Войтович рассказал о покушениях на его жизнь

"Так случилось, что мне довелось стать участником неформальтного разговора о перспективах третьего президентского срока. Я сказал безо всяких экивоков: это выльется в тяжелейшие проблемы для страны"

Войтович рассказал о покушениях на его жизнь
Интернет-журнал «Прадвесце» опубликовал главу из будущей книги бывшего президента Академии наук Беларуси, бывшего главы Совета республики, академика Александра Войтовича. Речь идет о событиях, накануне референдума, который позволил Александру Лукашенко оставаться президентом и после окончания второго президентского срока. Войтович был против…
 
«И сейчас перед глазами стоит та ситуация, когда я оказался на волосок от страшной аварии. До сих пор остаётся устойчивое впечатление того, что это был не случайное дорожно-транспортное происшествие. Тем более, что спустя несколько лет нечто похожее, но уже в больнице, повторится. Но обо всё по порядку».
 
«В 2003 году всем, кто следил за политикой в республике, стало понятным, что зреет новый референдум. Поведение и заявления первого белорусского президента свидетельствовали о его страстном желании остаться на своём посту и после второго срока. Мешала действующая Конституция, запрещающая три каденции подряд. Подумаешь, мелочь какая. Референдум в условиях авторитарного правления – наилучшая палочка-выручалочка. Ею в который раз и воспользовался А. Лукашенко. Так случилось, что мне довелось стать участником неформальтного разговора о перспективах третьего президентского срока. Я сказал безо всяких экивоков: это выльется в тяжелейшие проблемы для страны. Длительное правление человека, смотрящего на мир глазами неисправимого провинциала, исповедующего к тому же диктаторский стиль руководства неизбежно приведёт к подрыву основ белорусской государственности.
 
Через несколько дней после короткой, но принципиальной беседы насчёт “третьего срока” (согласитесь, есть в этом выражении некий криминальный оттенок) я отправился в Мозырь на запланированное заседание горсовета.
Ехали через Калинковичи. За рулём служебной легковушки – хорошо подготовленный водитель. Можно сказать, ас. В гараже Совета Министров по традиции, оставшейся от Советского Союза, других не держат.
 
Этот гараж, как известно, обслуживает целый ряд госучреждений, включая парламент. Понятно, что дорожной безопасности уделяется особое внимание. Водителей гаража, насколько я знаю, постоянно тренируют. Они имеют практику экстремального вождения. Могут, например, тормозить на льду, мгновенно реагировать на неожиданную преграду.
 
Именно класс водителя и спас меня в Калинковичах от печального исхода.
 
Всего несколько мгновений…Представьте: по встречной полосе движется довольно густой автопоток. Вдруг из этой рутинно колеблющейся массы вываливается автобус, старый “пазик” и… подставляет нам свой бок. Картинка - словно из плохого блокбастера. Наша машина проделывает какой-то фантастический маневр – и резко уходит в сторону, избегая лобового столкновения. У нас с водителем не осталось даже царапины. Мы не стали обсуждать случившееся. Посмотрели друг другу в глаза и отвели взгляды. Всё ясно. Случайностью здесь не пахнет.
 
Так или иначе, в тот день я оказался в Мозыре. Сюда по мобильному телефону мне позвонил глава президентской администрации Урал Латыпов и сказал, что необходимо встретиться.  Беседа состоялась назавтра. Латыпов холодно известил, что президент принял решение о моём отзыве из Совета Республики. Напомню, что в декабре 2000 года я был назначен президентским указом членом верхней палаты парламента. Согласно конституции, президент имеет квоту на назначение восьми сенаторов.
 
Далее руководитель администрации посоветовал мне написать заявление об уходе. Наверху хотели, чтобы всё выглядело чинно и благородно. Притомился, мол, человек на высокой должности, -- со всяким такое может случиться, надо уважить клиента. Но я оказался “плохим парнем” и пошёл на принцип. Говорю: в законодательстве совершенно чётко перечислены причины, дающие основания для отзыва сенатора. Разве хоть одна из них имеет отношение ко мне?
 
А там, в параграфе 143 Избирательного кодекса, перечень таков, что нужно уж очень постараться, чтобы попасть под статью. Грубое игнорирование своих обязанностей, нарушение Конституции и другие некрасивые вещи, дискредитирующие звание сенатора. Естественно, таких провинностей мне пришить не могли при всём желании.
 
Так что, говорю руководителю лукашенковской администрации, ваш прессинг я отвергаю и считаю его трусливой попыткой расправы.
Смотрю в немигающие глаза высокого чиновника (Латыпов в прошлом полковник КГБ), а сам себе думаю: ну, напишу я заявление, сделаю вид, что сдрейфил, но что своим близким и знакомым говорить буду? Они же всё знают и понимают. Скажут: струхнул, сдулся. Нет уж! Я не люблю, в чём и признаюсь, уличных шествий, практически не хожу на протестные акции, чем вызываю недовольство у оппозиционеров, но на уровне личного выбора компромиссов стараюсь не допускать. Кукиш вам в холёные рыла! Заявления не дождётесь. Делайте, что хотите. С автобусом промашка вышла, может что-то иное придумаете.
Надо отметить, что после атак, пережитых ранее, у меня выработалась довольно устойчивая привычка – на любые коллизии реагировать спокойно. Невольно олимпийцем станешь.
 
Именно так я вёл себя в кабинете Латыпова.
В конце беседы усмехнулся и сказал:
-- Я знаю, кого вместо меня назначат. Новицкого?!
Никакой инсайдерской информацией я не владел. Минутой ранее отгадка сама собой всплылала… из подсознания. Я не раз в жизни испытывал нечто подобное, не побоюсь громкого слова, на озарения. Порой в их незримой плазме рождались идеи и целые научные труды. Тайны человеческого мозга неисповедимы.
Латыпов заметно вздрогнул. Маска чекистской непроницаемости спала с его лица: откуда у вас сведения, Александр Павлович? Я не без издёвки поднял глаза вверх – Господь нашептал…”
 
Как сообщил «Народной Воле» редактор «Прадвесця» Вячеслав Дашкевич, книга воспоминаний Александра Войтовича в черновом варианте почти готова. В этом году она должна увидеть свет.
17:01 23/03/2012




Loading...


загружаются комментарии