Наш Чернобыль 8

Вот уже год, как Чернобыль для меня - это символ утраченной радости и потерянных людей.

Наш Чернобыль
Для меня Чернобыль - это невозможность сейчас обнять близкого мне человека Дмитрия Дашкевича. А еще бОльший Чернобыль - это мысль о том, что его уже никогла не обнимет его мама. Прошел ровно год, как Ольги Дашкевич не стало.
 
Ольга Дашкевич была легкой, веселой и очень красивой женщиной. Она восхищала своей красотой в молодые годы, чем и привлекла Вячеслава Дашкевича, который был старше ее на целых 19 лет. Вячеслав Дашкевич был тогда успешным журналистом местных СМИ, а Ольга только начинала первые шаги на тот же поприще.
 
Дмитрий был рядом с родителями до 18 лет. А дальше пошел искать свой самостоятельный путь в этой жизни. Выбился на свою дорогу уже в Минске. Где остался жить и работать, а также начал свою новую жизнь, посвященную «Молодому фронту».
 
Множество административных арестов, успех в организационных делах - все бежало и шевелилось в жизни Дмитрия. И "добежало" до первого уголовного дела (вещь банальная в нашей карьерной лестнице) в 2006 году. Тогда я первый раз позвонила ему домой. Знакомиться с родителями.
 
Мы созванивались с Ольгой Дашкевич, как правило, только тогда, когда с Димой было что-то не так. Когда он сидел в тюрьме или из-за "суток" до него невозможно было дозвониться. Виделись редко, только под тюрьмами, да еще когда волей судьбы их забрасывало в Минск.
 
После последнего ареста я на следующий день после освобождения стала дозваниваться к Диминым родителям. Услышала голос мамы, обрадовалась, но голос был уже не тот. Она была все такой же радостной, но не было той легкости, той веселой интонации. Она устала. Я успокаивала ее и о себе, и о Диме, как это происходило из года в год, но она уже не воспринимала это так легко. Ей было больно. Очень больно за сына. А еще здоровье было уже не то, несмотря на свои 54 года – ведь не возраст для женщины.
 
На судебное заседание по последнему уголовному делу  Ольга уже не приехала. Ей было сложно двигаться, она фактически не выходила из дома. Я звонила, мы разговаривали, я рассказывала что-то новое про Диму, старалась рассмешить и хоть как-то добавить светлых красок в ту жизнь, где было место только надежде на то, что их сын, наконец, заживет счастливо.
 
Этим надеждам не суждено было сбыться. 26 апреля вечером мне позвонил  Вячеслав Дашкевич и сказал, что в их доме трагедия. Услышав мужской голос со слезами, я поняла, что это может быть только беда. Так и случилось. 26 апреля 2011 года Ольги не стало.
 
Вячеслав до этого времени считает дни с момента смерти жены. А я молюсь Богу, чтобы Дмитрий скорее смог обня отца и преклонить колени перед великой женщиной, которая дала жизнь великому сыну и подарила любовь, что позволяет и сейчас Вячеславу жить в этой любви теплых воспоминаний.
 
Я очень хочу, чтобы Дмитрий поскорее сумел положить цветы на могилу своей мамы и обнять своего отца. Семья слишком много пережила, чтобы терпеть еще долгие 8 месяцев разлуки.
15:52 26/04/2012




Loading...
ссылки по теме
Бывший политзэк Коваленко взял академический отпуск и работает на стройках Варшавы
При Чавесе такого не было
Узбекский политзаключенный на свободе после 23 лет тюрьмы


загружаются комментарии