Охоту учиться на юристов и экономистов отобьют рублем

Инициатива Минобразования по введению полной платы за обучение студентов по специальностям экономического и юридического профиля продемонстрировала существующее противоречие между потребностями рынка труда и предложением системы образования.

Охоту обучаться отобьют рублем

Министерство образования Беларуси рассматривает возможность введения полной платы за обучение для студентов-платников по специальностям экономического и юридического профиля. Это объясняется невостребованностью экономистов и юристов на рынке труда Беларуси и одновременно — большой популярностью таких специальностей среди абитуриентов. По данным опроса Минобразования, четверть всех выпускников этого года планирует поступать на экономические специальности, напоминают ситуацию "Белорусские новости". 

Согласно расчетам Минобразования, сегодня студенты-платники компенсируют лишь 50% расходов на их обучение. Таким образом, цена обучения по этим специальностям может увеличиться в два раза. После предыдущего, февральского, повышения цен на платные услуги в государственных вузах год обучения в БГУ по специальностям «правоведение»« и «экономика» стоит 12 067 700 рублей. В БГЭУ — 7 086 590 рублей. Если стоимость обучения удвоится, то плата за образование достигнет заоблачных цифр, в БГУ она составит 24 135 400 рублей, то есть, 2 413 евро по нынешнему курсу.

Но даже в европейских университетах подобное образование стоит дешевле! Полная оплата за обучение на бакалаврской программе в ЕГУ, например, составляет от 4,5 до 5 тысяч евро в год. При этом максимальная оплата, которую истребует вуз со студента, — 1,5 тысячи евро. Столько платят 17% студентов, остальные же или имеют еще большие скидки (платят от 500 до тысячи евро), или учатся вообще бесплатно; часть студентов получают стипендию. Другой пример — в Маастрихтском университете (Нидерланды) студенты платят за год обучения 1600 евро.

Здесь необходимо отметить, что для многих белорусских студентов плата будет увеличена задним числом. И студенты старших курсов окажутся в ситуации, когда вдруг будут вынуждены платить за учебу вдвое больше, чем платят сейчас.

В такой ситуации, естественно, многие абитуриенты могут отказаться от намерения поступать в государственный вуз, так как в вузах частной формы собственности обучают по тем же специальностям за гораздо меньшую цену. Например, год обучения на специальностях «правоведение» и «мировая экономика» в Институте управления и предпринимательства сегодня стоит 5 417 000 рублей. 

Рынок труда ждет не тех, на кого учат

Минтруда не раз констатировал структурный дисбаланс спроса и предложения рабочей силы на рынке труда. В общем числе вакансий более 80% предназначены для рабочих. А среди ищущих работу значительное количество людей со средним специальным и высшим образованием.

На рынке труда Беларуси ощущается острый дефицит медиков и переизбыток бухгалтеров. В городах — дефицит инженеров, мастеров. На селе также сохраняется повышенный спрос на инженеров. В особом приоритете для сельских нанимателей традиционно остаются зоотехники и ветврачи.

Существует и территориальный дисбаланс, выражающийся в том, что каждая третья вакансия из общереспубликанского банка данных находится в столице, где нужны технические специалисты, руководители среднего звена на производстве, IT-специалисты, производственные рабочие, строители. Ищут же работу в большинстве экономисты, юристы и люди без образования. Из года в год предложение со стороны экономистов и юристов в три-четыре раза превышает спрос на этих специалистов. 

Проблема не в том, сколько, а в том, какие

Работодатели указывают еще и на проблему неудовлетворенности качеством трудовых ресурсов. Людям, которые ищут работу, часто не хватает необходимой компетенции.

Профессор гражданского права Минского института управления Наталья Бондаренко отмечала на встрече белорусских экспертов в сфере образования в Брюсселе (визит состоялся в рамках проекта «ЕС и Беларусь: делимся опытом»), что подготовка юристов в Беларуси нуждается в совершенствовании. «Юридические кадры, которые мы готовим, — считает она, — не приспособлены для работы в современных условиях. Специалисты с юридическим образованием не могут полноценно трудиться ни на предприятиях, ни в организациях в силу отсутствия необходимых знаний. На мой взгляд, подготовка юристов во времена СССР была более качественной».

Государственные и частные вузы, готовящие юристов, по мнению Бондаренко, работают по пятилетним планам. Количество аудиторных часов, приходящееся на изучение гражданского права в вузах, равно количеству часов, в течение которых изучается «История Великой Отечественной войны», «Основы современного естествознания», «Основы медицинских знаний», «Защита населения в чрезвычайных ситуациях». Бондаренко согласна: эти дисциплины необходимы, но «в процессе обучения в школе».

Студенты фактически лишены возможности выбирать курсы. В результате практически не преподается европейское и корпоративное право. Зато введен спецкурс «Спортивное право». «Решать вопрос о введении спецкурсов должны не наверху, а по запросу студентов. Другими словами, студент должен обратиться к руководству вуза с инициативой ввести тот или иной спецкурс, а я как преподаватель — его разработать», — отметила Бондаренко.

Профессор считает, что в Беларуси «очень медленно развивается система юридических клиник, и это является большой проблемой». Речь идет о некоммерческих структурах, цель которых — оказывать бесплатную юридическую помощь населению. В Европе такие юридические клиники организуются при университетах, там студенты приобретают опыт консультирования при поддержке преподавателей.

Наталья Бондаренко также обращает внимание на то, что аудиторная нагрузка на профессора в белорусском вузе составляет минимум 240 часов в год и более. В результате индивидуальной работой со студентами заниматься некогда. 

Можно ли прогнозировать структуру трудовых ресурсов на 5 лет?

Экономист Сергей Чалый тоже считает, что необходимо обратить внимание на содержание обучения экономистов: «Квалификация большинства не позволяет после окончания вуза заняться профессиональной деятельностью на высоком уровне». Он признает, что в Беларуси готовят много теоретиков в сфере экономики и юриспруденции. На западе же для работы на предприятиях готовят специалистов по корпоративным финансам. Другими словами, речь идет не о подготовке экономистов как таковых. «В компаниях Беларуси традиционно существует проблема качества менеджмента, а также управления финансами. И именно таких специалистов не хватает», — отметил Чалый.

Противоречие, заключающееся в том, что среди абитуриентов есть спрос на специальности, не востребованные на рынке труда, связано с тем, что многие выбирают обучение на экономических и юридических специальностях не потому, что планируют по ним работать. Молодые люди хотят получить высшее образование, часто по указанию родителей: «Люди идут учиться, чтобы приобрести базовые знания, развить способность к мышлению».

Структуру образовательных услуг необходимо пересматривать, говорит экономист. Ведь сейчас «рынки образовательных услуг и труда не состыкованы»: «У нас план подготовки специалистов составляется заранее. Однако как можно представить себе будущее столь явно? Как в современном мире можно на пять лет вперед прогнозировать, какая будет экономика и структура трудовых ресурсов? Тем более, если учесть эмиграционный поток из Беларуси квалифицированных кадров».

Логику государства понять можно. Хочешь получать специальность, не востребованную на рынке, — плати по полной. Однако отметим, что образованные люди сами по себе являются тем самым человеческим потенциалом, о качестве которого у нас так много говорят. Теперь же для получения юридического и экономического образования появляется слишком серьезный материальный ценз. Иными словами, «искажение рынка труда пытаются перенести на образовательный процесс, где сохранялась хоть какая-то свобода выбора».
10:12 29/03/2012




Loading...


загружаются комментарии