Пенсионерка намерена отсудить у Беларусбанка 5 тысяч долларов, потерянных из-за девальвации

В мае прошлого года в Беларуси произошла девальвация: отечественный рубль упал на 55%. Белорусы, которые держали в банках рублевые вклады, разом потеряли половину накоплений. Естественно, деньги людям никто не вернул. Да и не все обратились в банки с претензиями, а те, кто обратился, кроме извинений ничего не получили. Но одна минчанка все же решила дойти до суда: она требует у банка вернуть деньги, которые она потеряла при девальвации.

«В БАНК Я ПОЛОЖИЛА ВСЕ, У МЕНЯ НИЧЕГО НЕ ОСТАЛОСЬ»
 

 
- Мне 80 лет, я же всегда верила государству, а они меня обманули, - говорит корреспонденту "КП в Беларуси" минчанка Нина Мирошниченко.
 
Два года назад, в апреле 2010 года, пенсионерка открыла счет в Беларусбанке и положила на него 48 млн. 970 тысяч белорусских рублей. Такие баснословные деньги у Нины Захаровны появились после того, как она продала гараж и садоводческий участок в Раубичах, которые остались у нее после смерти мужа. Когда-то пенсионеры собирались построить на участке домик, копили на него деньги, но вложить их не успели: в банке у них лежало 10 тысяч советских рублей, и в 90-х все деньги сгорели. Претензий тогда предъявить оказалось некому - СССР распался, банковская система сломалась.
 
А в мае 2011 года история со вкладом повторилась: во время девальвации Нина Захаровна потеряла 5 тысяч долларов. И она подала на банк в суд.
 
«ЕРМАКОВА ПООБЕЩАЛА, ЧТО ДЕНЬГИ МНЕ ВЕРНУТ»
 
- Мне некогда было следить за новостями, я только слышала, что у нас стабильный курс рубля, - говорит пенсионерка. - Поэтому когда я понесла деньги в банк, чтобы открыть счет, я поверила девушке-консультанту и положила деньги в белорусских рублях, а не в российских, как хотела. Банкиры утверждали, что в белорусских рублях деньги хранить выгоднее: аж 22% годовых, а не 8, как в российских. Хотя мне выгоднее было хранить деньги в российских рублях, потому что я решила переехать к дочери в Москву. Мы уже и объявление дали о продаже минской квартиры. Ждали откликов на него.
 
А 4 мая дочка из Москвы позвонила мне и сказала, что в Беларуси произошла девальвация и я снова потеряла деньги. Я не поверила! На следующий день, 5 мая, я пошла в банк и попросила конвертировать все деньги в российские рубли. Но в банке объяснили, что с вкладами уже ничего делать нельзя.
 
Женщине посоветовали поехать в главное отделение Беларусбанка и записаться на прием к Ермаковой, которая тогда возглавляла Беларусбанк. Но секретарь главы банка отказалась записывать пенсионерку на прием 11 мая, и посоветовала написать письмо. Мол, так быстрее и эффективнее будет. Письмо женщина написала сразу и бросила в почтовый ящик, который стоит на первом этаже главного отделения.
 
- Вечером того же дня я позвонила секретарю Ермаковой. Женщина сообщила, что письмо дошло и зарегистрировано, как сейчас помню, 5 мая под номером 441, - говорит Нина Захаровна. - Банк нарушил 15-дневный срок, в течение которого должен был ответить на мое обращение. Я постоянно звонила в банк и спрашивала, когда будет ответ на мое обращение. Мне говорили, что мое письмо еще не рассмотрено. На 20 мая ответа от банка так и не пришло. Потом курс поменялся, и я потеряла внушительную часть вклада. 8 июня я все-таки попала на прием к Надежде Ермаковой. Она внимательно меня выслушала и пообещала, что сделают конвертацию по новому курсу, а что делать с потерянными деньгами - придумают.
 
Я пришла в банк возле дома, и мне провели конвертацию. Банкиры посчитали, что я потеряла 5 тысяч долларов. Представитель банка, которая приехала из главного отделения, успокаивала меня. Она сказала, что все потери мне компенсируют. А потом попросила написать отказ от своего письменного обращения в банк, которое я писала в мае. Я была так расстроена, что написала этот отказ. Теперь получается, что потерянные деньги мне не вернули, а на мои обращения банк отвечает, что оснований для дополнительных компенсаций не видит и указывает на мое заявление об отказе от письменного ответа на мое письмо 5 мая.
 
После консультации с юристами женщина наняла адвоката и подала в суд на Беларусбанк. Сейчас она требует суд взыскать с банка убытки в размере 42 миллионов белорусских рублей. Суд состоится завтра.
 
- Подобных дел ни в моей практике, ни у коллег не было. Да и судебной практики по таким делам у нас в стране нет. Люди считают бесперспективным в таких случаях обращение в суд, - говорит адвокат Нины Захаровны Юрий Щербич. - На мой взгляд, нарушение закона имело место. Правда, какое решение вынесет суд, сказать сложно.
 
А пока журналисты посчитали, сколько денег получила бы пенсионерка, если бы конвертацию провела, как и собиралась, еще в апреле 2011 года. И если бы деньги пересчитали сейчас.
 

 
МНЕНИЕ БАНКА
 
От комментариев по этому делу в Беларусбанке отказались. Но пенсионерке банк прислал возражение на исковое заявление, в котором говорится, что «каких-либо убытков действиями (бездействиями) сотрудников банка Мирошниченко Нине Захаровне не причинено».
16:30 15/02/2012




Loading...


загружаются комментарии