Я и русские

Оказалось, что это даже не мы сами отделились от "русского народа". Сами русские, жители Московского царства, уже в XVI в. называли нас белорусцами, чтобы отличить от себя.


Я и русские
"Россия - страна бандитов", "Москали - во всем виноваты", "Ох, уж мне эти русские туристы!", "Русские - это варвары, которым мы принесли цивилизацию", - это далеко не полный набор клише, распространенных сегодня среди моих соотечественников. Ах, ну как же я забыл и о другой полюс: "Братья-славяне", "Киев - колыбель трех братских народов», «Православная цивилизация» и т.д. и т.п.
 
Меня уже давно интересовал феномен русских, а особенно - какое отношение имеем мы, жители "синеокой",к  этому феномену. На размышления на эту тему меня вдохновил последний рождественский туристический сезон, во время которого наша белорусская земелька оказалась буквально "под оккупацией" этой славной нации (пусть только читатель не будет сразу искать что-то плохое в этом слове!) И я хотел бы сказать несколько слов о своих личных отношениях с нашими восточными соседями.
 
Читатель уже понял, что автор этой статьи чувствует некую дистанцию между собой и указанным народом. Откуда ощущение этой дистанции? Ведь, как известно, значительная часть моих соотечественников в принципе не отличает белых, малых, больших... Ну, признаюсь честно, началось все на теоретическом уровне: книги о "войне с Московией", экскурсии по Беларуси, где чуть не каждый памятник пострадал от "московского войска" в XV-XVII в., увлечение современными книгами по истории Беларуси, где постоянно подчеркивалось, что покоя нам от Востока никогда не было, ни в 1650-х, ни в 1930-х... Все эти пассажи были усвоены в студенческие годы, вместе с песнями "Н.Р.М.", "Крамы" и "Народнага альбома". Но затем наступило время и практики по предмету "антырасейшчына". Несколько поездок по России, новые приятели - русские, русский музыкант, кино, книги... Все это начало потихоньку вступать в конфликт с многим из того, что было так доверчиво принято в золотое студенческое время. В какое-то время хотелось даже вместе с Достоевским крикнуть: "Эй вы! Злоумышленники России! Славянские племена, которые только и умеют, что похваляется своей европейщиной! Не будет вам счастья, пока не вернетесь под крыло России-матушки!" (Примерно так восклицал Федор Михайлович в одной из своих статей, посвященных "польскому вопросу"). Но, несмотря на свое восхищение "загадочной русской душой", "русской идеей" и всем лучшим, что могло попасть в мои руки с Востока (от кассет ДДТ до шоколада "Бабаевский"), я так и остался с ощущением большого расстояния, что пролегло между мной и этим славным народом. Отправная точкой моих рассуждений на эту тему была и остается той же: есть мы, а есть они, другие, которых еще моя бабушка с Полесья называла колоритным словом "васточныя". Для меня это было уже не очень важным и определяющим, - но также многие мои друзья из западно-европейских стран потом мне не однократно говорили: "все-таки вы другие, и привычки, и поведение... не похожи на русских..."
 
Кроме того, моя историко-интеллектуальная любознательность также дала свои результаты: оказалось, что это даже не мы сами отделились от "русского народа". Сами русские, жители Московского царства, уже в XVI в. называли нас белорусцами, чтобы отличить от себя.
 
