Незачет

С журфака БГУ отчислили Насту Шулейку.

Незачет
У Будимира прочел прекрасную цитату: «Для того, чтобы зло победило, хорошим людям достаточно ничего не делать». Не замечать. Отвернуться.
 
С журфака БГУ отчислили Насту Шулейку – барышню, единственной виной которой перед белорусским порядком вещей стало то, что она собирала передачи на Окрестина. Теплые вещи для тех, кому очень холодно. Да, она была на акциях протеста, но кто из нас не был?
 
Так вот, Насту отчислили. После 19 декабря 2010 года отчислений с журфака не было, сейчас снова начались. Ясно, что отчислили ее совершенно законно. Из-за неуспеваемости, не сданных зачетов и черт знает еще чего – мне даже неинтересно это слушать и читать. И политика тут, конечно же, не при чем. В конце концов, когда она сама сидела на Окрестина, ее действительно не было на занятиях. И это достаточное основание – ну и так далее. У преподавателей, не поставивших Насте зачеты, совесть совершенно чиста. Не замечать. Отвернуться.
 
Жизнь человека поломана. Из-за того, что он сделал что-то хорошее. Не смог не заметить. Проникся сочувствием к тем, кому холодно. Не забыл о том, что случилось 19 декабря, и вышел на акцию в годовщину разгона «Плошчы». Теперь впереди – вынужденная эмиграция, учеба за границей, причем это в лучшем случае, если поступит. Хорошо, кстати, что девушек с активной политической позицией еще не додумались у нас забривать в армию. Но есть вариант, что на заочное в Вильнюс Наста не пройдет. И останется без высшего образования. На всю жизнь. Вы представляете, что такое быть умным, начитанным, активным человеком и не иметь возможности получить высшее образование? Ведь надо ли объяснять, что отчисление Насты – это своего рода «волчий билет»? Все белорусские альма-матер для нее теперь закрыты по тому же сучьему молчаливому принципу, по которому закрыты концертные площадки для фигурантов «черных списков». Она не сможет поступить в Беларуси чисто случайно, без всякой политики. А если поступит за границей, будет вынуждена разменять ближайшие годы на утомительные путешествия, выматывающий душу быт изгнанника – все то, на что явно не подписывалась, собирая передачи на Окрестина.
 
Но самое главное, друзья. Вот есть человек, по жизни которого прошлись чужой подлостью. Человек совершил добро и испытал на себе испепеляющее действие зла. И что? Он стал героем? Вы дочитаете до конца эту статью (если дочитаете) и забудете про Насту Шулейку. Я не уверен, что все однокурсники позвонили ей в эти дни с поддержкой, скорей всего, действует подленький белорусский принцип умолчания: для части сверстниц она просто перестала существовать.
 
Где награда, друзья? В жизни после смерти? В реинкарнации? Где, с другой стороны, возмездие тем, кто виновен в этом зле? Они остались преподавать и, быть может, я увижусь с ними на какой-нибудь международной конференции в Берлине, Вильнюсе или другом европейском городе – так уже случалось. Если я попытаюсь заговорить с ними на территории Евросоюза о Насте Шулейко, жизнь которой они исковеркали, они, скорее всего, не вспомнят, кто это. А если вспомнят, совершенно искренне скажут, что ничего не могли поделать: девочка отсутствовала на занятиях, ну и так далее.
 
Они не злые. Они добрые. Они просто не замечают. Отвернулись. Все зло в этой стране происходит именно так, при отвернувшемся добром большинстве. Быть может, им страшно? Я не могу этого понять.
 
Вот смотрите. Я преподаю в Европейском гуманитарном университете ряд курсов на бакалаврском и магистерском уровне. При этом являюсь человеком умеренно либеральных взглядов, довольно нервно относящимся к тому, что происходит сейчас в Беларуси. Но если среди моих студентов на семинаре вдруг окажется молодой человек с огромным значком БРСМ, который начнет активно задвигать о преимуществах белорусской политической системы (а такие, кстати, были), я внимательно его выслушаю и, если он будет задвигать складно, даже похвалю и приведу в пример. У меня не возникнет желания поставить ему незачет из-за того, что его взгляды противоречат моим. Это потому, что я добрый, а они злые? Почему они ломают жизни этим детям?
 
Не буду говорить об академической автономии, студенческом нон-конформизме и прочих вещах. Эти все слова как бы из другого дискурса. Я не пытаюсь сделать Беларусь ближе к Болонскому процессу, хотя, конечно, и на это дело случай Насты Шулейки окажет драматичное влияние. Но для меня куда важней человеческий фактор. Отвернулись. Не заметили. Позволили злу в очередной раз победить.
 
Вы можете спросить: а что, собственно делать? Включать виновных, пусть косвенно, в отчислении Насты в черные списки? Это, кстати, можно устроить, но это проблему не решит. Потому, что страх – очень фиговый мотиватор. Человек должен противостоять злу потому, что ему обидно за ближнего, а не потому, что он боится, что его мелкая подлость будет наказана. И вот, мне кажется, сценарий тут прост. Мы знаем, что есть девушка, которой сейчас тяжело. Ей надо помочь. Я, журналист, написал про нее статью. Что можешь сделать ты – решай сам. Главное, помни: «Для того, чтобы зло победило, хорошим людям достаточно ничего не делать».
14:55 17/02/2012




Loading...


загружаются комментарии