Валерий Мазынский: Настоящий художник всегда должен быть в конфликте с властью

Один из лучших белорусских театральных режиссеров, которому пришлось и "На дне" Горького поставить в камере на Окрестина, Валерий Мазынский празднует свое 65-летие.

Валерий Мазынский: Настоящий художник всегда должен быть в конфликте с властью
20 февраля Валерию Мазынскому исполняется 65 лет. В витебском Колосовском театре и на "Вольнай сцэне" в Минске он прославился своими смелыми спектаклями. Как может самореализоваться режиссер без театра? И какой театр нужен сегодня Беларуси? На эти и другие вопросы он ответил в интервью "Нашай ніве".
 
- Вот уже двенадцать лет я исключен из того, чем занимался всю жизнь. Теперь я сосредоточился на создании документальных фильмов и аудиокниг. Мы основали серию «Голос поэта», несколько книг почти готовы - Геннадий Буравкин и Янка Мавр ... Также я сейчас работаю над документальным фильмом о Полуте Бодуновой, который будет готов к середине мая. Еще мы делаем архив по узникам совести, отсняли три-четыре часа беседы с каждым, но с кем именно - пока говорить не буду.
 
- По вашему мнению, чего не хватает нынешнему театру в Беларуси?
 
- Знаете, чем сегодняшний театр отличается от советского? Тогда мы действительно хотели что-то донести, что-то сказать. После приходили цензоры, и мы старались им доказать, что на самом деле спектакль не о том, о чем они подумали. А нынешние режиссеры не ждут прихода цензора, у них этот цензор в голове находится. Есть исключения, но они очень редки. А я считаю, что художник всегда должен быть в конфликте с властью, причем с любой, ибо идеальной власти в истории человечества еще не было.
 
- Но приведет ли такой подход к излишней политизированности искусства?
 
- Мне очень понравилось последнее заявление Сергея Михалка, и идея его нового альбома с песнями, которые будут соответствовать актуальным событиям. Искусство должно говорить о насущном в тот же момент, и никак иначе. А то выходит, что на улице происходит одно, а люди искусства как голову в песок спрятали. Театр теперь совсем не живет с народом.
 
- Именно поэтому вы ставили пьесу Горького «На дне» в изоляторе на Окрестина?
 
- О, это известный миф. Некоторые считают, что это был настоящий спектакль с декорациями, с милиционерами... На самом деле, «поставил» - это преувеличение. У нас была читка пьесы, было распределение ролей. Вот что интересно - когда нам передавали конфеты, то обертки от них забирали, а две большие сумки с распечаткой пьесы Горького пропустили. Возможно, имя Горького помогло - как-никак, великий пролетарский писатель.
 
- Вы говорите - театр бесконфликтный сегодня. В 1990-е ситуация в театре была другой?
 
- Это был достаточно специфическое время, года до 1995-го. Перестройка, внезапно стало можно все и исчез тот момент сопротивления, везде только «плюс», а меня не интересует «плюс», меня интересует «минус». Мы тогда были все в ступоре, так как нечего было ставить. Пусть это смешно звучит, но благодаря Лукашенко появилась потребность что-то создавать. Правда это «нечто» не философское, не глубинное, это, скорее, потребность баррикад. Сколько тогда появилось исторических пьес! Далеко не все достойные, но целое поколение заинтересовалось историей.
 
А нам нужно заниматься поиском идентичности. Теперь у мира совсем другие скорости, идет процесс глобализации, и помимо экспансии России существует еще и экспансия Европы, не менее сильная. Нам нужно понять, насколько важна самоидентификация. Иначе просто одним народом станет меньше.
 
- Ваш фильм «Тутэйшыя», снятый по заказу «Белсата», попал в список запрещенных Министерством культуры на территории Беларуси. Почему, по вашему мнению, это произошло?
 
- Смешной список, смешной запрет - я бы, кстати, тоже запретил его, но по другим причинам: его стоило бы переснять, по-другому сделать. За что попал в список? Я слышал, что из-за моей "кровожадности". Но
художник имеет право пустить кровь, если это происходит на пленке или на листе бумаги.

 
- Если бы было предложение, вернулись бы вы в театр?
 
- У меня нет желания возвращаться в театр, все равно выгонят через две недели. Мне было бы интересно, чтобы молодые драматурги несли мне свои произведения, и мы могли бы с ними работать. Именно с молодыми драматургами.
 
Справка. Валерий Мазынский, родился 20 февраля 1947 в с. Большое Стахово (Борисовский район) - театральный режиссер. Заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии. Главный режиссер Колосовского театра в Витебске (1976-89). Поставил ряд знаковых спектаклей - «Колокола Витебска» и «Кастусь Калиновский» по произведениям В. Короткевича, «Сымон-музыка» Якуба Коласа.
 
С 1991 в Минске. Создал (1993) театр-лабораторию белорусской драматургии «Вольная сцэна», который сначала работал на Малой сцене Купаловского театра, а потом обрел собственное помещение на Кропоткина, 44 (ныне Театр белорусской драматургии). «Вольная сцэна» успешно представляла Беларусь на международных фестивалях. Театр ставил сатирические, злободневные спектакли, из-за чего в 2000 Мазынский был уволен из театра. Основал независимый театр с таким же названием. До 2003 «Вольная сцэна» была единственным независимым белорусскоязычным театром. Но театру создали невозможные для выживания условия и проект был закрыт. Финальным спектаклем независимого театра стал «Принц Мамабук» по пьесе Дударева - эпатажная комедия с аллюзиями на белорусскую действительность.
 
После увольнения из театра Мазынский работал сторожем, строителем и вахтером. Попал на Окрестина во время Площади-2006, где с сокамерниками поставил любительский спектакль «На дне» (по пьесе Горького).
 
В 2008 году снял телефильм по пьесе Янки Купалы «Тутэйшыя». В 2011 - документальную ленту «Как всполохи молнии» о деятеле национально-освободительного движения 1950-х годов Ростиславе Лапицком.
12:18 20/02/2012




Loading...


загружаются комментарии