Мои сомнения относительно того, что доктор Скорина печатал свою Библию "русским" языком рассеивались сведениями о существовании уже в то время переводных словарей с "русского" на "московский" язык. Но как и когда случилось, что племена одной, неделимой Руси - вдруг стали не просто народностями, а отдельными нациями? Пришлось проштудировать не одну книжечку. В конце концов мне стало ясно: может, говорить о "белорусском народе" во времена Полоцкого княжества, о "белорусском князе Рогволоде" - это уже слишком, неправильно. Но и Русь - как оказалось - уже в те древние времена была населена различными народностями, с отличающимися обычаями, языками, традициями. Те, что западнее - в средние века построили вместе с литовцами Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское (понятно, что Русское - это прежде всего и касается наших далеких предков). Те, что восточнее - были объединены московскими начальниками, от чего и пошло название новоиспеченного царства - Московия. Ну, ясное дело, воевали. За земли, за влияние. И "литовские феодалы", которые "поработил" бедных крестьян-белорусов, как оказалось, были ни при чем, оказались фантомом советских историков-мифотворцав. Вот в этих новых условиях, в ВКЛ и Московии, и образовался из местных диалектов старобелорусский язык (который, конечно же, тогда называли русским), а народность западной части Руси, которую все чаще стали называть "Белой", все больше и больше превращалась в отдельный самобытный народ по всем признакам и параметрам: свой язык, свои традиции и обычаи, свое государство (а значит, возможность принимать самостоятельные решения). Единственное, что еще объединяло этих два разных космоса - русинов из ВКЛ и московитов - это православная вера. Да и та (о, людишки грешные!) - была использована для политических амбиций: московские военные походы на ВКЛ совершались под прикрытием "священной миссии" объединения православных земель (активничать в этом начал царь Иван IV Грозный). Только вот самих этих православных русинов великокняжеские "благодетели" из Москвы почему-то не спросили - хотят ли они этого объединения? "Упаси, Господи, от такой любви!": московское войско выжигало деревни и города, забмрая местное население в плен. Правда, некоторые восточные города Беларуси в начале даже поддерживали московскую инициативу: так, например, жители Могилева сами открыли городские ворота в 1654 г. и встретили "освободителей" с Востока хлебом-солью (это была реакция православных могилевчан на государственную про-католическую политику). Но хватило шести лет, чтобы понять ошибку. Могилевчане, увидев, чем обернулось "освобождение Белой Руси", 9 февраля 1661 собственноручно, по условно сигнала бурмистра, вырезали многотысячный гарнизон русских солдат (выжили единицы). После этого горожане были оправданы властью ВКЛ за измену шестилетней давности, получили назад магдебургское право и новый герб (этот же герб имеет современный Кировоград). Но в те годы русских "братьев" пришлось выгонять уже из-под самых Вильни-Гродно. Впрочем, уже тогда в Беларуси возникло партизанское движение - самоорганизованные отряды обороны, которые очищали родные деревни и леса от пришельцев...
 
Да ладно с ней, с историей. Книжек до конца жизни не перечитаешь. И есть ли смысл в том, чтобы воспитать в себе неприязнь к нашим восточным соседям сегодня? Кому от этого будет лучше? Все эти исторические находки служили мне не больше чем только доказательством, что никакого "единого православного народа" (в смысле русского) - не существовало. Да впрочем, когда Господь создавал землю, - он сразу подумал о разнообразии, уникальности едва ли не каждой травинки. Так что уж говорить о народах и культуре? И поэтому для меня идея национальных государств, обилие разнообразных культур - не менее "сакральная", чем для кого-то идея объединения "святой Руси".
Что же, сам для себя я осознал: кто мы и откуда. Но как мне было объяснить чем отличается Беларусь от России своим зарубежным друзьям, знакомым, да и просто туристам из дальнего зарубежья, которым приходилось проводить экскурсии? Ведь в начале меня очень задевали различные их "Вайс-русланд", "Лефко-Россия", "Уайт-Раша" (так нашу страну зачастую неофициально называют немцы, греки, англоязычные народы). И раньше я, упражняясь в "антырасейшчыне", упорно доказывал, что мы, мол, не имеем никакого отношения к русским, что мы - Литва, а литовцы у нас украли наше название, а заодно и Вильнюс с историей... Но такой рассказ закономерно приводит к сомнению: а может эти белорусы - вообще марсиане, которых Господь Бог спустил с неба, поселив между литовцами, украинцами, русскими, поляками, - и от того они такие уникальные? В конце концов, страсти во мне поутихли, я стал больше спокойно относиться к тому, что когда-то и мы назывались русскими, и что мы имеем много общего (от происхождения - до современных проблем) с нашими восточными соседями. И тогда я стал объяснять отличие русских, белорусов и украинцев на примере Скандинавии. Как известно, в древности в этом регионе также существовали различные племена с подобной культурой, языком, мифологией. Но со временем выделились шведская, датская, норвежская культура и язык. Интересно, что и там несколько раз возникали политические проекты "союзов" этих народов, обычно под властью наиболее агрессивного и сильного (датчан). Но каждый раз подобные попытки натыкались на кровавые освободительные восстания других народов. Близко нам и то, что в Скандинавии также до наших дней остались нерешенные языковые проблемы: например, норвежцы сегодня говорят на датско-норвежской смеси, а небезразличная молодежь борется за возвращение "истинного", древнего норвежского языка.
 
