кормит малыша. Представить себе такое в передвижных дельфинариях невозможно.
 
Защитники животных задаются вопросом: каким образом, несмотря на строгости по отлову дельфинов из природной среды, за последние годы построено несколько дельфинариев, которые пополняются занесенными в Красную книгу Украины черноморскими афалинами?
 
Согласно информации из интернет-источников, в Украине реестра этих животных не существует, учет имеющихся в дельфинариях животных не ведется. А для дельфинов используются ветеринарные паспорта образца как «для кошек и собак».

Начиная с 1966 года, после принятия Конвенции СИТЕС (о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой уничтожения), запрещен промысел дельфинов в бывшем СССР, а ныне и в странах постсоветского пространства. Однако незаконный вылов дельфинов в Черном море имеет место до сих пор, особенно в территориальных водах Турции.
16:15 25/01/2012




Loading...


загружаются комментарии