Но в последнее время, честно говоря, меня уже не раздражает даже то, что нас так хотят назвать "Белой Россией" наши западно-европейские и другие далекие друзья. Называй как хочешь - лишь в горшок не сажай! Мне важно, что гость в конце концов уедет из Беларуси с приятными впечатлениями от людей, от самой страны, будет приятно удивлен качеством и ценами товаров, и таким образом, полюбит этот край, захочет вернуться, расскажет другим о Беларуси. А названия... ну да, и мы русские в каком-то смысле, да не те, что в Москве, такой вот парадокс истории. Да впрочем, как я уже говорил, отличие иностранные гости замечают и без моих "идеологических подгрузок", на интуитивном уровне: "не похожи на русских..."
 
Если рассказываешь о Беларуси гостям из России, русским (в современном смысле этого многострадального названия), то здесь следует также правильно расставить акценты, чтобы отстоять свое и одновременно не унизить чужое.
 
...Случайно "подсел" в туристический автобус с московской группой, где белорусский экскурсовод рассказывает о Средневековой Беларуси, наши Статуты ВКЛ, знать-магнатерии, дворцы и замки... "Ну, конечно, в России дворянство было всего 2%, по сравнению с нашими 15%! . Ну, понятно, что вся культура в Москву шла из наших земель" и т.д. Я сползаю под кресло, мне стыдно перед гостями из Москвы. Я вижу себя. Я понимаю, что так нельзя. Я слышу недовольные перешептывания в автобусе. Унижение может вызвать в ответ только протест и унижение. И эта куралесица, начавшись с войн XVI века так и не остановится ни в XXI, ни в XXII-м. Сейчас я очень аккуратно подбираю выражения, чтобы рассказать русским о, например, разрушенном их предками Несвижском замке. Но все равно говорю ради исторической правды. "All we need is love" (Все, что нам нужно - это любовь), - сказал Джон Леннон, и зачем мне с ним спорить? Лучше я постараюсь этих русских туристов очаровать в прямом смысле Беларусью, ее атмосферой, культурой, людьми, чтобы, если не дай Бог, в Москве вновь начнется подготовка кампанни по "освобождению" Беларуси от какой-либо там экспансии, - сами же русские, побывав на такой экскурсии, не поддержали этой компании. Но увы, далеко не все туристы из Москвы, и вообще - жители этой мировой столицы, - готовы проникнуться красотой местного бытия, нашим своеобразным образом жизни, "странным" языком. Некоторые гости готовы всерьез поправлять ошибки в надписях "Вакзал", "Выхад у горад", "Дзверы на сябе" и т.д. А слова "часопіс", "крама" і "кавярня" - так это, по их мнению, вообще нелепость какая (кто-то из таких туристов в общем "обратил": "Ну и язык идиотский! Это кто его, Лукашенко че ли придумал?" ). Понятно, что в такие моменты все эти либеральные "клиент всегда прав" хочется выгравировать на арматуре и засунуть туристу в одно место. Но в таких случаях (правда, довольно редких) достаточно бывает просто поставить человека на свое место, сдержанно и немногословно. Кстати, в том конкретном случае меня удивило, что водитель нашего автобуса, обычный мужичок-белорус, оскорбился за язык и стал его защищать, когда я еще только отходил от шока. И пока такой готовности постоять за свое у нас не появится, - предчувствует моя душа - будет, будет еще не один поход на Беларусь, чтобы исправить наши "каракули", а за одно и языки - которые так и не научились за 300 лет правильно произносить "ч" и "г". Позволим вот так безнаказанно гадить туристам, - они пойдут и дальше, и не только туристы.
 
Есть и такие русские, что интеллигентно спорят с моими "белорусо-центричными" экскурсиями, ставят под сомнение едва ли не каждое мое слово о независимости Беларуси, о самобытности здешней культуры. Но когда мне удается "сохранить позиции", - они начинают еще с большим уважением относится ко мне в конце экскурсии, как к равному. И мне это приятнее, чем если бы богатые дяди-туристы обнимали меня как "младшенького", "белорусика", трепали по волосам, как обезьянку, которая со всем соглашается, кивает головой, смеется со всех шуток, а потом получает заслуженную стотысячную бумажку "чаевых" в зубы. Но, на самом деле, не раз было и так, что дополнительные деньги я получал именно после "конфликтных" экскурсий. Может быть не столько из-за этого, а потому что моя голова догадалась поставить группу в тень - во время солнцепека, или завести в тепло - во время мороза, - независимо от того, кто там кого вырезал в XVI в.?
 
Но есть у меня и другие случаи. Правда, совсем редкие. Это когда для русского уже решено, что белорусская культура, какой бы близкой она ему не казалась - другая, самобытная, и от этого ценная сама по себе... Одна туристка (в Дудутках я рассказывал группе о белорусских народных ремеслах) начинает жаловаться: почему же это я не рассказал о белорусской вытинанке, такой уникальной белорусской технике, которая в России не была так развита? Такие люди обычно сами просят рассказать им что-нибудь о наших леса и болотах, партизанском менталитете и национальной картине мира. И тогда, проникаясь таким доверием, рассыпаюсь я культурологическим словом об отличиях нашего мировосприятия, которое следует из географических различий и выражается в разговорном языке: о бескрайних русских просторах и белорусском пейзаже, всегда ограниченным хоть каким-нибудь домиком на горизонте; об их сказочных богатствах (природные ресурсы ) и нашей бесплодной почве, отсутствии нефти и золота; о закономерном их великодушии и нашей прагматичной скупости, об их глотание гласных ("глава") и нашем распевном "га-а-а-а-ва", а от этого перехожу к их решимости и нашей тягучей рассудительности, терпимости, а потом еще - к их желанию осваивать новые и новые земли и о нашем желании обрабатывать до посинения малый кусочек земли, про их "авось" и "разгуляй" и наше трудолюбие, которое иногда превращается в трудоголизм и неумение отдыхать... И если мой русский собеседник выдерживает до конца, то тогда и я уже успокаиваюсь и перестаю нервничать от слов о "братских народах", об "одном корне восточно-славянских культур". Но это уже никак не касается разных там Союзных государств и геополитических прожектов. Над нами витает тень другой страны, которой на земле все равно не найдется места. Страны, где люди не рассматривают друг друга как средство для своей наживы или как угрозу для своего комфорта. И тогда меня охватывает желание создать в Беларуси "русский клуб", участники которого бы изучали культуру соседнего народа без желания определить, кто же там все-таки "круче" и "цивилизованнее". Ведь только на таком фундаменте, как мне кажется, можно построить здоровые, продуктивные отношения с другим, с не таким как ты
13:34 31/01/2012









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии